Поиск

Головокружительная карьера французского маршала


После внезапной смерти в 1810 г. наследного принца Карла Августа вопрос о престолонаследии в Швеции встал вновь. Шведы оказались в трудном положении: в качестве возможных кандидатов называли имена датского короля Фредерика VI, Фридриха Христиана, старшего брата покойного принца Кристиана Августа, и даже герцога Ольденбургского, родственника императора Александра I. Карл XIII обратился за советом к всемогущему императору Наполеону.

Жан-Батист Бернадот .
«Никто не сделал карьеры, которая могла бы сравниться с моей», — сказал он за несколько дней до смерти.

И тут произошло событие, которому было суждено изменить многое в Швеции. Везший в Париж письмо короля молодой шведский лейтенант Карл Отто Мёрнер обратился к одному из наполеоновских маршалов, Жану Батисту Жюлю Бернадоту, владетельному князю Понтекорво, с предложением стать престолонаследником в Швеции. До сих пор историки спорят, было ли это сделано по его собственному побуждению, или за Мёрнером стояли более могущественные силы. Это известие произвело в Европе впечатление разорвавшейся бомбы.

Жан Батист Бернадот принадлежал к той блестящей плеяде наполеоновских маршалов, которых подняла из низов общества Великая французская революция. Он родился 26 января 1763 г. в семье небогатого мелкого чиновника в беарнском (юг Франции) городке По. В 1780 г. из-за тяжелых материальных условий семьи после кончины отца юный Бернадот завербовался в армию, где в дореволюционных условиях его перспективы были не блестящими. Не будучи дворянином, он мог в лучшем случае рассчитывать на чин сержанта. Путь наверх перед ним, как и перед многими ему подобными, открыла революция. Он получил в 1792 г. чин лейтенанта, карьера его начала развиваться стремительно. После битвы при Флерюсе (1794) Бернадот стал бригадным генералом. Его имя все больше и больше делалось известным во время кампаний в Бельгии в 1794 г. и Германии в1795-1796 гг.

Затем судьба свела его в Италии с генералом Наполеоном Бонапартом, и с тех пор жизненный путь этих людей часто перекрещивался самым причудливым образом. Хотя сразу нужно сказать, что в этот период карьера генерала Бернадота развивалась независимо от Бонапарта. В то время как Бонапарт отправился в египетскую экспедицию, Бернадот стал сначала послом Французской республики в Вене, а затем после возобновления войны, в условиях поражений республиканских армий в Италии (1799), его назначили военным министром. На этом посту он находился всего три месяца, но успел многое сделать, чтобы поправить тяжелое положение, в котором оказалась Франция.

В личной жизни Бернадота в это время произошло событие, которое потом отзовется на его судьбе. В августе 1798 г. он женился на хорошенькой Дезире Клари — дочери марсельского судовладельца, у которой за несколько лет до этого был роман с юным Наполеоном Бонапартом, оставившим ее ради Жозефины Богарне. Старший же брат Наполеона, Жозеф Бонапарт, был женат на сестре Дезире Жюли, и таким образом Бернадот оказался родственником клана Бонапартов.
Хотя Бернадот не принимал участия в перевороте 18 брюмера, его карьера развивалась весьма успешно, и это несмотря на то, что имя Бернадота несколько раз всплывало в связи с антибонапартистскими заговорами в 1801-1804 гг.

Корсиканец Наполеон Бонапарт свято верил в клановые узы, и Бернадот стал одним из первых маршалов Французской империи, получив затем во владение небольшое итальянское княжество Понтекорво. При всем том отношения его с Наполеоном складывались совсем не безоблачно. Известны случаи, когда Бернадот в ходе военных действий, командуя крупными соединениями наполеоновской армии, действовал так, что император отстранял его от командования.

Вполне возможно, иммунитет маршалу давала жена — Клари Дезире. Она была невестой Наполеона, пока тот не бросил девушку ради парижской куртизанки Жозефины Богарне. Считается, что спустя многие годы Наполеон еще чувствовал себя виноватым перед Дезире. Кроме того, ее сестра вышла замуж за брата императора, Жозефа.

И в июне 1810 г. он сидел без дела, в Париже, фактически оказавшись в полуопале. Именно тогда к нему и обратился шведский лейтенант.

«Маршал Бернадот, принц де Понте-Корво», 1818 год.

Почему выбор пал на Бернадота? Идея поставить во главе Швеции кого-либо из близких Наполеону появилась в Швеции еще в 1809 г., особенно среди шведского офицерства, которое горело желанием взять реванш у России. Имя же Бернадота было здесь известнее всех. Еще в ноябре 1806 г. в плен к Бернадоту попало больше тысячи шведов, которыми командовал полковник Г. Ф. Мёрнер. Пленные офицеры шведского корпуса были приняты французским маршалом с таким благоволением и любезностями, что впоследствии об этом узнала вся Швеция. В 1808 г. опять-таки Бернадоту пришлось командовать французским экспедиционным корпусом, который прибыл в Данию, откуда его должны были перебросить в шведскую провинцию Сконе. Это предприятие не состоялось, а имя Бернадота осталось у шведовна слуху…

Сам Наполеон не без удивления узнал о шведских предложениях. Он больше склонялся к тому, чтобы шведский трон занял его верный союзник датский король Фредерик VI. Однако он не стал препятствовать своему маршалу, предоставив решать все самим шведам. Тем временем кандидатура Бернадота завоевывала все большую поддержку шведов. Поразительно странным было молчание российского императора Александра I, в то время как весь Петербург гудел от негодования. Несмотря на то, что Франция и Россия в тот момент были союзниками, тильзитские договоренности начали давать трещины, и в Европе поговаривали о возможном разрыве. А в таком случае вряд ли французский маршал во главе Швеции, только что подписавшей тяжелый для нее Фридрихсгамский мир, был желанным соседом Петербургу.

Лишь через много десятилетий все разъяснилось. Получив столь лестное предложение, Бернадот направился не к Наполеону, а на тайную встречу с блестящим молодым полковником Александром Чернышевым, чиновником российского посольства в Париже, который в промежутках между великосветской столичной жизнью занимался организацией весьма эффективного шпионажа. Донесения Чернышева объясняют позицию Александра: Бернадот заверял, что будет очень удобным для России соседом. Император России знал и о трениях между Наполеоном и его маршалом. Он был в состоянии помешать избранию, но не сделал этого. Впоследствии Бернадот вспоминал в письме царю об этом с благодарностью.

Р.Лефевр. Дезире Клари, 1807 г.

Как бы то ни было, 21 августа 1810 г. шведский риксдаг, собравшийся в городке Эребру, избрал Бернадота шведским наследным принцем, и в ноябре Карл Юхан, так назывался теперь Бернадот, приехал в Стокгольм, по дороге сменив католицизм на протестантство. Подобно тому, как когда-то другой его прославленный земляк, Генрих Наваррский, чтобы получить французскую корону, совершил обратную операцию.

Проникнувшись интересами своего нового отечества и считая, что «счастье Швеции зависит от мира с Россией», Карл Юхан в качестве перспективной цели шведской внешней политики наметил присоединение Норвегии. Для этого он пошел на сближение, а затем и на союз с Россией. Иногда утверждают, что, согласившись стать во главе Швеции и затем сблизившись с Россией, Карл Юхан якобы изменил императору Наполеону. С формальной точки зрения это не верно. Перед отъездом из Франции Бернадот получил у Наполеона грамоту, по которой он освобождался от каких-либо обязательств перед ним и Францией.

При этом произошел инцидент: в первоначальном проекте грамоты Бернадоту не разрешалось вступать в любые антифранцузские союзы и воевать против Франции. Строптивый маршал отказался принять грамоту с таким текстом, и Наполеон, немного поколебавшись, приказал составить новый документ, уже без такого ограничения. Приехав в Швецию, Карл Юхан стал заверять, что не собирается быть наместником императора на Севере и в своих действиях будет исходить из интересов Швеции. Неслучайно отношения между Швецией и Францией стали портиться, тем более что Наполеон на первых порах вел себя по отношению к Карлу Юхану как к одному из своих вассалов, в полную противоположность Александру I, который постарался расположить к себе нового фактического властелина Швеции (к этому времени король Карл XIII был тяжело болен).

Коронация кронпринца Бернадота королем Швеции и Норвегии в Нидаросском соборе, 1818 год. Королевский дворец в Осло

В апреле 1812 г., накануне наполеоновского вторжения, Швеция заключила с Россией союзный договор. Хотя Швеция в войну не вступила, этот договор стал существенным внешнеполитическим подспорьем для России, когда громадная армия Наполеона летом перешла через Неман. Лишь после разгрома Наполеона в России, в конце весны 1813 г., Карл Юхан со своей армией высадился в Германии, где под его командование была поставлена стотысячная Северная армия союзников. Когда после недолгого летнего перемирия вновь возобновились военные действия. Карл Юхан нанес несколько поражений французам, а затем принял самое активное участие в «битве народов» под Лейпцигом.

Выполнив таким образом свои обязательства перед союзниками, он решил заняться чисто шведскими проблемами — отнять Норвегию у Дании, король которой Фредерик VI упрямо держался союза с Наполеоном. Северная армия двинулась к датским границам, вступив на территорию Гольштейна. Потерпев несколько поражений, датчане решили больше не испытывать судьбу и 14 января 1814 г. подписали Кильский мирный договор, по которому датский король отдавал шведскому свое наследственное владение — Норвегию.

Решив таким образом норвежскую проблему. Карл Юхан поспешил со своей армией на основной театр военных действий, где разыгрывался заключительный акт драмы Наполеона. Несомненно, перед шведским наследным принцем на какое-то время замаячила перспектива стать во главе Франции, тем более что об этом вскользь иногда говорил и сам император Александр. Однако другие участники коалиции, прежде всего Австрия и Великобритания, были решительно против. Когда после низвержения Наполеона союзниками в Париже произошла реставрация Бурбонов, Карлу Юхану пришлось вернуться в Скандинавию.

* * *
Бернадот часто работал, не вставая с постели. Литография, 1843 год.

В 1818 г. скончался Карл XIII и на престол под именем Карл XIV Юхан вступил бывший генерал французской революции и наполеоновский маршал. Так в посленаполеоновской Европе времен утверждения легитимизма и реставрации на престолах двух древнейших королевств оказалась династия, обязанная своим рождением революции. Это было одним из доказательств того, что полностью вернуться к дореволюционным порядкам в Европе было невозможно.

https://a-lex-7.livejournal.com/401638.html
https://was.media/2017-09-01-korol-shvecii/

picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий