Поиск

Случай компенсации в гипноанализе


Мужчина с гипертрофированной обидчивостью и паническими атаками. В юности ушел от родителей, куда глаза глядят. Там всем заправляла деспотичная мать, не любившая и не замечавшая своего младшего сына. Он прошел множество испытаний, но не сломался, и даже сделал приличную карьеру, при этом нестабильное эмоциональное состояние сохранялось. Как человек, научившийся решать проблемы, он решил записаться на курсы психосоматики и гипнотерапии, чтобы самому во все разобраться. Беда в том, что курсы оказались со стандартной программой, где корень зла — первичная психотравма (ядро) и т.д. С этими представлениями мой собеседник пришел на прием к известному специалисту, который тоже исповедовал стандартные принципы. Они, как и полагается, регрессировали до эмбрионального периода, где их, конечно, ждало откровение: мама колебалась в необходимости второго ребенка! Во время абреакции получил внушение, что мама — это мама. То, что она была безразличной к своему сыну, позволило ему пройти жизненную закалку, который бы он никогда не получил, если бы был "маминым сыночком". На этой волне терапевт предложил своему клиенту простить маму, потому что она не виновата, что она была такой, какой была. Тем более что, постарев, мама стала проявлять признаки интереса к сыну. Клиент колебался, тогда в ход пошел главный аргумент, что без прощения от проблемы не избавиться, что это тоже надо воспринимать как дар суровой матери, который открывает путь к духовному совершенствованию. В общем, мистерия состоялась и мужчина, окрылённый получал новые установки, что теперь перед ним жизнь как белый лист, что он волен избрать любой путь, он свободен в выборе и отныне сам ответственен за каждый свой шаг.

Тот специалист не зря пользовался известностью, потому постгипнотическом внушение было осуществлено качественно — мужчина настолько преобразился, что сам стал учить других в духе "как перестать беспокоиться и начать жить". Он стал гуру, устраивая марафоны по семейным отношениям. Как истинный просветлённый он знал, чему надо учить своих чад. Правда, проповеди почему то носили радикальный максималистский характер, а сам лектор нередко подкреплял свои аргументы матом, что лично меня навело на мысль о черно-белом — автоматическом мышлении, которое характерно для людей, пребывающих в адаптивном расстройстве, то есть в состоянии расщепления личности. Конечно, сам мужчина ничего подобного за собой не замечал — он был счастлив, что живёт новой интересной жизнью. Пока не начались панические атаки. Неожиданно и грозно. Будучи выпускником курсов по психологии он сразу оценил серьезность ситуации. Паническая атака — это граница между психологией и психиатрией. Вот тогда мой герой направил свои стопы ко мне. Я отменил прощение как лицемерное, основанное на выгоде, и сразу же открылось целое поле заряженных воспоминаний. Все они находились в амнезированном состоянии, потому что представляли собой неодолимую угрозу, образ которой, по закону адаптивной реакции организма, вызывает особую активность гипоталамуса, который мобилизует надпочечники и всю нервную систему. Именно так мистификация психотравмы "включает" адаптивный механизм окукливания, которой дает только временную передышку от симптома. Причем, за счёт утраты контроля над реальной ситуацией. В результате — эйфория, которая неизбежно заканчивается громом среди ясного неба. В общем, мы разрядили целый архипелаг больных воспоминаний, большая часть которых, кстати говоря, приходилась на сознательный период жизни. Таким образом, ещё раз подтвердилась ошибка сторонников матричного подхода, которые логично ищут "коронную" психотравму в начале жизни человека, хотя надо искать совсем другое — конфликты, которые формируют личность. У любого человека они присутствуют и в подростковом возрасте, и во взрослом периоде, нередко деля жизнь человека на "до" и "после", чего нет и не может быть во младенчестве, тем более в эмбриональном периоде. Результат — расставание с иллюзиями. Мой подопечный забросил просветительскую деятельность и обнаружил некое новое отношение к матери. Мне он объяснил, что злобы в душе уже нет, но и желания иметь что-то общее с этим человеком тоже. Такова цена возвращения в реальность, в которой, кроме всего прочего, приступов уже полгода нет.

ru-psiholog.livejournal.com

Добавить комментарий