Поиск

Как Антон Иванович Деникин Маркса помиловал.


В советской пропаганде неустанно доказывалось, что русские белогвардейцы только и делали, что стреляли и угнетали то приверженцев большевизма, то крестьян с пролетариями, то вообще всех первых встречных. При этом даже для памятника «замученных белыми коммунаров» в Севастополе нашли только 49 фамилий. Никакими коммунарами они, конечно, не были – тут и красная агентура, и подпольщики, и просто разного рода преступники. Сравним с числом казненных красными в Крыму – историки до сих пор не могут определиться – 50 или 150 тысяч было казнено, но речь в любом случае идет о десятках тысяч.

Но поговорим о не столь мрачном – о гуманизме. К примеру Главком Вооруженными силами на Юге России генерал Антон Иванович Деникин помиловал даже… Маркса.

Правда не того германского бухгалтера, который на горе студентам СССР накропал «Капитал» и еще тома своих сочинений. Но тоже революционера и даже комиссара – генерал-лейтенанта Русской армии, профессора археологии Никандра Александровича Маркса.

Наш крымский Маркс был потомственным крымчанином и потомственным военным, дослужился до генерала, но в 1904 году познакомился со Львом Толстым и после бесед с ним решил уйти в отставку. Писали, что в 1905 году в Одессе он даже общался с революционерам и будто-бы выступил с речью в поддержку мятежа отставного кавторанга Шмидта.

Оставив военную службу, Маркс закончил Московский археологический институт, получил там степень профессора, занимался фольклором и собирал крымские легенды и сказания, издав труд «Легенды Крыма», а затем «Универсальное описание Крыма».

В 1914 году Маркса в чине генерал-лейтенанта вновь призвали на военную службу в Русскую Императорскую армию. Он руководил Одесским военным округом, находя общий язык со всеми политическими силами и обеспечивая работу тыла. Писали, что Маркс даже вступил в партию народных социалистов, не препятствовал пресловутой украинизации, организовал торжественную встречу доставленных в Одессу останков мятежника Шмидта… лишь бы сохранить в Одессе мало-мальский мир и порядок.

Его подозревали даже в поддержке большевистского октябрьского мятежа, но специальная комиссия Румчерода в итоге отметила, что командующий войсками округа «всеми мерами и во что бы то ни стало, стремился сохранить порядок в тылу и тем спасти положение на фронте».

При этом генерал-профессор продолжал заниматься наукой.

В 1917 нарастающий хаос довел таки Маркса до сердечного приступа, тот вышел в отставку и вернулся в крымское имение.

Зная его либеральные взгляды, местные красные предложили ему сначала пост комиссара охраны города, а вскоре — комиссара народного просвещения Феодосии. В 1919 году Маркс остался на освобожденной Белой армией территории, говоря, что не видит за собой никакой вины.

Белая контрразведка в реальности, в отличие от советских фильмов, работала эффективно, генерала-профессора и по совместительству комиссара выловила и арестовала.

И тут за археолога-фольклориста вступился известный крымский поэт Максимилиан Волошин – человек весьма гуманный, убежденный пацифист, который всю войну просил белых за красных и красных за белых.

Волошин даже сопровождал арестованного Маркса в Екатеринодар, опасаясь, как бы генерала не расстреляли по дороге возмущенные его предательством офицеры.

В итоге Деникин пошел поэту навстречу – приговоренного к четырем годам каторжных работ (а совсем не к расстрелу) генерала-комиссара отпустили на свободу. Как раз 15 июля 1919 года.

«Я сам — поэт и человек абсолютно невоенный, и потому никак не могу разбираться в чисто военной морали, но Маркс, кроме генерала, и профессор, и в качестве такового я знаю и понимаю всю его литературную и научную ценность. И в качестве такового он поступил на моих глазах так, как мог честный человек в его положении поступить, — так, как, будучи в его положении, поступили бы (я думаю) Вы сами. То есть не отступал брать на свою ответственность трудную задачу управления делами, например, просвещения, как раз в острый момент гражданской войны. Вам, Ваше Превосх[одительство], предстоит сейчас очень трудная и сложная задача: наказать, может быть, виновного генерала, в то же время не затронув и не отнимая у русской жизни очень талантливого и нужного ей профессора и ученого» — написал Деникину Волошин.

Деникин ходатайство удовлетворил блестяще – резолюция была такова: “Приговор утверждаю (т. е. лишение всех прав и разжалование). Подсудимого освободить немедленно».

В итоге профессора отпустили домой, а потом выслали на Тамань. Там он, видимо задумавшись, отказался служить в Красной армии и окончательно подался в науку. 19 декабря 1920 года Н.А. Маркс был избран первым ректором Кубанского университета, но год спустя умер от воспаления легких и был в сквере возле университета похоронен.

Кстати Волошин выступил в роли «адвоката» и еще раз – в том же 1919 году в Крыму он заступился за арестованного белыми поэта Осипа Эмильевича Мандельштамма, которого подозревали в симпатиях к красным. Гуманные белые поэта скоро отпустили, но вскоре на Кавказе его арестовали уже красные, заподозрив в поддержке белых. Заступники нашлись и там. Впрочем в 30-х годах большевики все равно арестовали Мандельштамма, написавшего едкое сатирическое стихотворение о Сталине, и поэт сгинул в лагерях…

Генерал А.И. Деникин как известно прожил долгую жизнь, в эмиграции отказался сотрудничать с нацистами и оставил прекрасные мемуары.

А М.А. Волошин остался в Крыму, пережил ужас красного террора, в ходе которого выступал уже ходатаем за известных крымчан перед красными карательными структурами, и в 1932 году мирно почил в своем особняке, завещав его Союзу писателей.

https://drakonit.livejournal.com/535390.html?view=5306206#t5306206 foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий