Поиск

«Железный рассвет» Чарльз Стросс


Если искать типичный «мак'»-мир, то Москва могла претендовать на звание такового. «Мак'»-миры, так мы называем их, — мягкие и вежливые наследники западных исторических традиций. Иными словами — там тоска смертная.
Но тут имело место исключение: какой-то засранец уничтожил их.

Чарльз Стросс пишет посткиберпанк, ценителям и знатокам стоит об этом помнить, не пытаясь рассматривать его книг с позиций киберпанка. Разница не критическая: в обоих случаях твердая НФ, где действие происходит в мирах, идущих по технологическому пути развития, однако посткибер-, в отличие от киберпанка, не так мрачен, оставляет надежду на то, что мир не рухнет в тартарары и все как-нибудь уладится.

Меньше ориентирован на описание научных достижений, которые не играют существенной роли в повествовании и воспринимаются само собой разумеющимся. Сатиричен, ироничен, иногда откровенно забавен, в отличие от сурового, тяготеющего к трагическому мировосприятию, предшественника. Видит в грядущем не только железную пяту мегакорпораций, которая всех нас растопчет, но и множество возможностей противостоять тоталитаризму посредством нового типа социальных связей, даруемого интернетом и сетями на его основе.

Не радостный идиотизм Marvel, но и не гибсоновы или нью-кробюзоновые мьевилевы мраки на хромой собаке. Такой сдержанно оптимистичный взгляд в будущее, где с нами Аллах и три пулемета, а не одни только оковы экзоскелета, кроме которых нечего терять. "Железный рассвет" второй, после "Неба сингулярности" роман цикла Эсхатона, так и оставшегося незавершенным, однако в две тыщи пятом, когда номинировался и попал в шорты самых престижных наград в мире фантастики, предполагалось продолжение, возможно даже не одно.

Во всяком случае, принцип серии со сквозными героями, хотя бы даже не играющими основной роли в новой серии, соблюден. Рашель Мансур и Мартин Спрингфилд из "Неба…", на сей раз в статусе молодоженов, чем медовый месяц совпадает с досадной необходимостью в очередной раз спасать мир от нарушения каузальности, снова в деле. Они не основные, как я уже сказала, главная здесь девочка-подросток Виктория по прозвищу Среда.

Да, салют "Алмазному веку…", "Букварь для благородных девиц" не случайно вспомнила, часть Среды, кажется случайно или намеренно списанной у Стивенсона и это не идет книге на пользу, тем более, что образец на порядок лучше. Сюжетно роман тоже, как мне кажется, уступает "Небу сингулярности" с его хаотичностью и сумбуром, но и хлещущей через край витальностью. Там было совмещение фантастики и фэнтези, в двух независимых линиях, смутившее многих читателей (к чему эти говорящие звери?). Здесь благонамеренная твердая НФ и сюжет, не без изящества скользит в постоянно расширяющейся воронке заговоров, сложносочиненных интриг, реваншистских ультрафашистских коалиций ре-мастированных, противостоящих Эсхатону.

Собственно, они, со своим культом Нового бога, и есть основной двигатель действия. Белокурые бестии, истинные арийцы и унтерменши постсингулярного мира, убеждены в собственном превосходстве и рассматривают головы остальных как ступени на пути к цели. Им ничего не стоит взорвать целую звездную систему, уничтожая миллионы жизней, а спасенных обрекая на нищенское бесправие беженцев. Высочайший уровень технической продвинутости сочетается с ветхозаветностью идеологии и коррупционных схем, и вот это в романе хорошо, на самом деле. Зло тупо, хотя тщится доказать обратное.

Резюмируя: продолжение умное, обаятельное и куда более читабельное, чем первая книга. Но ему не хватает яркости, красочности, фейерверка впечатлений "Неба сингулярности"

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий