Поиск

«Мой год отдыха и релакса» Отесса Мошфег


Подожди немного, отдохнешь и ты

"Прощайте", приписав внизу список знакомых, кого вспомнила я была шестой из двадцати пяти. Порой, чувствуя себя одинокой и брошенной, и слыша внутри голосок "Я хочу к маме", я вынимала записку и перечитывала ее. “Good-bye,” she wrote, then gave a list of people she’d known. I was sixth on the list of twenty-five. Occasionally, when I’d felt abandoned and scared and heard a voice in my mind say, “I want my mommy,” I took the note out and read it

Не думаю, что перечитывание такого рода записки могло бы оказаться действенным средством в борьбе против депрессии. То ест, осознание, что мама никогда не любила тебя настолько, чтобы задуматься о том, что ее самоубийство в твои семнадцать вряд ли наполнит твою дальнейшую жизнь теплом и светом. Что ты, блин, не удостоилась от нее персональной посмертной записки, тебя и вспомнили то в шестую очередь — из всего этого можно сделать род доморощенной психотерапии "от противного", вопрос, поможет ли она?

Судя по тому, что происходит с героиней Отессы Мошфег, нет. Третья книга американской писательницы, прочитанная за последний месяц. Ну да, выходит подсела. Начинала в оригинале, но последние главы дочитывала на русском, как-то уж очень захватила эта история и жаль было потерять крохи смысла из-за несовершенства своего английского, а перевод Ирины Гиляровой хорош.

Итак, "Мой год отдыха и релакса" My Year of Restand Relax, пусть вас не обманет обложка в стиле Джейн Остен, история разворачивается в двухтысячном году и вполне может считаться современной. Хотя, все относительно, определенным образом год миллениума разделил таки мир на границы, помимо календарных. Но пока доткомовский пузырь еще не лопнул, одиннадцатое сентября не прогремело, а впрочем, героине мало дела до происходящего во внешнем мире. Она из тех, над кем не каплет.

То есть, с какой-то точки зрения в ней даже можно увидеть баловня судьбы: молода, неглупа, чертовски привлекательна, живет в Нью-Йорке, работает "при искусстве", самостоятельна и богата. Сирота, что ж, ближе к двадцати это уже не воспринимается так болезненно, как в детстве, да и многие ли в двадцать могут похвастаться доверительными и нежными отношениями с родителями? А трастовый фонд в наследство позволяет не беспокоиться о будущем в ближайшие пару сотен лет.

Можно вообще не работать, хотя работа есть, из тех, на какие устраивают скучающих дочерей приличных семейств, а возможность быть украшением галерее в центре лучшего города на свете, важнее зарплаты. Помощник галейрейщика, то есть, галерейщицы, директор дама из породы аксеновских щучек-сучек, без возраста, без выраженной национальной принадлежности, мотается по свету, яркая, уверенная в себе и точно знает, чего хочет. В отличие от героини.

От которой требуется встречать, красивой и ухоженной, посетителей и по возможности разводить толстосумов на дорогостоящие покупки образчиков современного, хм, искусства, прямо скажем — не Пикассо. Друзьями наша девушка не обзавелась, за исключением люто завидующей ее худобе, красоте, богатству Ривы, со сном все более серьезные проблемы. Что до ощущения счастья (есть мнение, что оно естественно как дыхание и вообще, человек рожден для него, как птица для полета). Так вот, счастья никогда и не знала.

А увязнув в токсичных отношениях после смерти отца от рака и самоубийства матери (нет, не от большой любви, там был коктейль из алкоголя, таблеток и перманентной депрессии), так вот, вляпавшись в это дерьмо, пошла по маминым стопам. Я о колесах, посредством которых пыталась решать эмоциональные проблемы, мы слишком часто копируем родителей в том, в чем ни за что не хотели бы им подражать и уж точно не в том, в чем стоило бы.

Чувствует, что делает что-то сильно не то, все глубже увязая в трясине, а как выкарабкаться, не знает. В психотерапию, ретриты и всякие такие разводы не верит, выбирая для того, чтобы прийти в себя идиотически простой, но в ее случае оказавшийся действенным, способ. Прямо по совету демотиватора: "В любой непонятной ситуации, ложись спасть". Особенность здешнего варианта в том, что сон продлится четыре месяца.

Чушь, абсурд и не знают как измочиться — можно подумать. А можно прочесть и получить удовольствие в процессе. Роман смешной и трогательный, невзирая. Концовка эффектная и неожиданная.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий