Поиск

«Антрополог на Марсе» Оливер Сакс


Быть Человеком Дождя

Болезни, дефекты, душевные неурядицы могут сыграть парадоксальную роль, вызвав к жизни скрытые силы и потаенные возможности организма, о существовании которых человек даже не подозревает. Зачастую болезни, а также врожденные или приобретенные недостатки, нарушая физические способности человека, могут неожиданно привести к эволюции нервной системы на ее новом пути развития.

"Человек, который принял жену за шляпу" заставил удивиться хрупкости и совершенству настроек уникальных механизмов, которые представляют собой человеческое тело и мозг. "Галлюцинации" рассказали, что в большей части галлюцинаторных состояний нет ничего экстраординарного и что многие из нас периодически сталкиваются с ними. "Антрополог на Марсе" в очередной раз объясняет, что безусловное благо с общепринятой точки зрения, может вовсе не являться таковым для отдельных индивидуумов. Больше того, чужие попытки осчастливить, становятся для таких людей разрушительными.

Очередная книга невролога и нейропсихолога Оливера Сакса, на сей раз в блестящем аудиоисполнении, в очередной раз открывает дверь в мир необычных и малоизученных проявлений человеческой психики, знакомит с людьми, которые, живя в нормальном человеческом обществе, ощущают то, что чувствовал бы антрополог на Марсе — необходимость приспосабливаться к резко враждебным условиям среды, налаживать контакты, заниматься делом.

Семь историй книги рассказывают о разных людях: художнике, утратившем чувство цвета, человеке, который ослеп и не осознал своей слепоты, и другом, для кого возвращение зрения явилось тяжелой травмой. Об аутистах, что поражают необычными дарованиями, но так и не научиваются распознавать эмоции. О хирурге с синдромом Турета, не подчинившемся диктату болезни.

Я видела, что исполнитель аудиокниги Игорь Князев в своем отзыве более всего восхищается хирургом с синдромом Турета. Напомню, это заболевание влечет непроизвольные жесты, порой заставляет выкрикивать странные, не имеющие отношения к ходу разговора, слова. То и другое называется тиками: речевыми или моторными. Врач, описанный в главе "Жизнь хирурга" сумел, вопреки заболеванию, заставляющему многих самоизолироваться и замыкаться в себе, стать блестящим хирургом. Дело в том, что Турет не только отнимает, но и дает замечательную быстроту и точность реакции. Описанный доктор в обычное время производит впечатление чудака и не вполне адекватного человека, но во время операций, порой длящихся часами, предельно собран, сосредоточен и точен.

Но меня поразила другая история "Смотреть и не видеть". О молодом человеке, ослепшем пятилетним, и ко взрослому возрасту неплохо социально адаптированном: читал, используя шрифт Брайля, общался, работал массажистом. По настоянию невесты согласился на операцию, которая вернула зрение и не сумел приспособиться к жизни в мире, где все оказалось незнакомым и пугающим.

Оказывается, семьдесят процентов когнитивного ресурса мозга задействовано на обработку зрительной информации. Если это не доводится до автоматизма постоянно, с раннего детства, то неожиданно обрушивающийся на человека каскад ощущений способен даже убить его. Буквально, не фигурально. Поразительно, какой все-таки сложный и совершенный инструмент обычный человек.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий