Поиск

Техника государственного переворота» Курцио Малапарте


Бог людей вооруженных может быть лишь богом насилия

«Восстание – это искусство», – утверждает Карл Маркс: но искусство захвата власти, а не ее защиты.

Мало кто сегодня помнит Курцио Малапарте, а между тем, фигура это одиозная и для социокультурного пространства первой половины XX века довольно значимая, его часто сопоставляют с Эрнстом Юнгером, о чьем "Эвмесвилле", по странному совпадению, писала неделю назад. Впрочем, когда приходит время информации, она идет блоками. Однако вернемся к Малапарте. Урожденный Курт Эрих Зукерт, полукровка, немец папа, итальянка мама. Крупный, крепкий, витальный мальчик, вундеркинд, первое стихотворение опубликовал в четырнадцать, в шестнадцать бежал из дома сражаться за свободу Франции, имеет множество наград за храбрость.

Впечатляющая карьера, в двадцать один год назначен атташе итальянского посольства в Варшаве, в двадцать три вступает в фашистскую партию Италии, в тридцать три пишет "Технику Государственного переворота", резко отрицательную в отношении Муссолини и Гитлера, изгнан из рядов партии и отправлен в ссылку. Спустя два года прощен, строит на Капри знаменитую виллу (вид сверху — лежащий, положив морду на передние лапы лего-щенок), где Годар снимет свое "Презрение" с Брижит Бардо и Фрицем Лангом камео.

После войны неожиданно станет коммунистом, вроде бы даже из рук самого Тольятти получит партийный билет. Незадолго до смерти вольется в лоно Римской католической церкви. Доживет до почтенных пятидесяти девяти. Виллу завещает Компартии Китая. "Техника государственного переворота" была настольной книгой Че Гевары. Псевдоним Малапарте (буквально: "злая доля" Malaparte) взял в противоположность наполеоновскому Buonaparte: он хорошо начал, да кончил плохо, у меня начнется не супер, зато кончится хорошо. Сомнительно, имея в виду, что умер от рака, не дожив до шестидесяти и спустя полвека почти забыт, но скажи мне, с кем ты себя сопоставляешь, и я скажу, кто ты.

"Техника государственного переворота" представляет собой микс серьезного исследования тактики и стратегии путчей со времен Цезарей до наших дней с конкретными и предельно четкими инструкциями по логистике этого процесса в условной современности (имея в виду, что написана книга почти девять десятков лет назад, хочется верить — ныне безнадежно устаревшими).

Значительный пласт сведений относится к особенностям захвата власти Катилиной, Кромвелем, Наполеоном. Автор довольно подробно разбирает хронологию этих событий, ошибки, совершенные на разных этапах инициаторами переворота и их оппонентами. Это, на самом деле, очень интересно. Я не знала, что скверный оратор и, хм, не самый большой интеллектуал Наполеон был осмеян французскими парламентариями и лишь вмешательство в последний момент его брата, выведшего на площадь полк, позволило перевороту свершиться. При том же, четко объясняется, что если бы парламент не выбрал тактику снобского небрежения, а подыграл Бонапарту в его стремлении легитимизировать переворот, но предельно затянул процедуру, используя свои бюрократические преимущества на своем поле, путч не удался бы.

Значительный объем книги отдан русской революции, роли Ленина в ней как стратега, но непременно необходимой фигуре тактика, которой стал Троцкий. О Сталине, скрупулезно учитывающем ошибки предшественников и потому сумевшем сосредоточить в своих руках единоличную власть (тридцать первый год, напомню). О том, почему в Варшавском гетто, например, захват власти не удался. И очень много об итальянском фашизме, о противостоянии чернорубашечников и профсоюзов, достаточно жестком и далеко не бескровном, о тактических находках Муссолини с быстрыми перемещениями вооруженных групп из точки в точку, создававшими впечатление одновременного присутствия везде.

Гитлер, который в тридцать первом еще не пришел к власти. Подробный разбор его фигуры, в крайне нелестных выражениях, о безнадежной буржуазности, вплоть до женоподобия и предположений о склонности к половым извращениям. И однако же уже в то время предсказана серьезная опасность угрожающая в результате его прихода к власти. Похоже, Гитлер учел критику, выбрав в качестве эстетического воплощения национал-социализма сумрачный, подчеркнуто маскулинный тип тевтонского воина и белокурой бестии. Мне не было безумно интересно, не люблю про политику. Но, безусловно, информативное чтение.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий