Поиск

День в истории. Убийство министра



Так убийство министра внутренник дел В.К. Плеве увидела иностранная печать

28 (15) июля 1904 года прогремел взрыв бомбы эсера Егора Сазонова. Им был убит министр внутренних дел Российской империи Вячеслав Константинович фон Плеве (1846—1904). Это было уже не первое в России убийство министра внутренних дел — достаточно сказать, что предшественник Плеве, Дмитрий Сипягин, также погиб от руки эсера-террориста.
Но, разумеется, на современников взрыв произвёл огромное впечатление. А кроме того, преемник Плеве, князь Пётр Святополк-Мирский, начал то, что либералы назвали «весной русской жизни». Закончилась, правда, эта «весна» не по-весеннему, расстрелом 9 января 1905 года, но это уже немного другая история… По воспоминаниям графа Сергея Витте, бывшего политическим врагом Плеве, тому якобы принадлежит крылатая фраза (как сказали бы сейчас, мем) о русско-японской войне: «Нам нужна маленькая победоносная война, чтобы удержать Россию от революции».


Егор Сазонов и Вячеслав фон Плеве

Одной из причин покушения на Плеве стал Кишинёвский еврейский погром 1903 года. Сергей Витте: «Когда министром внутренних дел стал Плеве, то он, ища психологического перелома в революционном настроении масс во время Японской войны, искал его в еврейских погромах, а потому при нём разразились еврейские погромы, из которых был особенно безобразен дикий и жестокий погром в Кишиневе… Еврейский погром в Кишинёве, устроенный попустительством Плеве, свёл евреев с ума и толкнул их окончательно в революцию. Ужасная, но ещё более идиотская политика!.. Я не решусь сказать, что Плеве непосредственно устраивал эти погромы, но он не был против этого, по его мнению, антиреволюционерного противодействия».
Историк и меньшевик Борис Николаевский (1887—1966) так описывал обстоятельства покушения: «День был солнечный, ясный. Точно в назначенный час показались карета Плеве: он не опаздывал к докладам у царя. Случайно как раз около Сазонова кони замедлили бег: им приходилось обгонять чьи-то медленно тащившиеся дрожки. Быстро сойдя с тротуара, Сазонов бросился наперерез карете. Сквозь стекло дверки он увидел, как метнулся заметивший его Плеве, — в это самое стекло и ударила 12-ти фунтовая бомба. Раздался тяжёлый, грузный звук взрыва.
Плеве покончил свои земные счёты.
… В тот же вечер об этом стало известно в Швейцарии. Под Женевой, на мирных берегах мирного озера, шёл съезд заграничной организации социалистов-революционеров. В самый разгар серьёзных прений ворвался кто-то с телеграммой в руках. «На несколько минут, — вспоминал позднее Слетов, — воцарился какой то бедлам. Несколько мужчин и женщин ударились в истерику. Большинство обнималось. Кричали здравицы. Каждый за себя и для себя, не слушая других. Как сейчас вижу Н.: стоит в стороне, бьёт о пол стакан с водой и, со скрежетом зубов, кричит: вот тебе за Кишинёв!»

Царь Николай II записал в дневнике: «В лице доброго Плеве я потерял друга и незаменимого министра вн[утренних] д[ел]. Строго Господь посещает нас Своим гневом».
А граф Лев Толстой откликнулся на гибель Плеве словами: «Это целесообразно».
Имя эсера Егора Сазонова, погибшего на каторге в 1910 году (его, в связи с либеральной «весной», не казнили сразу после покушения), пользовалось уважением в СССР, как и память его близкого товарища Ивана Каляева. В ряде городов в честь Сазонова были названы улицы.


Так увидело взрыв кареты Плеве издание Le Patriote Illustrе


В.К. фон Плеве. Портрет работы И.Е. Репина. 1902


Городовой охраняет разрушенную взрывом карету Плеве. 1904


Государственные чиновники и группа любопытных у места покушения Е.С. Сазонова на министра внутренних дел Вячеслава Константиновича фон Плеве. 1904


Место взрыва кареты министра внутренних дел Вячеслава Константиновича фон Плеве на Измайловском проспекте. 1904


Вид фасада вокзала после взрыва бомбы


Могила Егора Сазонова foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий