Поиск

«Пой, даже если не знаешь слов» Бьянка Мараис


ЮАР, 76-й
Но какой будет свобода, добытая ценой крови? И что потом? Когда мы в гневе отнимем жизни у наших врагов, разве не станем мы теми, против кого сражались, теми, кто был жесток с нами? Если мы однажды познаем вкус победы, разожмут ли наши бойцы кулаки, чтобы жить в мире, или станут искать очередного конфликта?

Если вы вообще когда-нибудь думали о ЮАР, скажите, считали апартеид в этой стране пережитком рабовладельческого прошлого и результатом необъяснимо замедлившейся эволюции? Я была уверена, что так, даже имея в анамнезе Кутзее. Историю южноафриканской сегрегации не приходило в голову изучить даже поверхностно. То есть, знала, что страна, где дискриминация чернокожих была особенно жестокой, поплатилась серьезными проблемами.

До книги Бьянки Мараис, которая произвела полную ревизию в этой области знаний о мире. На самом деле, отношения колонизаторов и местного населения развивались по привычной схеме "бремени белых": права и свободы у одних, другие ущемлены и довольствуются крохами со стола, за которым пируют победители. Социальные лифты отсутствуют или не работают, но имея талант и усердие, можешь вскарабкаться по эволюционной лестнице. Заранее согласившись довольствоваться немногим.

Так было до середины XX века, официальным началом апартеида считается сорок девятый, время начала мирового подъема национально-освободительных движений. именно тогда к власти в Южной Африке приходят крайне реакционные африканеры, чье правление знаменуется приемом драконовских сегрегационных законов.

Образуются бантустаны (области гетто для чернокожего населения, покидать которые можно лишь по спецпропускам). Все черные, кроме занятых а промышленности и обслуживающих белое население должны жить там. Ограничиваются политические права. Закрываются миссионерские школы. Исчезает возможность получения высшего образования. Устанавливаются крайне жесткие нормы разделения в быту, медицине, на транспорте, в сфере развлечений.

Белые неоднородны по составу и находятся в состоянии вялотекущей вражды между англичанами и африканерами — потомками голландских колонизаторов, уходящей корнями в англо-бурскую войну. "Пой, даже если не знаешь слов" — это события июня 76-го, восстание в Соуэто, ставшее началом конца апартеида. До падения еще очень далеко, но меры по ослаблению сегрегации начнутся с этого времени.

Хотя девятилетней Робин, родители которой убиты бунтовщиками, до великих свершений нет дела. Ее отец работал инженером на золотодобывающей шахте, мама была домохозяйкой и тем июньским вечером они должны были подменить заболевшего папиного начальника с супругой на официальном мероприятии, переходящем в вечеринку.

Учительница из бантустана Бьюти тоже немного думает о глобальных свершениях. Были бы живы-здоровы дети. Двое младших с ней, но старшая, семнадцатилетняя умница Номса, заканчивает школу в Соуэто. Живет сейчас в семье ее брата. Именно его паническое письмо: "Приезжай и забери свою дочь, здесь становится опасно, я не в силах ее защитить", — заставляет женщину двинуться на перекладных на другой конец страны.

Она опоздала. Добралась в день демонстрации учащихся, которая закончилась расстрелом, реками крови по улицам. Следующие дни будут безуспешным поиском девочки, которую знали многие, но никто не может сказать, что с ней стало. Книга Мараис сведет двух этих женщин: бедную белую сироту, которая должна бы теперь ненавидеть всех черных и чернокожую женщину, у которой белые отняли дочь.

Сочетание политического остросоциального романа с историческим; сказки сироты, оды материнству, рассказа о дружбе и любви, феминистской прозы, истории взросления и авантюрного романа. Не многовато? В самый раз. Все дело в волшебных пропорциях. У кого другого получился бы винегрет, Бьянка Мараис сделала увлекательную книгу о непростых вещах. И уму, и сердцу. chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий