Поиск

Как я ходил на митинг и шествие против диктатора


Мне 24 года, я молод и самоуверен, что гораздо лучше знаю, что нужно моей стране, чем все эти старые пердуны вокруг. «Перемен!»- требует мое сердце. Мои преподаватели на семинарах дают понять, что боятся, а то бы… А я не боюсь! Я в этом году получаю диплом специальности, которую люблю, я уже работаю по ней. Я знаю правду про усатого тирана. У меня нет проблем ни с жильем, ни со здоровьем, я холост и не отвечаю ни за кого, кроме самого себя. Я не боюсь. Я люблю свободу, мне нравится гласность и демократия.

На улице 1991 год, Саратов.

Не помню уже, как я узнал, как я попал на этот митинг в центре города. Вокруг толпа. Кто-то сменяет друг друга у микрофона, я не знаю, что это за люди и чего они хотят, кроме общего лозунга: «Муренин, уходи!» «Долой!» Что за человек наш первый секретарь обкома Муренин, я тоже не знаю. Он виноват лишь тем, что представляет старую и всем надоевшую систему власти.

Помитинговав и налившись людьми, толпа пошла! Это был такой психологический кайф! Мы вместе! Мы сила! Мы — невероятные!Наши отцы и матери терпели, а мы сможем!

— Куда идем?
— КГБ! — кричу во всю силу своих молодых легких, но меня слышат только соседи, красивая молодая девушка и молодой мужчина в очках. Но они тоже кричат:

-КГБ! — и все по цепочке кричат: КГБ!

Толпа идет по узким улицам Саратова на улицу Дзержинского к серому зданию. Да я и не знал, что их КГБ там, на этой тихой улочке.

Толпа дает невероятный драйв! Я — невероятный герой, упиваюсь своей смелостью, силой и праведностью!Сила толпы даже пугает, я выбираюсь из центра тесной колонны и иду рядом по тротуару. Тротуары еще советские, ровные и гладкие, я не спотыкаюсь, в следующие четверть века их никто не будет асфальтировать. И я всю дальнейшую жизнь помню, что лично виновен в этом.

Муренин ушел. За ним ушли коммунисты. Ушел Советский Союз. Я — историк, я верил, что американцы такие милашки, нас обманывали, но я был против распада СССР, т.к. большое государство всегда лучше маленького.

Затем вверх полетели цены и моя зарплата учителя, рассказывающего детям про невинные жертвы сталинизма, стала превращаться в фантики. Я стал ездить в Польшу и иметь с каждой такой поездки едва ли не годовую зарплату учителя. Я думал недолго. Я ушел со школы на базар.

Неожиданно оказалось, что эффективным менеджерам не нужны саратовские заводы, они стали закрываться друг за другом или превращаться в свою былую тень. Оказалось, что свободным фермерам не нужны ни поля, ни фермы. Быстро исчезли многочисленные стада коров, которые я видел всегда при поездках за грибами и за картошкой.

Оказалось, что моим одноклассникам трудно найти работу, а некоторым даже уже и не хотелось ее искать, — они быстро уходили, спиваясь и вешаясь. Часть погибла или пропала без вести явно в криминальных историях.

Оказалось, что теперь надо платить за лечение, за школу и секции.

Оказалось, что анахронизмом стали больничные и отпуска, почти бесплатные санатории и дома отдыха.

Оказалось, что квартиру своей семье я теперь должен купить сам.

Казалось, что вместе с Союзом ушла сама жизнь и свобода, ушла невероятная, как оказалось, легкость повседневного бытия.

Я научился на своей ошибке. В 1996 году я с будущей женой клеил листовки в поддержку Зюганова. Я стал читать «Завтра» и «Дуэль», скупать книги Кара-Мурзы, Бушина, Зиновьева… Я купил компьютер и стал в интернете помогать людям разобраться в советской истории. Сам Рашкин вручал мне партбилет. Я стал сталинистом и коммунистом.

Но я так и не смог исправить свою ошибку, когда пришел на тот самый митинг с лозунгом «Муринин, уходи!»

Кстати, я встречался через много лет с Мурениным. Я увидел моложавого и дорого одетого пожилого человека с хорошей доходной должностью. В отличие от меня и моих одноклассников у него все было хорошо…

На моей ошибке сегодня могли бы научиться эти молодые, эти красивые, эти невероятные… Я знаю, они эту ошибку не исправят всю свою последующую жизнь. Но я образца 1991 года себя образца 2020 года — не услышал бы… historian30h.livejournal.com

Добавить комментарий