Поиск

Разговоры на грани нервного срыва


Жанр разговорной трагикомедии, возможно, один из самых сложных для кино. Именно в силу своей словесной наполненности, с одной стороны, и отсутствия экшна как такового, с другой. В новейшем российском кино с этим пока справляются разве что ребята из «Квартета И», и то не всегда: «О чем говорят мужчины» совершенен, но уже его сиквелы во всех смыслах носят вторичный характер. В этом свете вполне закономерным выглядит тот факт, что за отечественный ремейк одной из самых успешных итальянских картин последнего десятилетия «Идеальные незнакомцы» (2015) взялись именно они, сняв фильм «Громкая связь».

Впрочем, сегодня разговор пойдет именно о фильме Паоло Дженовезе, породившем, помимо российского, 17 ремейков. В чем особенность этой картины, которая пришлась по душе киношникам из самых разных стран? Вопрос, разумеется, подразумевает не какого-то однозначного ответа, а скорее, здесь целый ряд небольших подответов, через которые, мы, собственно, и попытаемся проанализировать «Идеальных незнакомцев».

В первую очередь, это жанровые особенности – классицистическое единство места, времени и действия нарушается лишь в последнем компоненте, когда безвинная комедия об отношениях начинает делать виражи и превращаться в драму. Но сама форма запертого в пространственно-временном континууме повествования (герои в течение одного вечера находятся в одной и то же гостиной) создает особую камерность и атмосферу. Перемещение камеры по комнате создает ощущение, что ты присутствуешь в происходящем в качестве восьмого участника этого ужина, и то, что в какой-то момент начинаешь ориентироваться на местности (понимаешь, где балкон, где кухня и т.д.), это ощущение только усиливает.

Вкупе с погружением в отношения и максимальное приближение к характерам главных действующих лиц эффект присутствия гарантирован. Вообще феномен популярности этот простого по задумке и исполнению фильма кроется, скорее всего, в поголовном увлечении психологией. Наверняка, если заняться мониторингов речей, который произносятся на многообразных ток и реалити шоу, то одном из наиболее употребляемых выражение будет «строить отношения». Под ним подразумевается все, что угодно, кроме собственно отношений. Впечатление складывается такое, что словосочетание придумали, а содержание для него – нет. Вот это выстраивание отношения и показывают герои: когда, казалось бы, все построено и укреплено, наша психика требует здоровых эмоций, честности, понимания, эмпатии – всего того, что, оказывается, трудно найти в кругу даже самых близких людей.

Эти превращения блестяще воплощены группой актеров, которые настолько органично сосуществовали в предлагаемых обстоятельствах на экране, что даже не особо верится в то, что все они актеры. Тем более, что для российского зрителя (думаю, так же обстоит и в других странах) эти лица и имена не примелькались. Джузеппе Баттистон, Анна Фольетта, Марко Джаллини, Эдоардо Лео, Валерио Мастандреа, Альба Рорвахер, Касия Смутняк. Что-то говорят эти имена? Наверное, только итальянцам. И благодаря вот такому отстранению от актера возникает то, что Станиславский называл «Верю!»

По общей сюжетной канве, настроению, интонации «Идеальный незнакомцы» Паоло Дженовезе напоминают «Маленькие секреты» (2010) Гийома Кане и «Резню» (2011) Романа Полнски. Популярность такого рода разговорных драм и трагикомедий, мне кажется, обусловлена именно необходимостью для современного человека проговаривать свои проблемы, говорить о себе, о близких, об отношениях с ними. Потому что, несмотря на обилие в советов психологов с чудодейственными методиками исцеления души и советами о том, что необходимо выговариваться, льющимися на нас с экрана монитора, и несмотря на виртуальные имитаторы дружбы и отношений, пожалуй, еще никогда человек не был так одинок, как в эпоху социальных сетей. С их функцией «отписаться от друга»…
marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий