Поиск

Мальчик


Я познакомился с ним на съемках. Меня пригласили туда заменить не вышедшего актера. Нет, я не актер. Как сказал помощник режиссёра — фактура подошла. Роль была капелюшной. Почти камео, только кто я такой, чтобы появляться в камео? Но выбрали на замену меня. Знаете, все было спокойно. Внутри меня все молчало, не было поводов для беспокойства. Обычный день. Как казалось.

Объявили обед. Дети, занятые в эпизоде, в основном мальчишки семи-восьми лет, похватали тарелки с разной снедью и уселись за один стол. А он сидел в стороне от всех, вяло ковыряя вилкой вкуснющий узбекский плов. «Узбецкий», как говорил наш тощий лысый повар, сам то ли узбек, то ли татарин. Плов он готовил отменно. Такого духмяного плова я, пожалуй, никогда не ел. Съел три тарелки с маринованным луком. А этот парнишка свой плов так и не доел. 

Я кивком указал повару на мальчишку, тот в ответ пожал плечами: «Он всегда так». Парнишка смотрел что-то в телефоне, лучший в мире плов остывал рядом.
-Привет, ты чего не ешь? — я сел напротив, поставил перед собой уже третью тарелку и принялся азартно уплетать.
Мальчик просто пожал плечами в ответ.
-Я такого плова нигде не ел, ни в Фергане, ни в Самарканде. Пуштуны меня тоже пловом угощали, но куда им до этого! — я подцепил огромный кусок мяса и отправил в рот. 

Парень оторвался от гаджета и впервые взглянул на меня.
-Мне кажется, вы врете, не готовят в Афганистане плов.
-Еще как готовят. Приграничные таджики в него даже маковое молочко добавляют. Совсем чуть-чуть, для вкуса.
-Теперь точно врете, таджики в Афганистане не выращивают мак. Они в основном бойцы.
-Ты был в Афганистане?
-Нет.
-Тогда откуда тебе знать?
-От Дудя, — мальчик протянул мне смартфон, на экране привычно узкоголовый Дудь на фоне горного хребта разговаривал с каким-то бородатым талибом. 

-А, Дудь…- протянул я, — только талибы не таджики.
Мальчик не проявил заинтересованности в разговоре, но я продолжил:
-А Дудь смелый парень. Талибы запросто могут…
-Что? — вдруг включился мальчишка, — голову отрезать? Юре это не грозит. Он будет жить долго.
-Откуда инфа?
Парнишка лишь снова пожал плечами в ответ. 

Казалось бы, разговор и разговор. Ну, угрюмый мальчишка, чем-то недоволен. Поболтали и забыли. Так я и сделал. Мальчик напомнил о себе сам. Он позвонил ранним утром. Часов в восемь утра. Да, для меня это несусветная рань. Обычно, я ставлю телефон на беззвучку. Классическая сова, днем плохо функционирую, сплю до обеда. И если не высплюсь — день прожит зря. Потому я ненавижу утренние звонки. И телефон точно был на беззвучке. По расписанию. А тут вдруг звонок.
-Здрасти. Это Егор.
-Привет, Егор. 

Я, почему-то, сразу понял, что это он, тот самый мальчик. Хотя не узнавал его имени, и точно не давал ему свой номер. Егор начал без привычных предисловий:
-Мне сказали, что вы поможете.
Я знал, что помогу, даже догадывался, как.
Егор продолжал:
-Через час приезжайте. Я вам в ватсап скинул адрес.
Действительно, непрочитанное в ватсапе с неизвестного номера. Не сказать, что я удивлен, такие вещи со мной происходят регулярно, но не по годам деловой тон мальчика меня заинтриговал. Быстро заглотил бутерброд, запил чаем, вызвал такси и через час был на месте. 

Открыл сам Егор. Посторонился, пропустил в квартиру. Это была большая, но практически пустая студия, с минимумом мебели.
-Чай не предлагаю, — буркнул Егор, — вы все равно уже попили.
Его тону я ничуть не удивился.
-А где твои родители?
-Умерли. Я один живу.
-Как это?
-Как это «один» или как это «умерли»?
Умерли просто — в машине сгорели. Один — мне нормально. Бабушка иногда приходит. Даже часто.
В голосе слышалась досада. Но не на вопрос про родителей. Визиты бабушки Егору явно досаждали.
-Не любишь бабушку?
-Почему, люблю, она хорошая.
-И ты здесь живешь один?
-А что? Лучше в детдоме?
-Тебе же нужна… — Егор поднял руку, перебивая меня.
-Вы поможете?
-Помогу. 

Наверное, надо объяснить. Я — шаман. Я узнал об этом случайно. Когда на сеансе энергетического массажа до меня дотронулась белая ведьма, я тут же провалился в транс. Мне тогда открылось многое. Почти все это, в итоге, не оказалось неожиданностью. Словно я всегда об этом знал. Я увидел кто я, откуда пришел, опыт прошлых жизней, а точнее — смертей. Но об этом я потом расскажу, если вам интересно будет. Потом вышел из транса и понял, что я шаман. Такие дела. Потому меня не смутил утренний звонок, пробившийся через беззвучный режим, да и весь диалог в целом. 

-Как тебе помочь?
-Поговорите с ним. Я хочу узнать, почему я?
-Садись рядом. Закрывай глаза.
Нет никаких переходов, движения в тоннеле, световых блоков, падений в воду, ничего, чем так гордятся кинематографисты. В транс впадаешь сразу. Вы когда-нибудь видели сон, который начинался из ничего? Беседа уже идет. События происходят. А герои действуют. Так произошло и в этот раз. Комната была слабо освещена. Ангел сидел на столе, разглядывая свои сандалии. Выглядел он, прямо скажем, нелепо. Сандалии на босу ногу, хипстерские шорты, классическая белая рубашка, галстук канареечного цвета и длинный белый тренч.
-Ой, да ладно! Ты еще дресс-код назначь.
-Ну, ты меня удивляешь, и ангел-хранитель ты, похоже, так себе.
-Ты по своему то не суди. А мальчик — обычная смерть. 

Я сталкивался со смертью в прошлых жизнях. Со смертями. Они разные. Самая отвратительная, самая пугающая — насильственная. Это она, костлявая, в черном драном балахоне, лысый лыбящийся череп и огромная черная коса. Она всегда была такой, с самого рождения. С Каина и Авеля. Она должна пугать. Есть благородная, желанная, благообразная. Это такая бабуля в буклях. Она печет печенья, и делает закрутки на зиму. Приходит, когда долго ждешь. Есть путник. Худой, длинноногий, с посохом в узловатых руках. Его ищут сами. И он приходит не всегда. Мальчика среди них не было никогда.
-Мальчик?  Ему семь или восемь. Какая он смерть то? Мальчик!
Ангел пожал плечами:
-Милосердная. Пришло ее время. 

-Что он сказал? — спросил Егор, когда я пришел в себя.
-Что ты — милосердная смерть.
-Теперь понятно. Значит я, должен с ними познакомиться?
Я кивнул.
-Хорошо. Череп с косой я уже встречал. Тогда, с родителями. Бабулю с печеньем жду со дня на день. А Путника придется поискать.
На минуту он задумался, а потом спросил:
-Я буду надеждой или верой?
Я замотал головой:
-Ни тем, ни другим. Надежда лжива, а вера отнимает все. Ты будешь будущим, где люди тебя не боятся, а значит живут счастливо.
-Значит я буду нести жизнь, — утвердительно сказал Егор, а потом хитро сощурился и добавил, — как думаете? Мне начать с Афганистана?
Этот вопрос заставил меня улыбнуться.
-Да, только не пробуй плов у таджиков на границе. Иногда они перебарщивают с маковым молочком.

mirnaiznanku.livejournal.com

Добавить комментарий