Поиск

Как белорусские партизаны «аграрных фюреров» громили


Некоторые архивные находки бывают очень красноречивыми. Не так давно среди россыпи трофейных документов немецкой оккупационной администрации рейхскомиссариата Остланд, хранящихся в Российском государственном военном архиве (РГВА), мне попался один такой выразительный документ, вносящий может быть и небольшой, но весьма интересный фрагмент в мозаику истории партизанской борьбы против оккупантов в Белоруссии. Это письмо финансового отдела рейхскомиссариата Остланд в Риге от 23 августа 1943 года о том, как партизаны основательно разорили оккупационное сельское хозяйство (РГВА, ф. 1358к, оп. 1, д. 8, л. 71).

Пару слов нужно сказать о том, почему меня оно так заинтересовало. Во-первых, потому что содержательных трофейных документов немецких оккупационных органов вообще не так много сохранилось. Это и понятно.

Во время отступления в 1944 году, которое лучше было бы назвать бегством, значительная, если не большая часть архивов погибла. Либо их сожгли, либо просто бросили, и они были утрачены. В архивах остались лишь очень разрозненные документы, что серьезно затрудняет изучение того, что творилось на оккупированных территориях.

Это весьма важный вопрос, поскольку положение на оккупированных территориях, которое в 1943-1944 годах ухудшалось с каждым месяцем, непосредственно влияло на боеспособность вермахта. Во-вторых, в литературе по истории партизанского движения заметна определенная односторонность, когда приоритетное внимание уделяется нападениям на железные и автомобильные дороги, подрывам мостов, сражениям с карателями и полицейскими формированиями, рейдам и созданию освобожденных районов. Это тоже понятно, поскольку основная часть сведений о партизанском движении содержится в оперативных документах партизанских отрядов и воспоминаниях самих партизан, которые уделяли главное внимание наиболее важным и результативным операциям. Однако партизанская деятельность была более широкой, они наносили удары по всем элементам тыла немецкой армии и оккупационного хозяйства. Потому стоит уделить внимание одной из малоизвестных сторон партизанской борьбы.

Платите налоги все равно!

В этом письме финансового отдела рейхскомиссариата Остланд говорится, что 19 мая 1943 года генерал-комиссар Генерального округа Белоруссия Вильгельм Кубе решил отказать в сложении земельного налога для тех хозяйств, которые находились под контролем партизан. Недовольные этим решением управляющие хозяйств бросились жаловаться в вышестоящие органы оккупационной администрации.

Финансовый отдел вошел в положение этих управляющих, отметил, что решение Кубе не выглядит удовлетворительным, и составил, очевидно для рейхскомиссара Генриха Лозе, справку о состоянии сельскохозяйственных предприятий после нападений партизан. Цифры, приведенные в этой справке, неплохо отражают динамику разрушения оккупационного сельского хозяйства под ударами партизанских отрядов и рисуют весьма мрачную для немцев картину.

В документе речь идет о положении дел в Генеральном округе Белоруссии, хотя это специально не отмечается, а также о хозяйствах, находившихся в подчинении Landbewirtschaftungsgesellschaft Ostland m.b.H. Это общество было создано по указу уполномоченного по четырехлетнему плану Германа Геринга от 17 сентября 1941 года и по распоряжению рейхскомиссара Остланда от 16 января 1942 года, оно действовало только на территории рейхскомиссариата и подчинялось отделу продовольственного снабжения и сельского хозяйства. Главой этого общества был Георг Краффт. В его функции входило управление крупными сельскохозяйственными предприятиями: совхозами, МТС, большими колхозами, отдельными хозяйствами, различными предприятиями по переработке сельскохозяйственной продукции, которые или ранее были советской государственной собственностью. Всего под управлением общества состояло 1800 предприятий, с суммарной земельной площадью в 500 тысяч гектаров, в том числе 250 тысяч гектаров пашни. А около 12 тысяч мелких хозяйств, суммарно 300 тысяч гектаров, сдавались в аренду под надзором общества.

Общество должно было организовать производство и закупку сельскохозяйственной продукции для нужд вермахта и для поставок в Германию.

Самые крупные аграрные трофеи немцев были в Белоруссии, в основном на территории Восточной Белоруссии, довоенной БССР, где была построена мощная и развитая система индустриализированного сельского хозяйства.

Согласно рассматриваемому письму, по состоянию на май 1942 года в Белоруссии насчитывалось 967 хозяйств, в которых суммарно имелось 450 тысяч гектаров земли, то есть большая часть крупных хозяйств. Это были, главным образом, совхозы, крупные колхозы и МТС.

Эти хозяйства в Белоруссии располагали примерно 200 тысячами гектаров пашни. Теоретически, при урожайности в 6-7 центнеров с гектара, можно было получить от 1,2 до 1,4 млн тонн зерна. Это немало. Группа армий «Центр» потребляла в сутки 750 тонн продовольственного и 2400 тонн фуражного зерна, то есть в год 273,7 тысяч тонн продовольственного и 876 тысяч тонн фуражного зерна, суммарно около 1,15 млн тонн.

Оккупанты могли бы потирать руки, но не тут-то было.

Партизаны отняли у оккупантов три четверти хозяйств

Партизаны сразу обратили внимание на оккупационные сельскохозяйственные предприятия и взялись за их разорение основательно. Уже на 31 декабря 1942 года, согласно письму финансового отдела рейхскомиссариата Остланд, было полностью уничтожено 262 предприятия (27% от первоначальной численности), 134 предприятия (13,9%) было захвачено партизанами, и еще 259 предприятий (26,5%) были неконтролируемыми, под чем, очевидно, подразумевается, что партизаны наведывались в них регулярно и управлять ими было невозможно. Итого, на 1 января 1943 года в распоряжении общества было лишь 312 предприятий (32,2%), в которых было 145,3 тысячи гектаров.

Из документа неясно, была ли вся пахотная площадь этих предприятий засеяна в 1942 году, и уточнить это пока не удалось. Хотя не исключено, что впоследствии будут найдены документы с такими данными. Для простоты подсчета примем, что засеяли все. Партизанская борьба развернулась летом и осенью, то есть в момент сбора урожая, и надо полагать, что основная часть зерна досталась партизанам. К концу года оккупанты использовали лишь около 65 тысяч гектаров пашни, что могло дать 400-450 тысяч тонн зерна.

Это уже ощутимо подрывало продовольственное снабжение немецких войск, и вынуждало снабжать их зерном либо из Германии, либо с оккупированных территорий, на которых активности партизан еще не было.

Это, в свою очередь, вело не только к напряжению продовольственного баланса Германии, но и ставило перед необходимостью перевозить крупные объемы зерна по железной дороге. Они тоже находились под ударами партизанских отрядов.

Таким образом, сражение за сельское хозяйство белорусские партизаны в 1942 году выиграли. Положение для оккупантов складывалось скверное. В попытках заготовить зерна для снабжения вермахта и поставок в Германию, оккупационные органы все сильнее грабили местное население. Они и так были не прочь его пограбить, но в такой ситуации оккупанты переходили к тотальному грабежу силами карательных отрядов и эсэсовцев. Ограбляемое и терроризируемое население сильно голодало, искало защиты у партизан и все активнее их поддерживало. Партизанская борьба только разрасталась, отряды росли, и партизаны очищали от оккупантов целые районы.

В 1943 году партизаны наибольшее внимание уделяли нападениям на железные дороги и «рельсовой войне», и разрушение оккупационного сельского хозяйства перестало быть первоочередной задачей. Однако к августу 1943 года число контролируемых немцами хозяйств сократилось до 242 или до 25% от первоначального числа, суммарно 112,5 тысяч гектаров.

Потому неудивительно, что требование Кубе платить земельный налог и с тех хозяйств, которые были или уничтожены, или захвачены партизанами, вызвало сильное возмущение, выразившееся в переписке.

Думается, на словах эти «аграрные фюреры» выражались круче, чем в письмах, и, должно быть, проклинали Кубе: мол, мы что, должны платить налоги за «бандитов» (в немецких документах партизаны неизменно именовались «бандами»).

Поскольку переписка сохранилась очень фрагментарно, то нельзя точно сказать, чем эта история завершилась. Видимо, ничем и не завершилась. Кубе наши подпольщики убили 22 сентября 1943 года. В последующие месяцы, в связи с отступлением немецкой армии, вопрос о том, кому и как платить земельный налог потерял свою актуальность.

Специально для «Столетия» picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий