Поиск

День в истории. Геринг и Вудс



Карикатура Кукрыниксов на Германа Геринга. 1943 год

15 октября 1946 года, за несколько часов до приведения приговора в исполнение, покончил с собой главный на тот момент подсудимый Нюрнбергского трибунала Герман Геринг (1893—1946). В предсмертной записке он утверждал, что несколько капсул с цианистым калием сумел пронести с момента ареста через все обыски. Там же говорилось: «Доктор Гилберт [тюремный психолог] сообщил мне, что контрольная коллегия отказала в замене способа казни на расстрел». Видимо, этот отказ стал последним толчком к самоубийству.
А это, если кто не курсе, американский сержант Джон Вудс, исполнитель приговора Нюрнбергского трибунала над нацистскими преступниками. И его главное, так сказать, орудие труда. Вудс был опытным мастером своего дела. У себя, в родном Техасе, он казнил уже более трёхсот человек. Говорили, что Вудс был добрым палачом. Когда приговорённый зависал в воздухе, он хватал его за ноги и повисал всей тяжестью на нём, сокращая страдания висящего в петле. Но это дома… А в ночь на 16 октября 1946 года Вудс отступил от своих принципов. И осуждённые нацисты умирали в петле очень долго: Риббентроп мучился в петле более 10 минут, Йодль – 18, а Кейтель не мог умереть целых 24 минуты…
Сам Вудс погиб в 1950 году на родине при исполнении своих обязанностей, испытывая новое орудие казни — электрический стул.


«Проверено. Выдержит тяжесть любого нациста, с гарантией! Даже Геринга!»


Скамья подсудимых Нюрнбергского трибунала

Но, возвращаясь к Герингу. Вот ещё пара любопытных фактов из его биографии. Уже сидя в тюрьме, 18 апреля 1946 года, он говорил в интервью психологу Густаву Гилберту:
«Конечно, люди не хотят войны. С какой стати какой-нибудь дурак с фермы захочет рисковать своей жизнью, когда лучшее, что он может получить в результате войны — это вернуться обратно на свою ферму одним куском? Конечно, народ не хочет войны. Конечно, никто не хочет войны ни в России, ни в Англии, ни в Америке, ни даже в Германии. Это понятно. Но, в конце концов, политика определяется лидерами страны. И заставить народ поддержать политику — это дело плёвое. И не важно, что это будет — демократия, коммунизм, парламент или фашистская диктатура».
На что Гилберт ему возразил: «Но в демократии есть одно отличие — у народа есть возможность высказаться через своих избранных представителей». На это Геринг ответил: «Это, конечно, всё прекрасно, но имеют они или не имеют они голоса, народ всегда может быть приведён к послушанию. Это просто: надо только сказать ему, что на него нападают. И при этом обвинить пацифистов в отсутствии патриотизма и в том, что они подвергают страну опасности. Это срабатывает в любой стране». (Цитируется по книге Гилберта «Нюрнбергский дневник»).

А ещё Герман Геринг был, как известно, не только официальным преемником фюрера, но и имперским лесничим Германии. При нём был принят считавшийся тогда образцом гуманности Охотничий кодекс, действующий в ФРГ до сих пор. Кодекс запрещал, например, стрелять в сидящую на ветке птицу, её полагалось прежде спугнуть, давая ей шанс улететь. Нацисты, как и многие другие ультраправые, были сторонниками идеи защиты животных, Гитлер из этих соображений исповедовал вегетарианство, а вивисекция впервые в Европе была запрещена в Германии также при нацистах.


Нацистская карикатура «Хайль Геринг!». Звери, птицы и лягушки приветствуют имперского лесничего Германа Геринга вскидыванием передней лапы или крыла в нацистском приветствии. Так они благодарят его за гуманный запрет вивисекции

Один из советских источников тех лет комментировал это так:
«Как многие профессиональные убийцы, фашистские законодатели умилительно сентиментальны. Новый Уголовный кодекс карает среди прочих «преступлений»:
«Истязание животных…»
Среди стона истязуемых и пытаемых рабочих журнал «Preus-sische Justiz» заявляет, скроив на лице палача мину елейно благочестивого святоши: «Именно защита животных является сердечным делом для национал-социалистов, которые в каждом животном видят творение божие…».
Сейчас вивисекция животных в Германии запрещена. Ежедневно выпуская кровь из сотен трудящихся, германский фашизм заступился за морских свинок и кроликов».
Надо заметить также, что «гуманность к животным» в наименьшей степени проявлялась нацистами к т.н. «унтерменшам» («недочеловекам») — евреям, цыганам и др., — которых они также относили к животным. foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий