Поиск

Эротика с запахом смерти


1973. Он, она и червяки

Эта картина пожалуй идеально отражает заданную тему, более того это практически метафора бренности жизни, любви, секса… всего, эта эротика буквально пропитана запахом разложения.

«Turks fruit» в российском релизе «Турецкие наслаждения». Рекомендуют пользоваться более точным «Турецкие сладости», дескать название намекаэ на коробку «рахат-лукума» подаренную героем своей бывшей жене в больнице, однако считаю что это уточнение излишне поскольку сам подарок – метафора сюжета и тут сладости или наслаждения имеют один и тот же смысл – полный рот приторных удовольствий от которых начинают шататься зубы.

Картина была снята в 1973 году, тогда еще начинающим голландским режиссером Паулем Верховеном, вскоре ему поступит заманчивое предложение и он станет Полом, уедет в Голливуд и наснимает целую кучу голливудского продукта, однако такого пронзительного фильма как «Turks fruit» он уже не снимет никогда. То же самое можно сказать о Рутгере Хауэре, которого Пауль подтянул прицепом, в Голливуде плевать хотели на его драматические возможности, и голландец стал героем исключительно крутых боевиков.

Очень часто отмечают схожесть «Turks fruit» с «Last Tango In Paris» Бертолуччи, снятым на год раньше. Однако надо сказать, что схожесть между картинами только в большом количестве откровенных сцен и общей провокационности, в остальном же картины совершенно разные, и сюжетом, и посылом, и стилем постановки, и настроением, и даже общей цветовой палитрой. Да и снимал Верховен свой фильм по роману написанному в 1969 году Яном Волкерсом, в отличие от фильма Бертолуччи взятого из собственной головы Бернардо.

Немного о сюжете. Сюжет прост как будто скопипизжен из бразильского сериала и кратко переписан сценаристом-цыганом румынской порностудии. Рассказывает он о молодом скульпторе Эрике (Хауэр) и его жене Ольге (Моник ван де Вен), их прекрасном (слегка затянувшемся) медовом месяце, жестком столкновении с реальностью и последующей агонией чувств, а в последствии и смертью в буквальном смысле любви.

Картина с самого начала заряжена на смерть, нет ни одной сцены, включая даже самые бесшабашно-эротические, не закончившейся каким-нибудь ахтунгом, самый безобидный из которых – горсть опарышей на нежной девичей груди. Спонтанный секс в автомобиле заканчивается аварией и травмой героини, беззаботный «медовый месяц» — смертью отца Ольги, поддерживающего пару, за развитием отношений следует недопонимание, измена и расставание. Сочная эротика перемежается сценами членовредительства, блевотины и огромной свалки.

То что можно записать в плюс фильму, это предельно динамичная съемка и эмоциональная игра, не зря голливудские промоутеры оценили операторскую работу Яна де Бонта, снявшего впоследствии такие фильмы как например «Жемчужина Нила», «Крепкий орешек» и «Коматозники». Что же касается Хауэра и де Вен, их игра максимально эмоциональная и яркая, из всех двух сот с лишним ролей голландца, можно вспомнить максимум две-три только приближающиеся к его раннему европейскому опыту.

Кроме чисто межличностной тематики, картина содержит не по децки резкий социальный посыл, что для 1973 года вполне себе в тренде. Верховен с удовольствие троллит всех до кого может дотянуться: буржуазию, клерикалов, чиновников и даже королеву. С другой стороны, бунт «хиппующего художника» сам по себе представлен довольно скептически и заканчивается он производством дешевых поделок для офисного дизайна, этим эпизодом режиссер как будто напророчил свою собственную карьеру.

Ну а так, «Turks fruit» остался ярким пятном в истории голландского кино, впоследствии картину определили как выдающееся достижение голландского искусства (практически уровня Рубенса), водрузили на первое место топ-рейтинга, а книжку Волкерса даже включили в школьную программу, все это конечно были только цветочки.




movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий