Поиск

«Аччелерандо» Чарльз Стросс


Добро пожаловать на дальний склон кривой всплеска прогресса

Большинству людей принять смерть тупости оказалось даже сложнее, чем смерть смертности.

"Аччелерандо" не восторг ценителя фантастики, не-ет, это бомба. Неважно, что написан роман в две тысячи пятом, он и сегодня воспринимается как вспышка сверхновой. У фантастов теперь общее место сетования, что ничего свежего в части перспектив дальнейшего развития уже невозможно придумать, водоносные пласты мировой фантазии истощились, а океан коллективного бессознательного выносит на берег лишь обломки и осколки уже былого (и Doom).

А вот и нет, господа. В этой книге Чарльз Стросс один генерирует количество идей, какого хватило бы на десятилетие скромной жизни небольшой национальной фантастике (да и большой хватило бы, российская большая?) Делая это в нон-стоп режиме фейерверка и, в полном соответствии с заглавием — постоянно ускоряющемся темпе.

Выбирая для романного воплощения, словно в насмешку над принципами современной интеллектуальной литературы, которая в большинстве чем дальше, тем страньше — форму замшелой замшевой семейной саги. В центре повествования, в девяти главах и довольно солидном для НФ количестве страниц, под семь сотен, гений Манфред Макс. Его женщины, его потомки, его проекты и их дальнейшее развитие. И, в общем, влияние личности на историю мира.

Но по порядку. Макс, чтобы понятнее, это такой Илон Маск цифрового континуума. Не знаю, было ли уже имя космотуриста на слуху в начале века, сама я о нем года три назад впервые услышала. Но даже если и было, уверена, не в нынешних объемах, тем удивительнее созвучие имен. А впрочем, совпадение — всего лишь неосознанная закономерность. Кроме того, между ними серьезное различие, герой Стросса не встраивается в существующую экономику, становясь ее становым хребтом и штатным стригалем купонов. Нет, его цель — подточить глиняные ноги колосса и возможно более бескровно обрушить, с тем, чтобы на обломках создать Экономику 2.0, базирующуюся на совершенно иных принципах.

Гений и сверхгенератор идей, он попросту раздает их, способствуя обогащению самых разных людей и мировому прогрессу. Принципиально не патентует изобретений. Практически не пользуется деньгами, заменив их в повседневной жизни статусными показателями кредита доверия. Непонятно? Ну вот смотрите, можно расплачиваться за пиво в крафтовом баре наличкой или по карте, а можно предъявить бармену сертификат пивного блогера с высоким рейтингом. Можно платить за авиаперелет традиционной валютой, а можно рассчитываться бонусными милями или удостоверением VIP-гостя, дающим право перелета в любую точку.

У великого человека, который отчасти странноватый фрик, две женщины. Нет, не одновременно, сначала безупречной красоты топ-чиновница налоговой службы Памела, жена. Отношения с которой практически исчерпаны к началу романа — середине две тыщи двадцатых. Но ее жесткие требования и необычные методы манипулирования при разводе станут основной сюжетообразующей деталью. По крайней мере, дочь героя Амбер появится на свет без его ведома и практически, хм, без его участия. Что не помешает ей стать иконой стиля сингулярного мира и практически императрицей собственной вселенной, но это сильно потом.

А пока, самое начало, Манфред знакомится с француженкой Аннет, умной, очаровательной и забавной, которая станет его второй женщиной и достойным партнером во всех начинаниях "сладенькой девкой твоего отца" (Пэм). Проводит изящную комбинацию по спасению от бракоразводных ужасов. И все-таки единственным существом, которое можно счесть подлинно для него близким, мы назовем электронную кошку Айнико (и близким его близким, это подчеркну особенно, потому что именно зверь подлинный становой хребет книги, который будет играть ключевую роль на всем ее протяжении).

"Аччелерандо" невероятно интересная штука, хотя воспринимать водопад идей, который буквально выбивает почву из-под ног, очень сложно ("чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее"). В лучших традициях модернистской литературы книга насыщенна аллюзиями, из которых для меня самыми ценными были те, что к Пратчетту, хотя кто-то другой больше оценит Желязны, Ле Гуин, Лема etc.

Огромная благодарность за перевод Григорию Шокину, это было восхитительно. Часто смешно, всегда обаятельно и практически все понятно. Кроме шуток, для такой революционной книги это большой плюс

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий