Поиск

«торчки» 19-го века


Картина Василия Верещагина «Опиумоеды», 1868 (по впечатлениям из Средней Азии):

https://zen.yandex.ru/media/id/5d93bfcb5d6c4b00ae54a75d/kak-velikii-verescagin-pytalsia-predupredit-evropu-ob-opiumnoi-zavisimosti-svoei-kartinoi-narkomaniia-v-azii-v-19-veke-5eb985b18a06122feefefac1
…….
Вот как Верещагин описывал одного проходимца, который повстречался ему в Ташкенте:

«То, что я увидел, было сложно назвать человеком. Скорее, передо мной находился скелет, обтянутый кожей. Доходяга не понимал, что происходит вокруг. Он хотел только одного – опиума.

Только опиум мог вернуть лицу бедняги хоть какие-то чувства. Он тянулся к опиумной палке, которую я купил на рынке, и шептал «Дай! Дай!». Я спрятал наркотик за пазуху. Скелет начал дрожать и извиваться на земле. С уст его срывалась только одна судорожная фраза – «Дай бенг!» (бенг – опиум).
Я сжалился и отдал палку. Скелет отполз к стене и начал грызть опиум. Видно было, что он получает истинное наслаждение. Чуть позже лицо моего собеседника искривила блаженная улыбка. Кажется, он даже пытался что-то говорить (однако смысла в словах никакого не было)».

Все это произошло у так называемого календархана. Данное заведение можно сравнить с обычным кафе. Однако, помимо традиционных функций, оно также давало кров бездомным.

Верещагин рассказывает, что далеко не все наркоманы, которые ему повстречались, ели опиум. Некоторые отдавали предпочтение кукнару. Это маковый чай, который дает сильный наркотический эффект.

Художник подчеркнул, что в наркоманских притонах уже в Ташкенте, помимо бездомных, он также замечал и почтенных людей. Увидев русского господина, люди с достатком не скрывали своего смущения. Было очевидно, что страсть к наркотикам для них является тайной.
…….
picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий