Поиск

Как Левитан в Плёс приплыл, или Что не так с «Попрыгуньей»…


Продолжение поста Как художник Левитан в Плёс приплыл

      
        
Итак, скульптурный Левитан стоит за мольбертом и пишет картину, на которой видны неясные очертания чего-то знакомого.

Для тех, кто не догадался с первого раза, у церковной ограды висит большой экран с подсказкой:

И ещё вот такой плакат в красивой рамочке. С сообщением, что художник использовал этюд со здешней деревянной церковью
при работе над самой известной картиной «Над вечным покоем»:

      

Иными словами «Над вечным покоем» Левитан писал в 1894 году на озере Удомля под Вышним Волочком,
а церковь изобразил не тамошнюю, а так полюбившуюся ему плёсскую деревянную Петропавловскую церковь.
Об этом свидетельствовала С.П. Кувшинникова – «церковь в натуре была другая, некрасивая, и Левитан заменил её уютной церквушкой из Плёса»

Над вечным покоем, 1894 год:

Фрагмент с церковью:

Любопытно, что сообщение в красивой рамочке написано с ошибкой:
Софья Петровна значится как Кувшинова, а не Кувшинникова.
Написали и, не прочитав-не проверив, повесили…
Там на месте на это как-то внимания не обращаешь, только потом — когда рассматриваешь всё отснятое с чувством, с толком.

Так что «Над вечным покоем» и плёсская церковь на горе Левитана навеки связаны.

Жили тут художники на этюдах и в сезон 1889 года.
В этот их приезд художников уже не воспринимали так настороженно, как в первый – когда их приезд вызвал массу вопросов.
Кто такие? Зачем рисуют? На базаре о них сообщались последние новости – куда ходили, что делали, что ели, как одеты…
А обсудить было что. Красавец Левитан в пышном белом жабо мог вдруг зайти в переполненную чайную с бородатыми купцами-староверами,
а Софья Петровна Кувшинникова ходила с мужчинами на охоту… в мужских брюках и лёгких сапогах.
Даже огромные белые зонты на этюдах вызывали удивление.

Вот Левитан и Кувшинникова на этюдах, картина А.С. Степанова, правда, 1887 года, но в Плёсе всё было так же.
(нынешнее интернет-поколение сказало бы – сидят с ноутбуками)

      

Лето в Плёсе 1888 года знаменито ещё тем, что Левитан, редко писавший портреты, написал портрет Софьи Петровны:

      

И их спутник А.С. Степанов, который, говорят, неравнодушен был к Кувшинниковой,
тоже написал портрет этой незаурядной женщины:

      

Ну а Чехов опубликовал в начале 1892 года рассказ Попрыгунья, где, как он ни старался изменить внешность, возраст
и детали биографии героев, все узнали Левитана, Софью Петровну и её мужа – Дмитрия Павловича Кувшинникова.

Дмитрий Павлович Кувшинников был полицейским врачом — «общим любимцем, благодетелем хитровской рвани.. нарочно избравшего себе
этот участок, чтобы служить бедноте» (из. восп. Гиляровского)

Вот Дмитрий Павлович (охотник слева) на картине Перова «Охотники на привале» 1871 год:

Непонятно, что стало причиной такой злости Чехова к Кувшинниковой?
Почему он создал такой карикатурный её образ?
Ведь Чехов не мог не видеть, что это не просто пошлый адюльтер – целых 8 лет длились отношения Левитана и Софьи Петровны,
для короткой жизни Левитана (умер в 40 лет) это немало…

Ведь Чехов знал, что Кувшинникова не легкомысленная охотница за знаменитостями, а сама талантливая художница:
в 1888 году она, как и Левитан, писала картину «Внутренность древней церкви» (той самой, сгоревшей Петропавловской)
и Третьяков приобрёл эту картину для галереи (!) ( сейчас она в запасниках)

Москва заговорила, что Чехов написал пасквиль на московскую богему.
Левитан не разговаривал с Чеховым три года, помирившись только уже после 1894 года, когда, увлекшись другой женщиной,
он прекратил с Софьей Петровной отношения.

Софья Петровна Кувшинникова так и не простила Чехова, а может, просто не успела.
В 1900 году умер Левитан, через год в 1901 — её муж Дмитрий Кувшинников, а потом и Чехов — в 1904 году.
Сама она умерла, сгорев за три дня, в 1907 году, выхаживая знакомую девочку от дифтерита и заразившись от неё…

Левитан, Вечер на Волге:

Современность:

Иллюстрации картин из свободного доступа
       Фото В. Златомрежев
foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий