Поиск

«Серьга Артемиды» Татьяна Устинова


С ушей Артемиды (лапша)

Лично мы, например, хотим кино хорошее снимать, а получается у нас все больше какое-то дерьмо.
– Ну, снимайте хорошее.
– Не идет.

А и правда, почему так? Никто ведь не идет в профессию с целью напортачить. Все хотят делать хорошее. Думаю, и Татьяна Устинова принималась за очередной детектив, имея в виду написать хорошую книгу, тем более, что прежде у нее получалось. Последние лет пятнадцать я не читала, утомили шаблонность схематизм и самоповторы в ее книгах. Там же, помните, всегда есть большое зло и мелкие пакости: первое совершает преступление, остальные запутывают картину так, что не разобраться. Когда удается отделить агнцев от козлищ, зерна от плевел, мух от котлет — тогда истина и восстает во всем нагом великолепии. Освещая безжалостным светом не столько подробности картины происшествия, сколько устроенную в объятиях олигарха личную жизнь героини.

Мы же за тем и брались читать Устинову, что истории золушек любят все. Вот живет умница, ничем не примечательная, хотя с золотым сердцем и особенным, ироничным взглядом на мир (не циничным и не саркастичным, а с мягкой доброжелательной иронией). Сама себя особенной не считает, окружающие безжалостно эксплуатируют ее таланты, работоспособность и безотказность, семейная жизнь не задалась и теперь в прошлом, главные радости жизни — вкусная еда и хорошая книга. Типаж, в котором девять из десяти читательниц узнавали себя.

В завязке одновременно происходили два события: в непосредственной близости от героини совершалось серьезное преступление и там же оказывался одинокий привлекательный солидный мужчина, с которым ее отныне постоянно сталкивала судьба.Поскольку принято считать, что у таких мужиков юных красоток с ногами от коренных зубов пруд пруди, наша героиня поначалу никак не рассматривает его, хотя она-то ему сразу нравится. Но в ходе совместного расследования феромоны и всякое такое рассказывают лучше тысячи слов, и к финалу мы приходили не только с раскрытым преступлением, но и с двумя устроенными судьбами.

Они были чудесными, ее девочки. Та дылда, что в итоге вышла замуж за французского атташе ("Мой личный враг"), а эссе о российском телевидении в "Моем генерале" — сколько лет прошло, до сих пор смеюсь, вспоминая. Хотя то было еще прежде, чем ТВ поставило на поток съемку фильмов по романам самой писательницы и она на собственном опыте убедилась: испортить здесь что угодно могут. Да, скорее всего, я перестала читать устиновские книги, когда они начали превращаться в сериалы (см. эпиграф).

На днях наткнулась на Литресе на "Серьгу Артемиды" и так захотелось вспомнить прежнюю Татьяну Устинову. Что ж, вспомнила, даже слишком отчетливо. Что было хорошего, съежилось шагреневой кожей, глупое и пошлое разрослось, заполняя собой все. Снова женская история, на сей раз утроенная — три поколения одной семьи. Семнадцатилетняя Настя, плоть от плоти айфонно-андроиджной культуры, живет в телефоне, книг не читает, хочет стать актрисой. Ее мама, сорокалетняя вдова писателя фантаста Тонечка, сценарист, хотя дочери зачем-то лжет, что занимается в конторе бумажками. Бабушка, замечательно хозяйственная, симпатичная, совсем еще не старая в свои шестьдесят, и тоже вдовая Марина обеспечивает семье домашний уют, на который зарабатывает Тоня.

Дальше по схеме. Настя на вступительных испытаниях в театральный ВУЗ знакомится с невероятно красивым мальчиком Данилой и они вдвоем тут же обнаруживают труп знаменитой актрисы — минуту назад звезда была живехонька, дала девочке автограф, но отказала в селфи, за тем, чтобы все-таки щелкнуть ее телефоном, она и кинулась вслед, потянув за собой нового знакомого. Который окажется не кем-нибудь, а сыном генерала, правой руки президента.

В это же время Тонечка случайно оказывается за одним столиком в буфете со всесильным генеральным продюсером телеканала, на котором подвизается сценарно. Вы уже догадались, что он окажется мужчиной одиноким, ах да, генерал, Данин папа, тоже. Нет-нет, не переживайте, треугольника не случится, у нас же еще бабушка Марина не пристроена, не забыли? Честно, я не знаю, смеяться или плакать, такой скверный водевиль. А детектив, детектив то каков? Еще хуже, хотя казалось бы, невозможно.

Громоздкая, глупая, неуклюжая конструкция с рядом моралей: 1. кино у нас пока плохое, но скоро умные продюсеры женятся на талантливых сценаристках, и все станет отлично; 2. телефон — плохо, книга — хорошо; 3. пить запоем плохо, но в меру и в приличной компании прямо-таки необходимо; 4. хорошие люди любят собак, плохие — не очень и 5. всякой приличной одинокой женщине сыщется олигарх Истины сомнительной достоверности. Роман производит впечатление осетрины второй свежести.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий