Поиск

«Несколько страничек из моей жизни»


«Первое моё воспоминание – маленький домик в Петербурге, где мы жили вдвоём с матерью.
Я была единственным ребёнком, и мы с ней остались одни на свете – отец мой умер, когда мне было два года.
Мать моя была очень религиозная женщина. Она и меня научила креститься и молиться перед иконами…»
331.jpg

«Богородица, с печальным кротким ликом, глядевшая на меня из серебряной ризы, стала моим другом.
Каждое утро и каждый вечер я разговаривала с ней, поверяя ей все свои детские радости и горести.
Мы были бедны – очень бедны. Но мама всегда ухитрялась по большим праздникам доставить мне какое-нибудь
удовольствие. На Пасху – огромное яйцо, начинённое игрушками, на Рождество – ёлочку, увешанную золотыми орехами.
А раз, когда мне было восемь лет, она объявила мне, что мы поедем в Мариинский театр. Я взволновалась.
Я никогда ещё не была в театре и всё допытывалась у матери, что же там будут представлять.
Она рассказала мне в ответ сказку о Спящей красавице, которую я очень любила и которую мама рассказывала мне уже сто тысяч раз.
331.jpg
Только что выпавший снег сверкал при свете фонарей, когда мы ехали в Мариинский, и сани наши бесшумно скользили
по замёрзшей дороге. Я, счастливая, прижалась к матери, которая обняла меня рукой, говоря:
– Вот, ты и увидишь волшебниц.
Ещё несколько минут, – и передо мной открылся неведомый мир…
Музыка к «Спящей красавице» написана нашим великим Чайковским. С первых же нот оркестра я притихла и вся
затрепетала, впервые почувствовав над собой дыхание красоты. Но когда взвился занавес, открыв раззолоченную
залу дворца, я тихонько вскрикнула от радости. И, помню, закрыла руками лицо, когда на сцену выехала старая злая волшебница, в карете, запряжённой крысами.
Во втором акте толпа мальчиков и девочек танцевала чудесный вальс.
– Хотела бы так танцевать? – с улыбкой спросила меня мама.
– Нет, не так. Я хочу танцевать так, как та красивая дама, что изображает Спящую Красавицу.
Когда-нибудь и я буду спящей Красавицей и буду танцевать, как она, в этом самом театре.
331.jpg
Мама засмеялась и назвала меня глупенькой, не подозревая, что я нашла своё призвание в жизни.
Я ехала домой, как во сне, и только о том и думала, как я буду выступать на сцене в роли Спящей красавицы.
– Мамочка, милая, ты позволишь мне учиться танцевать? Скажи: позволишь?
– Да, да, Нюрочка, конечно, – отвечала она, целуя меня и, разумеется, думая о том, как я буду выезжать
и вальсировать на балах, а она будет любоваться мной.
Но я-то думала совсем не о балах, а о балете, и ночью видела во сне, будто я балерина и порхаю по сцене,
как бабочка, под очаровательную музыку Чайковского.
Я люблю вспоминать этот первый вечер в театре, который решил мою участь. На другое утро я только и говорила,
что о моём великом решении и мама моя поняла, что её маленькая дочка – серьёзная и решительная молодая особа.
– Чтобы сделаться танцовщицей, – возразила она, – тебе придётся оставить твою маму и поступить в балетную школу.
Разве моя Нюрочка захочет оставить свою маму одну?
– Нет, нет, я не хочу расставаться с тобой, но если это необходимо для того, чтобы сделаться балериной, тогда, значит, надо расстаться. Я поцеловала мать и стала просить её, чтобы она похлопотала о принятии меня в школу.
331.jpg
И расплакалась, когда она отказала мне. Лишь несколько дней спустя, измученная моей настойчивостью,
мама согласилась пойти к директору театральной школы и взять меня с собой. Как я уже говорила, мы были очень бедны,
и, быть может, мама решилась на этот шаг, чтобы обеспечить мне кусок хлеба на будущее, когда её уже не будет со мной, и мне придётся пробиваться одной.
– Но мы не можем принять восьмилетнего ребёнка, – сказал директор.
– Приведите её, когда ей исполнится десять лет.
Это очень поразило меня и в течение двух лет ожидания я изнервничалась, стала грустной и задумчивой, мучимая неотвязной мыслью о том, как бы мне поскорей сделаться балериной.
Каждое лето, как водится в Питере, мы переезжали на дачу – крохотный, куколный домик с балконом, на котором мы,
в сущности, и жили. Там и обедали, и занимались, на балконе же мама учила меня и шить.
Без шляпы и в старом ситцевом платьице, я часто бродила одна в лесу, прилегавшем к нашей даче. Мне мил был таинственный сумрак густых сосен, между которыми плясали мотыльки. Иногда я плела себе венки из лесных цветов, надевала их на голову и воображала себя Спящей Красавицей.»
331.jpg
«Несколько страничек из моей жизни», опубликованные А. Павловой в журнале
«Солнце России» № 122 (23) – июнь 1912 г.
picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий