Поиск

«Грейхаунд»: от заклепочничества к голливудщине


Прекрасный Том Хэнкс в главной роли, экранизация повести Сесила Скотта Форестера, автора читанной-перечитанной серии о Горацио Хорнблауэре, взгляд с противоположной стороны, который мог дополнить обожаемый «Das Boot» — я просто не мог пропустить этот фильм. Не удержавшись и глянув начало «для проверки», я с огромным трудом оторвал себя, чтобы дождаться вечера пятницы. Но в результате получился анекдот — итоговое впечатление после окончания картины оказалось гораздо слабее.

Под катом умеренные спойлеры, про книгу и военную историю чуть ли не больше, чем про фильм.

Фильм рассказывает о пятидесяти часах из жизни командира эсминца «Грейхаунд». Это самая точная формулировка, потому что персонаж с хоть каким-то характером в картине только один — Эрнест Краузе (Том Хэнкс). Причем даже он показан скупо и, может показаться, карикатурно. Но для того, чтобы в этом разобраться, необходимо дать более широкую картину.

«Грейхаунд» — экранизация книги «Добрый пастырь» Сесила Скотта Форестера. Название не случайно — главный герой весьма набожен, и в книге можно найти немало библейских аллюзий. Например, «Пастырь добрый полагает душу за овец своих» (Ин. 10:11) прекрасно отражает работу эскорта, сопровождающего конвой. Книга написана через мысли, решения и действия главного героя, и значительная часть посвящена описанию проблем командования. Постоянно приходится принимать сложные решения: например, если эсминец из эскорта обнаружил на сонаре возможный контакт, стоит ли отпускать корабль с позиции, прикрывающей конвой, на охоту? Оба варианта решения имеют как свои плюсы, так и минусы. Ситуация осложняется тем, что Краузе не имеет опыта, но командует из-за выслуги лет, а находящиеся под его командованием капитаны молоды, но воюют уже больше двух лет. Причем это не американские, а союзные (британский и польский эсминцы, а также канадский корвет) корабли, что потенциально может еще сильнее осложнить ситуацию. Несмотря на взгляд глазами капитана, в книге заметны и важны характеры других персонажей — за кем-то из подчиненных нужно присматривать сильнее и давать более очевидные приказы, а на кого-то можно целиком положиться и не думать про его зону ответственности. Приходится жонглировать недостаточными ресурсами — людям нужны еда и отдых, а топливо и боеприпасы очень быстро заканчиваются. Даже самому капитану приходится отвлекаться на гальюн и еду, а это драгоценные минуты, когда есть риск не принять важное решение вовремя. К сожалению, все это богатство в фильме схлопывается в плоскость. Акустик докладывает как робот на учениях, и совершенно не отображено неприятное осознание Краузе того факта, что он говорил этому человеку всего несколько слов на поверках и не имеет представления о его характере, а безопасность и выполнение задачи кораблем начинают зависеть в том числе и от того, какие слова использовать при общении с ним: будешь понукать — перенервничает и начнет ошибаться или, наоборот, соберется? Книжный Краузе быстро осознает, что за подводными лодками можно охотиться и на готовности два, при которой свободные от вахты могут поесть и поспать. Краузе в фильме постоянно объявляет боевую тревогу, и весь экипаж из андроидов занимает места по боевому расписанию без низменных человеческих потребностей. Сюда же относятся неизбежные проблемы разного языка книги и кинематографа — в «Добром пастыре» прекрасно описаны страдания Краузе от натертых и ноющих от усталости ног, а в «Грейхаунде» это приходится показывать следами крови за капитаном на палубе.


Если посчитать, сколько экранного времени Хэнкс говорит в трубку, цифры получатся пугающими

Вынужденная очистка происходящего на экране от не уместившихся в формат размышлений в первой половине превращают картину чуть ли не в учебный фильм «Действия эсминца в охране конвоя» — команды, как это и положено, репетуются, поэтому диалоги забиты повторениями «Полный вперед, скорость 18 узлов — есть полный вперед, скорость 18 узлов! Право руля, курс 079 — есть право руля, курс 079!» При этом люди, разбирающиеся в теме, будут видеть неизбежные упрощения, а не разбирающиеся — унылый от непонятности поток военного техносленга. Объяснять происходящее на ходу тоже не получится, я пробовал. Паузы для комментариев становятся гораздо длиннее фильма, который превращается в слайды к лекции.


Немецкая подводная лодка из фильма, обратите внимание на размер эмблемы и отсутствие вахтенных


Колоризованное фото настоящей немецкой подводной лодки, это воспетая Лотаром-Гюнтером Букхаймом и Вольфгангом Петерсеном U-96

Где-то реализм пал жертвой типичной для кино передраматизации — в книге первую подводную лодку топят совместными усилиями двух эсминцев за несколько атак, в фильме ее уничтожают первым же залпом глубинных бомб. В книге немецкая торпеда проходит в десятке метров (это уже очень близко!), в фильме она вскользь ударяется о борт. Киношное сжатие пространства и времени приводит к тому, что глубинные бомбы заканчиваются уже после нескольких атак, хотя в книге показаны долгие эпизоды преследования.

Некоторые изменения неважны. У Форестера описан не существовавший в реальности эсминец «Килинг» типа «Мэхен», что довольно забавно, потому что «Мэхены» воевали на Тихом океане. В фильме же показан эсминец типа «Флетчер», как я понял, доступный съемочной группе для съемок на натуре. Головной корабль серии вошел в строй летом 1942, то есть спустя полгода после обозначенной даты действия в фильме, к тому же нам показывают позднюю модификацию с зенитными установками вместо переднего торпедного аппарата, но, в общем, это не страшно. Где-то есть мелкие несуразицы, когда на трехмерной графике нам показывают радар SC, а потом в кадре вращается более поздний SG. Но это именно мелочи, в целом видно, что консультантов слушали и воспроизвести аутентичное окружение очень старались. Стремление к реализму и лаконичность повествования даже приводят к тому, что шуточки про несовременность и нормативность картины являются шутками только наполовину, сегодня совершенно историческое ограничение афроамериканцев в ВМФ США исключительно должностями стюардов смотрится уже как-то неоднозначно. Для гомосексуальной драмы между членами экипажа места тоже не осталось.

Также у меня сложилось ощущение, что много экранных минут вырезали, чтобы вписаться в лимиты длительности Apple TV. Например, в книге сказано, что в охранении конвоя находится польский эсминец с английским офицером связи, который и ведет переговоры по радио. Создатели фильма постарались и нарисовали польский эсминец типа «Гром». Но это никак не поясняется, а корабль подписан как «английский эсминец «Орел»». Причем «Орел» — это позывной корабля, а не название, но об этом мы тоже можем узнать только из книги.

Некоторые сомнительные сцены на самом деле случались в действительности. Кажущаяся совершенно бредовой картина перестрелки в упор подводной лодки и корвета основана на реальном событии, которое, к тому же, происходило примерно в то же время.


Кадр из фильма


U-210, сфотографированная с эсминца «Ассинибойн»

6 августа 1942 года подводная лодка U-210 была замечена радаром канадского эсминца «Ассинибойн» («Assiniboine»). Эсминец пошел на перехват, но стоял густой туман, и оба корабля внезапно выскочили один перед другим на расстоянии 60 метров. Орудия эсминца не могли опустить стволы достаточно низко, чтобы поразить лодку, а U-210 не была готова стрелять из 88-мм орудия перед рубкой. Эсминец открыл огонь из пулеметов, а подлодка — из зенитного орудия в задней части рубки. В итоге все кончилось плохо для немцев — с увеличением расстояния смогло стрелять кормовое орудие эсминца, которое повредило подлодку и лишило ее возможности погружаться, и U-210 была уничтожена таранным ударом.

Вообще, история «Грейхаунда» похожа на конвой SC-94 — с 5 по 10 августа 1942 35 транспортов, прикрытых тремя эсминцами и шестью корветами (включая польский эсминец «Гром»!), были атакованы «волчьей стаей» из 19 подводных лодок. Немцам удалось потопить 11 транспортов, потеряв при этом две подводные лодки — U-210 и U-379. Возможно, Форестеру стоило перенести действие на полгода-год позже, «Грейхаунд» воюет очень профессионально, в то время как в реальном феврале 1942 года три подводные лодки атаковали конвой ON-67, прикрытый четырьмя эсминцами, корветом и кораблем береговой охраны и, без потерь и особых проблем, потопили 8 транспортов из 39.

Отдельный интересный вопрос состоит в том, могла ли быть в реальности сцена с немецкими подводниками, запугивающими по радио союзников? Форестер известен своей компетенцией в морском деле, и при написании он обращался за консультацией к реально воевавшим морякам. В книге есть одно упоминание немцев, влезающих в радиосеть конвоя. В фильме это, конечно, передраматизировано — «волчья стая» постоянно пытается запугивать союзников. Но, даже если отбросить те факты, что главное оружие подводной лодки — скрытность, не совместимая с радиотеррором, а тонущие корабли пугают гораздо сильнее голоса по радио, по той информации, которую мне удалось найти, скорее всего у немцев банально не было на борту радиопередатчиков УКВ, чтобы иметь возможность влезть в союзную сеть Talk Between Ships. А вот приемники этого диапазона на лодках были, и упоминаются истории о том, как немцы брали в экипаж людей, знающих английский, чтобы подслушивать переговоры TBS.

К сожалению, похвалы иссякают в последней трети фильма, где начинается совершенно дурная голливудщина — подводные лодки устраивают раш на «Грейхаунд», не считаясь ни с потерями, ни с тем, что эсминец — цель сложная, маленькая и верткая, а топить транспорты и проще и эффективнее. Здесь уже никаким реализмом и не пахнет. А жаль. От фильма, где Хэнкс был не только актером, но и автором сценария, ждешь большего. Кстати, раз уж заговорили о нем, капитану «Килинга» 42 года, Хэнкс отчетливо староват для этой роли. Хотя из книги известно, что у Краузе были проблемы с карьерой, шестидесятичетырехлетний Хэнкс — это уже перебор.

Графика очень симпатична, приятно видеть знакомые по играм силуэты. Музыка хороша и чем-то напоминает «Дюнкерк». В финальных титрах параллельно пускают хронику, что, несмотря на очевидность, очень хорошее решение.

В общем же получается «разделившееся в себе» (Мф. 12:25) кино. Для людей, не являющихся военно-морскими гиками, оно непонятно, лишено живых персонажей и поэтому скучно. Моя жена, способная выдержать шестичасовую телеверсию фильма «Das Boot», «Грейхаунд» досматривать отказалась. Вместо людей в «Грейхаунде» действуют плоские функции. Обезличенность максимальна настолько, что даже идет против реализма — мы не увидим вахтенных в рубках немецких лодок, и если бы на типе VII были закрытые орудийные установки, то на экране не показали бы вообще ни одного немца. А гики будут плеваться от нереалистичной последней трети картины. В итоге, «Грейхаунд» — отличный повод прочитать «Доброго пастыря» Форестера.

Нажмите эту кнопку, и вам будет приходить сообщение, когда выйдет мой новый пост.

Я в социальных сетях:Вконтакте, Facebook, Twitter, Instagram, YouTube
Поблагодарить деньгами: Яндекс.Деньги, PayPal, Webmoney

attentioneer.jpg
lozga.livejournal.com

Добавить комментарий