Поиск

Гитлер и ислам


Обычно первое, что вспоминают в контексте исламской политики рейха, — это действия муфтия Иерусалима и лидера арабских националистов Палестины Амина аль-Хусейни. За участие в восстании арабов 1936 года (которое частично финансировала Германия) муфтия изгнали из страны, и в итоге он нашел пристанище в Берлине. Всю войну он вещал на частотах германского радио, призывая арабов всего мира восстать против англичан, коммунистов и евреев. Он лично встречался с Гитлером и предлагал ему создать многотысячный арабский легион, а также «подарить» арабам Ближнего Востока свое государство после войны. Впрочем, эти пожелания нацисты проигнорировали: главное, в чем сошлись интересы Германии и аль-Хусейни, — это в готовности перерезать всех евреев.

Даже Пивной путч 1923 года Гитлер скопировал не с марша на Рим Муссолини, а с еще более героического наступления — Ататюрка из анатолийской глубинки на «прогнивший» Стамбул — и свержения последнего султана-коллаборациониста. На суде Гитлер сравнивал себя с Ататюрком, силой спасающим родину от разложения и внешних врагов.


Мустафа Кемаль Ататюрк.

Даже откровенное нежелание Турции стать союзником Германии против Британии и СССР не смущало нацистов: в Нюрнбергских расовых законах турки были провозглашены истинными арийцами, после смерти Ататюрка по всей стране был объявлен траур и так далее.

Никосиа справедливо отмечает, что арабские националисты в своих отношениях с Третьим рейхом попали в такую же ловушку, как и бандеровцы или румынская «Железная гвардия»: гитлеровцы то ободряли и поддерживали их, то громили или «скармливали» политическим противникам — как, например, при подавлении путча «Железной гвардии» маршалом Антонеску. Только в еврейском вопросе нацисты были солидарны с этими ультранационалистами, а их мечты о новых государствах (Украина или Великая Аравия) игнорировали

Но одно дело арабы, и совсем другое — ислам, подчеркивает историк Дэвид Мотадель, автор наиболее фундаментальной монографии по этой теме («Ислам и война нацистской Германии»). Мотадель работал в архивах США, Германии, России, Израиля и Ирана. По версии историка, нацисты действительно верили в великую силу ислама: что эта религия может мобилизовать энергию всего макрорегиона — от Марокко до Средней Азии. Это было необычно для гитлеровцев: как правило, они очень скептически относились к религии, а движущей силой истории считали расовый фактор.

Со временем именно ислам, а не раса, вышел на передний план в восточных делах. По мнению историка, «отцом» немецкой исламофилии был археолог-любитель Макс фон Оппенгейм: еще во время Первой мировой войны он хотел стать вторым Лоуренсом Аравийским (с которым был лично знаком), подбивал власти поднять арабов против англичан и продолжал продвигать свои идеи до 1944 года. Для рейхсфюрера СС Гиммлера нацизм и ислам объединяла ненависть к мировому еврейству. Ислам к тому же выгодно отличался от христианства своим боевым, мужественным, фанатичным характером.


Амин аль-Хусейни на встрече с азербайджанскими легионерами в Берлине, декабрь 1942

К 1944 году руководство СС перетянуло на себя все контакты Третьего рейха с исламским миром, используя не только аль-Хусейни (которого немцы безосновательно считали мусульманским «папой», духовным главой 400 миллионов верующих), но и других священнослужителей. Татарин Алимджан Идриси, например, который еще в 1916 году был имамом для мусульманских военнопленных Германии, в межвоенные годы прозябал на мелкой должности в МИДе, но потом стал едва ли не главным советником нацистов по будущему обустройству тюркских народов СССР. Идриси и его эсэсовские покровители успешно боролись с другими проектами нацистов (например, фон Менде) по созданию национальных республик татар, азербайджанцев и т. д. Только ислам, только тюркское единство!

Но арабы вовсе не горели желанием сменить англо-французское иго на немецко-итальянское, а идея «угнетенного Западом ислама» тогда не так разжигала сердца, как в 2000-е годы. Особенно плохо сработала пропаганда среди иранцев-шиитов, несмотря на то что немцы уважали их как истинных арийцев. Так, молодой мулла Рухолла Мусави (будущий аятолла Хомейни) разгромил нацистские манипуляции исламом: его негодование вызвали намеки на то, что Гитлер — это скрытый двенадцатый имам, Махди (мессия).


Рухолла Мусави, будущий аятолла Хомейни. Источник: АСТ

Что же в сухом остатке? Глобального антибританского и антисоветского джихада не получилось. Третий рейх рухнул в 1945 году. Но семена нацистского антисемитизма дали богатые всходы. Так, Иоганн фон Леерс, профессор и крупный пропагандист-эсэсовец, в 1945 году скрылся в Аргентине, а потом переехал в Египет. Он принял ислам и стал большим начальником при левом режиме Гамаля Абдель Насера, превратившись в ключевую фигуру в организации антисемитской и антиизраильской пропаганды по всему Ближнему Востоку. В чем-то Гитлер дотянулся до евреев — с помощью мусульман — даже после своей смерти.

https://diletant.media/articles/45291634/?utm_source=twitter&utm_medium=social&utm_content=article foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий