Поиск

Кошкин — человек рассказавший Солженицыну о «110,7 миллионах».



Коллаборант и нацистский пособник Иван Кошкин, соратник Александра Солженицына в США.
Александр свет Исаевич стал "иконой" либерального движения в прямом смысле этого слова. Многие, если не все, из его высказываний принимались за "чистую монету". Одно из таких высказываний гласит, что "население в СССР потеряло 110,7 миллионов человек". Сейчас отношение к его творчеству стало более критическим, но всё равно — многие апеллируют именно к мнению Солженицына.

Мнение — важная черта характера. Она должно быть у каждого, желательно подкрепленное аргументами и источниками. Так какими же источниками пользовался Солженицын? Кто ему рассказал о 110,7 миллионах жертв тоталитарного государства под названием СССР?

Солженицын и "Винета"
Поясню сразу — "Винета" это структурное подразделение Министерства Пропаганды III Рейха под руководством одного небезызвестного доктора. По удивительному стечению обстоятельств, среди людей, оказывавших посильную помощь Солженицыну в его творчестве, нет-нет да и встречаются личности из этой организации.

Об одном таком человеке рассказывалось в статье "Как СМЕРШ допрашивал власовца Самутина". Сегодня расскажу ещё об одном мастере пропагандистского жанра. Постоянные читатели уже имели сомнительную честь провести предварительное знакомство с этим человеком. В статье "Загубленная сталинистами жизнь профессора Кошкина" рассказывалось о предвоенных злоключениях светила отечественной науки. Сейчас поговорим о военных и последующих годах.

Под пятом немецкой оккупации
Сам Иван Алексеевич Кошкин вспоминать о прошлом не любил, а потому воспользуемся мемуарами его дочери — Риммы Ивановны Нератовой. Как и положено коллаборационистке, дочь профессора Кошкина в своих воспоминаниях рассказывает нам о милых и добрых немцах, чьё мировоззрение было близко к брахманистам с их запретам убивать.

Да, европейская интеллигенция пришла. Что уж тут скажешь…
Перед главой семейства Кошкиных — Иваном Алексеевичем — встал вопрос, как поудобнее устроится. Опыт у него был огромный, с довоенных, даже с дореволюционных времен, а потому:

Ага, держи карман шире. Для того он и остался под немецкой оккупацией, чтобы "русские интересы охранять!"

Дочери, под впечатлением мужественного поступка папы, также идут на службу к немцам переводчиками. Добровольно идут, что б вкусно есть и сладко спать…

Но уже зимой 1942 года у немцев что-то пошло не так. Началась подготовка к отступлению. Опасаясь за свою драгоценную жизнь и возможные увечья, которые может причинить нежному организму неблагодарный и невоспитанный Русский народ, Кошкин принимает единственно верное — для себя — решение, отступать с немцами.

Багаж прежде всего! Спасаться, так с багажом!!!

Благополучно удрав вместе с немцами, Кошкин в очередной раз "нашел себя". Местом его службы и стала "Винета".


Главное — семейство освободилось от любых работ в промышленности

Чем занималась эта организация рассказывать долго и муторно. Если обобщить, то получится осуществление пропаганды вообще, на всех "фронтах": газеты, листовки, журналы, плакаты, радио, кино…

Один из образчиков творчества "Винеты".

Но, всему хорошему приходит конец. В культурную Европу пришли Советские солдаты. О тех кошмарах, которые они там творили лучше и не вспоминать — деревни сжигались с жителями, немки угонялись в СССР, строились концлагеря… или это в параллельной вселенной? Об этих и других ужасах рассказывалось в статье "Как из 12 младенцев получить два миллиона "поруганных" немок?"

Послевоенные годы Кошкиных
Удалось! Удалось, правда не без труда и мытарств, впрочем как и многим другим сотрудникам "Винеты", остаться в американской зоне оккупации. Прямо скажем, не без удовольствия брали союзники бывших винетовцев — вещали они по утвержденным еще Геббельсом лекалам в эфирах радио "Свобода" и "Свободная Европа".


Но даже американцы интересовались у Кошкиных — почему они не хотят возвращаться в СССР

Кошкин зарабатывал свою трудовую копеечку нелегким трудом предателя вплоть до 1949 года. В этот благословенный год довелось ему с семейством перебраться в страну мечты настоящего интеллигента — Америку.

Перебравшись в эту гостеприимную страну, Кошкин, перво-наперво окончательно порвал с Родиной — сменил фамилию и стал Иваном Алексеевичем Кургановым. Именно под этой фамилией он и оставил свой мутный след в отечественной истории.

По старой, въевшейся ещё с геббельсовских времен привычке, за малую но верную копеечку он продолжил бой с коммунистической идеологией. Был одним из сотрудников журнала "Посев", а вершиной его борьбы стало выступление на Гаагском конгрессе (1957 год) с докладом на тему: "За права и свободу в России".

На полную используя геббельсовскую установку "чем страшнее ложь, тем охотнее в неё поверят" начал проводить "научные изыскания" на тему потерь России в XX веке. Результаты его работ вызвали оторопь даже у видавших виды эмигрантов. Иначе как "вздорными" и "антинаучными" его труды и не называли. Среди таковых можно назвать Александра Петровича Бабёнышева.

Дом, который построил Джек… Скрин с сайта currenttime.tv
Зато расчеты Курганова — будем называть его так — пришлись по душе Александру Исаевичу Солженицыну и легли в основу его публикаций. Да, чуть не забыл, последний штрих картины маслом — сын Риммы Нератовой отметился на постройке дома для А. Солженицына в штате Вермонт.

Источник foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий