Поиск

Под солнцем коронавируса. «Музей» Юлии Вертелы


— Национальное спасение от холода — ватник и водка. Их можно совмещать. А можно применять по отдельности.
— Лежать в ватнике на изящном диване девятнадцатого века — изысканное удовольствие. Тепло и исторично, — Костик блаженно потягивал настойку, глядя на Лизу. — Вроде ты и быдло, а вроде — часть интеллигенции. В одной руке журнал «Колокол», в другой — рюмашка. В музее можно совмещать несовместимое. Дворянские вещицы и вещи тех, кто расстреливал дворян в семнадцатом году. Всё рядом, под одним стеклом.

Ю. Вертела, «Музей»

Этим летом под солнцем коронавируса вышел роман «Музей» современной петербургской писательницы Юлии Вертелы. Вышел как электронная книга в издательстве EKSMO-DigitaL, потому что магазины с бумажными изданиями на тот момент были повсеместно закрыты.

Для тех, кто знаком с творчеством писательницы, этот роман может показаться необычным. Конечно, и здесь есть страницы с ее прежним фирменным почерком чувственной микропрозы, которую можно разобрать на афоризмы.
Но есть здесь и другое, точнее, это — совсем другой жанр, который оказался сейчас на задворках нашей литературы.
Это хорошая добрая приключенческая книга, в которой и лихо закрученные повороты сюжета, и яркие запоминающиеся герои — фрики, как хочется сказать, но на самом деле на таких вот увлеченных и увлекающих за собой «ненормальных» и держится в переломные моменты история нашей многострадальной Родины. Фанаты своего дела, находящие сверхцель в борьбе с «Госдепом», под которым понимается «пластиковый» унифицированный глобализированный мир, они воскрешают мир деревенской избы, мир разрушенной графской усадьбы, мир старых жителей, похороненных на местном кладбище, где через рядовые детали судеб открывается общее видение нашей непростой истории, — словом, читатель ненавязчиво погрузится в прошлое нашей страны, о котором он едва ли подозревает.
В романе с теплым юмором сталкиваются атеисты и истово верующие, реконструкторы и люди, сами того не ведая, творящие историю. Внимательно прочитайте этот роман. И не только из-за его приключенческой канвы, но, прежде всего, ради познавательных ненавязчивых отступлений в стиле исторического Жюль Верна или эмоциональных откровений Миши-Копальщика, который ведет поиски на линии фронта блокадного Ленинграда:

«А знаешь, как по телевизору тяжело смотреть хроники тех времён. Ведь мы находим убитых точно такими же, как в кино — в тех же позах, и форма, и оружие. Я так живо представляю их, будто вижу, что с ними случилось. Как-то нашёл каску нашего солдата в окопе — в ней диск, патроны и несколько копеек: видимо, боец выгреб из кармана всё и высыпал, а потом ранило его. Иначе зачем бы каску бросил? В другой раз откопал солдата — у него даже тело не истлело полностью. Как подумаешь, что они нашего возраста были, так прямо рыдать хочется…».

Не все герои находят то, что ищут. Но в результате Музей, которому грозило закрытие, сохранен и будет продолжать «борьбу с Госдепом».
И в финале пророчески звучат выцепленные Костиком из тьмы веков предсказания монаха Авеля, произносимые юродивым Мишей-Копальщиком над замерзшей долиной реки Славянки:

«- И народ наш выстоит. И всё, что пало, подымется, и всё оклеветанное от скверны очищено будет. И взойдёт на престол праведность…».

И хочется верить — особенно сегодня, под речами запутавшихся во лжи политиков и под мертвым солнцем коронавируса, что в его словах — правда. chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий