Поиск

Секс на острове или море работы


Когда я был сопливым тинейджером, я был очень ответственным, ответственность буквально въелась в мой довольно ограниченный моск, я как идиот зубрил правила, теоремы и формулы, и считал обязанным прочитать книжку которую начал. Что бы избавится от навязчивой ответственности мне потребовалось много лет тренировки, и даже после этого, я щитаю, здорового пофигизма во мне еще не вполне достаточно.
Это долгое фступление нужно было для того, что бы прояснить один важный момент, дело в том, что даже со своей тупой упертостью я так и не смог дочитать «Робинзона Крузо», причем я вполне осознаю что большинству моих сверстников книжка зашла на отлично. А мне все эти бесконечные хоз-мероприятия в гордом одиночестве показались убийственно скучными. Думаю все это сильно связано с тем что я был типичный интроверт. Многие мои знакомые считают что они например «исправленные экстраверты», я о себе тоже так считаю, но тут же возникает вопрос, а что было изначально? Возможно изначально я был «исправленный интроверт»?… Вобщем дело это очень темное, но мне все же кажется что читать 100500 страниц про дядьку сидящего на острове как прыщ в гордом одиночестве, интереснее человеку задроченному общественной работой, нежели и так находящемуся почти постоянно одному.

А отсюда следует простое объяснение почему сия скучнейшая книжка так полюбилась человечками и продолжает любиться уже более трех сот лет. Сам то Дефо вкладывал в свою нетленку, в первую очередь идею нравственного совершенствования человека, в суровых природных условиях, посредством тяжелого физического труда и концентрации скромных умственных способностей. Однако, мне лично представляется что в истории про остров, дядьку и море работы есть куда как более глубокое второе дно – вопрос развития общества, цивилизации и месте личности в оных, а так же и возможности свободы человека в условиях социума.

Как раз к началу 18 века, с возникновением капиталистической системы в Западной Европе, остро встал вопрос о невозможности свободы личности в обществе потребления, свобода, по сути достигалась только техничным переходом в мир иной. Существование же некоего «острова» представляло компромиссный вариант одновременно свободы, общества и реальной жизни. Остров стал тем сакральным местом, где может существовать свободный труд и отсутствие стяжательства, впоследствии, многие продолжатели добавили сюда еще и свободную любовь.На самом деле «Робинзонада» это такая мощнейшая движуха, по сравнению с которой любая литературная или киношная франшиза просто мини-сериал. Пересчитать количество фильмов и текстов, так или иначе эксплуатирующих сабж, просто невозможно, поэтому будем пользоваться методом случайного тыка, и естественного отбора. На этот фильм меня навел madcossack до этого я никогда фильмы Вертмюллер не смотрел, а зря, картина с чудовищным названием «Унесённые необыкновенной судьбой в лазурное море в августе» 1974 года выпуска – однозначно мой фильм и я ни разу не пожалел о потраченном времени.
Итак, необитаемый остров в Средиземноморском бассейне, не Тихий океан, но тоже пойдет, к тому же тратить 25 лет на сидение на скалах в 20м веке это перебор, поэтому проходим курс философского, социального и личностного осмысления в ускоренном режиме. В качестве Робинзона простой сицилийский крестьянин Джанкарло Джаннини, заброшенный на остров по злой воле волн и капризу богатой синьоры Марианджела Мелато.

Освобождаясь от условностей дикого капитализма на трансцендентном «острове свободы», герои приходят к первобытному хозяйству, единению с природой, ортодоксальному патриархату, классовому равенству и свободной любви. Сеньоре Мелато (буржуазия), что бы осознать свою никчемность, приходится пройти через унижения, а Джаннини (беднота), что бы осознать невозможность свободы, приходится пройти через предательство.Буржуазия и пролетариат конечно могут прийти к согласию и даже странной любви, прийти даже к взаимопониманию в части толкования сложного термина «содомия», но сохранить идеальные отношения в пределах социума, т.е. за пределами «острова» для них невозможно.

К основным доставляющим моментам картины можно отнести яркую актерскую игру главных исполнителей, остроумные диалоги (все таки это комедия), лаконичность и атмосферность, изрядный налет грусти прилагается. Кроме того, просто приятно наблюдать прекрасные адриатические панорамы, особенно в отсутствие возможности туда добраться.Второй фильм называется «La cagna» «Сука» или еще одно название «Liza», что вероятно идентично. Картина снята Марко Феррери в 1972 году, лента вполне достойна в ряду других скандальных фильмов режа. «Унесенные…» вызвал у меня конкретные ассоциации с этим фильмом, они сюжетно здорово похожи, хотя конечно это совершенно разные картины.

Во первых, главный герой в исполнении странно бородатого Мастрояни – известный столичный художник, намеренно само изолировался на адриатическом же острове. Во вторых, он само изолировался основательно устав от общества, а напарником взял только собаку неизвестной породы. В третьих, там его все же нашла молодая взбалмошная Денев и они изолировались уже реально, потеряв плавсредство.Фишка фильма в том что Мастрояни категорически отказывается от общества человеческой самки, поэтому сия самка избавляется от самки собачьей и занимает ее место. В фильме полно полуголой Денев, рассуждений о марксизме,  укусов, пинков и прочего БДСМ, все это конечно символ странной свободной любви в пределах «пространства свободы» условного необитаемого острова. Так же как и Вертмюллер Феррери, рисует неутешительный вывод об отсутствии мировой гармонии – свобода есть, но нет еды. Дефо в этом смысле предполагал скорее пищу духовную и отсутствие общения, но это можно понимать скорее как аллегорию. Так или иначе, но оба итальянских режиссера, не сговариваясь остаются на позициях пессимистичных: свобода в обществе потребления невозможна, межклассовая пропасть непреодолима, свободная любовь заканчивается с остатками корма.










продолжение следует… movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий