Поиск

Неизвестная, или Дама на скамейке


Заканчиваю тему «Левитан и Плёс»; начало — Как Левитан в Плёс приплыл

     

Сначала Левитан и его спутники открыли Плёс в 1888 году своим собратьям-художникам,
а потом Плёс полюбился не только богеме, его облюбовали для летнего отдыха городские жители — дачники.

А в 2010 году в Плёсе на набережной появилась скульптура «Дачница».
Но эта «Дама на набережной» не стала собирательным образом всех дачниц, когда-либо здесь обитавших.
Ей сразу стали искать прототип.
           
А поскольку Софья Петровна Кувшинникова – самая известная из всех приезжавших в те поры женщин,
то легкомысленные путеводители (а особенно интернет-«знания») быстренько стали называть прототипом именно её.

Но между этой молодой женщиной на скамейке и Кувшинниковой нет сходства.
Во-первых, Софье Петровне было уже чуть за 40, чего не скажешь о даме на скамейке,
во-вторых, в сидящей совсем не чувствуется мощный характер Кувшинниковой.
Как чувствуется он, например, на портрете Кувшинниковой в ярких красках от А.С. Степанова – см. пост Что не так с Попрыгуньей?

Между тем, в Плёсе тех годов была ещё одна женщина, чья судьба оказалась тесно связанной с Левитаном и Софьей Петровной.
Это Анна Александровна Грошева.
Молодая красивая женщина, жена местного купца-старообрядца, недавно переселившегося в Плёс.
Муж молодой и предприимчивый, торговля шла хорошо, и достаток в доме тоже был хороший.
Но полновластной хозяйкой в доме была мать мужа – свекровь…

Словом, чистой воды «Гроза» Островского, хоть и прошло 30 лет с тех пор,
когда Катерина – в Волгу — Лучше не жить, чем жить так!

Но Анна Грошева пошла другим путём, вернее, поплыла. На пароходе.
Она сбежала и от мужа с его вечными счетами в лавке и главное — от ненавистной свекрови.
Решающую роль в этом побеге сыграло её знакомство с Софьей Петровной и Левитаном.

Слово Софье Петровне.
«Судьбе угодно было впутать нас в семейную драму одной симпатичной женщины-старообрядки.
Мятущаяся ее душа изнывала под гнетом тяжелой семейной жизни, и, случайно познакомившись с нами,
она нашла в нас отклик многому из того, что бродило в ее душе.

Невольно мы очень сдружились, и, когда у этой женщины созрело решение уйти из семьи,
нам пришлось целыми часами обсуждать с ней разные подробности, как это сделать.
Видеться приходилось тайком по вечерам, и вот, бывало я брожу с нею в подгородной рощице,
а Левитан стережет нас на пригорке и в то же время любуется тихой зарей, догорающей над городком.
Здесь подметил он и мотив «Золотого Плёса», который потом каждое утро стал писать,
пополняя запас впечатлений своими наблюдениями вечером».

Как сложилась судьба Анны Александровны Грошевой в Москве, доподлинно неизвестно.
По слухам, она поступала в театр, но ненадолго.
Кто-то сообщал в городе, что пошла она по кривой дорожке,
ну, смотря что считать кривой дорожкой, наверняка, в среде староверов театр – дорожка кривее некуда…

В музее Художественного театра хранится «Женский портрет», приблизительно начала 1890-х годов, написанный углем.

Приписывался портрет Левитану, хоть и написан совсем не в свойственной ему манере.
Но, поскольку так и не удалось установить, кто на портрете, авторство Левитана больше ему не приписывается.

Зато народная молва сразу соединила этот портрет и Анну Грошеву.
Особенно после выхода в свет романа «Развиватели» (автор Георгий Тихонович Полилов (Северцев-Полилов).
Развиватели – это он так обозвал Левитана и Софью Петровну, они узнаваемы в романе, хоть и под другими фамилиями.
Если пересказать очень-очень коротко — это они своим богемным образом жизни смутили девичий покой и она сбежала от мужа.

Опубликован был роман после смерти Левитана в 1900-м, посвящён Чехову.
Понятно посвящение Чехову: в этом романе у прототипа Софьи Петровны (художница Хрустальникова) очень много схожего с чеховской попрыгуньей

В романе присочинено, что Левитан писал в Плёсе портрет Анны Грошевой, даже целых два портрета,
один — для мужа, за него денег не взял, чтоб второй портрет написать- себе.

Вот поэтому «Женский портрет» связали с Анной Александровной — сочинённое перенесли в жизнь.
В романе «Развиватели» есть сохранившийся свадебный снимок Анны с мужем купцом Грошевым:
на снимке мало чего общего между круглолицей барышней и «актрисой(?)» с пухлыми губками. Правда, там качество снимка никакое.

Создателями «Дачницы» называют местное творческое объединение «Кредо», они участвовали и в создании «Левитана» на горе.
Наверняка, они, работая над «Дачницей», знали эту историю, случившуюся в здешних краях 130 лет назад — побег жены от мужа,
по тем временам это было, наверное, как «полёт на Луну» и наверняка видели картину.

Так что сходство скульптурной «Дачницы» и «Женского портрета», на мой взгляд, есть,
я поэтому и сделала диптих из крупных фрагментов в начале поста.

«Женский портрет» – из Сети
    Фото «Дачницы» на скамейке В. Златомрежев
foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий