Поиск

Почему для англичан корабль — это дама?


В русском языке корабль — он, лодка — она, судно — оно. Но для англичанина всё это — she, она. Женского рода.
Откуда это пошло и почему?
На этот вопрос отвечает Александр Свистунов, один из авторов портала warhead.su

В последние годы мир сходит с ума на теме борьбы с сексизмом, однако некоторые многовековые традиции остаются незыблемыми. Пока что. Так почему же в языке самой «морской» нации мира корабль — это она?

Ответ очевиден: в некоторых языках неодушевлённые предметы могут иметь мужской или женский род. Точка. А если взглянуть в самую суть? Почему эти неодушевлённые предметы, в отличие от других, могли получить одушевлённость? Разгадка кроется в традиционной культуре народов, выразителем которой и является язык.

Англичанам в этом смысле повезло: они впитали в себя наследие как романского — античного, так и германского миров. Ну, вы понимаете: сначала приплыли римляне, потом германцы — англы и саксы, потом скандинавы, потом норманны. Сущий плавильный котёл. Но при чём тут корабль-то? А при том.

В римской традиции корабль — navis — женского рода. Такая «феминизация» корабля, возможно, традиционно вызвана ролью женщины в древних обществах.

С одной стороны, её рассматривали как сосуд, вынашивающий и оберегающий ребёнка, — причём в традиционных обществах более желанным всегда был сын.

В том же Риме женщинам даже полноценного личного имени не полагалось — их называли по имени рода: Юлия (из дома Юлиев), Клавдия (из дома Клавдиев), Агриппа (из дома Агриппы) и так далее. И подобно тому, как женщины вынашивали и оберегали своих сыновей, корабли хранили плывших на них моряков. А морское дело на протяжении почти всей своей истории считалось сугубо мужским занятием.
Между моряками и кораблём складывалась особая связь — он был для них и любящей матерью, и любимой женщиной одновременно.

Недаром ещё древнеримский драматург Плавт язвительно замечал: «Если мужчина ищет неприятностей, ему нужно лишь купить корабль или взять жену, — всё равно и то и то придётся обтёсывать».

С другой стороны, мы можем вспомнить трепетное отношение, которое испытывали к своему кораблю аргонавты во главе с Ясоном: 12 дней они несли «Арго» на своих плечах по пустыне, пока наконец не вышли к воде.

Что характерно, традиция отождествлять корабли с женщинами сохранялась столетиями. Так, например, все три корабля Колумба во время его первого плавания в Индию (да-да, открыл он Америку, но вообще-то плыл в Индию) носили женские имена: «Пинта», «Нинья» и «Санта-Мария». Причём для «Ниньи» это было актуально вдвойне: первоначально она называлась «Санта-Клара», однако впоследствии её владельцы — братья Ниньо — переименовали корабль в честь себя, но, что характерно, использовали женскую форму родового имени.

Но это испанцы — у них всё-таки романский язык. Что там с англичанами?

В английский слово ship пришло из германских языков и родственно немецкому schiff, которое — о чудо! — тоже обозначает корабль. Вот только schiff — существительное среднего рода.

Таким образом, слово позаимствовали у одних, культурную традицию — у других, и в итоге получилось то, что получилось.

Кстати, местные активисты по борьбе за всё хорошее против всего плохого не ровен час вынудят переписать словари, так что не исключаем, что этой традиции осталось жить не так уж долго.
picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий