Поиск

Один рабочий день руководителя детского центра в Германии


Всем привет, меня зовут Александра, мне двадцать девять лет и примерно раз в год я пишу в сообщество, потому что люблю (и сообщество, и писать).
По моим постам можно отследить то, как развивается жизнь отдельно взятого человека на протяжении нескольких лет – интересный такой получается срез, думаю я, отстранённо за всем этим наблюдая.
Меняются города и страны, часы работы и некоторые увлечения, но что-то остаётся неизменно – например, любимое дело и большой-пребольшой интерес к миру вокруг. И, конечно, к людям. За это я отдельно люблю сообщество – за людей. Ведь каждый из нас – почти готовая книга.
Похожее недавно прочитала у Астрид Линдгрен. Получается, она придумала это раньше меня: «Каждый человек может написать как минимум одну книгу – о самом себе».
Что ж, сегодня я напишу ещё одну главу книги о себе и надеюсь, что читателям будет интересно. В этой главе, события которой происходят 23.06.2020, будут дети, кот, финансовый отчёт, много переписки, коробка из-под холодильника, слёзы, липа, печёная картошка, суп и смерть. Поехали.

Под катом 58 фотографий.

1. 05.19.
Это не значит, что у меня классные внутренние часы и я умею продуктивно использовать раннее утро. Если всё хорошо и я в тонусе, то могу просыпаться без будильника около 6-ти утра. Но последний раз такое состояние было – не соврать – в ноябре. То, что я открыла глаза в 05.19, всего лишь индикатор боевой готовности нервных клеток, в жизни довольно напряжённый период. Поэтому я закрываю глаза и отправляюсь досыпать.

2. 07.47, просыпаюсь снова. Пожалуй, хватит. Подъём.
Вчера я решила, что буду снимать ОМД. В субботу у меня умер дедушка, и мне нужно что-то — помимо работы и обычных дел – на что я отвлекусь.
Отдельно попрошу соболезнований не выражать; я не считаю, что это нужно делать по отношению к незнакомому человеку.
Факт дедушкиной смерти упомянут лишь потому, что из песни слов не выкинешь и кое-что на эту тему ещё наверняка появится в течение дня, а не потому, что я готова отвечать многочисленные «спасибо» или не отвечать, но прослыть невежливой (что меня, в общем, не то чтобы волнует, но я воспитанный человек, поверьте).


3. Кот приходит обниматься, как он делает каждое утро. Наверное, за ночь от меня перестаёт пахнуть котом, поэтому он с большим удовольствием долбится в мой подбородок головой, топчется по животу лапками и мурчит. Поглаживая кота, начинаю проверять сообщения.


4. Делаю пост в Инстаграм детского центра, которым руковожу. Дни поделены между мной и коллегами, но пост, который я опубликовала вчера, оказался слишком длинным, так что у него будет продолжение (и не одно). Поэтому сегодня Инстаграмом опять занимаюсь я, а коллега пропускает.


5. Вылазка на кухню. В стрессовый период жизни, если я живу одна, в холодильнике вешаются грызуны. Для того, чтобы питаться хорошо, я периодически ем не дома, но, конечно, не три раза в день. Так, с завтраком сегодня не всё так просто. Ладно, сварю гречку.

6. Натюрморт. Да, столик пора бы помыть, но пока вообще не до этого. В лакомство для кота прячу антибиотик, который нужно давать дважды в день. Несколько дней назад его кастрировали и сказали давать лекарства в течение недели. Травяной успокаивающий чай будет вместо кофе. Не знаю, есть ли эффект, но плацебо тоже сойдёт.

7. Мыльно-рыльные процедуры и селфи с лисом, которого мне в прошлом году подарила художница, приехавшая на две недели волонтёром в наш детский центр. Обожаю лиса, он чудо. Слева от лиса подарок от коллеги, «Белый мускат красного камня». Я его очень люблю и решила, что бутылку открою, когда мы съедемся со второй половинкой. Вино ждёт своего часа уже два года и, кажется, примерно через месяц будет выпито.

8. Заглянем в личную почту. Помимо всяких рассылок, пришло уведомление от сайта Workaway (через него нас находят краткосрочные волонтёры); уведомление от сайта Jpay (социальный проект по переписке с приговорёнными к смертной казни; переписываюсь с одним человеком таким образом); приглашение на собеседование, ответ от гарантии часов Swatch в стиле «плюньте на часы трижды и покрутитесь вокруг себя, и если они не заработают даже тогда, напишите нам снова» и письмо от координатора проекта по переписке с приговорёнными (Death, me, выглядит смешно).

9. Пока варится гречка, собираю рюкзак на собеседование. Попросят ли надеть маску? В городе с этим бардак, могут попросить, могут — нет. Масок у меня две, беру обе. Чаще всего ношу чёрную, развлекаю себя и народ вокруг. Белая на крайний случай, например, если на почте нужно писать адрес на конвертах – в большой чёрной маске неудобно. Апельсиновые шкурки отпугивают кота от сушащегося матраса.

10. Гречка готова, усаживаюсь за ноутбук. Есть буду там. Вообще считаю, что для еды хорошо выделять отдельное место и смотреть в тарелку, а не в монитор, но если это просто гречка, можно и сделать исключение. Поглядываю в письма, начинаю кому-то отвечать по работе.

11. В 9.00 по расписанию созвон с Диной. Дина приехала по программе европейского молодежного обмена (ESС) на полгода.
В рамках таких программ люди работают в организации в среднем 38 часов в неделю; получают жильё и карманные деньги. Программа создана для того, чтобы участники могли получить опыт жизни в другой стране и развить какие-либо профессиональные навыки, а также для того, чтобы поддерживать работу на общественных началах. Несмотря на то, что участникам положены некоторые деньги, это всё же не полноценная зарплата.
С Диной мы общаемся раз в неделю. Обсуждаем, как прошла предыдущая неделя; составляем план работы на следующую, говорим о сложностях и общих целях. Программа Дины подходит к концу в июле, но пока не очень понятно, сможет ли она улететь домой или задержится. Дина устала. В последнее время у всех много работы, как всегда в конце учебного года. Утешаю тем, что осталось недолго, уже через недели полторы будет легче.

12. Общаться с Диной мы закончили; дочитываю письма, которые пришли вчера вечером, ночью и с утра. Вот, например, письмо от городских властей детским центрам про то, что они советуют делать в контексте коронавируса (но не приказывают, а советуют, а дальше как-нибудь сами, это ваша личная ответственность, только прочитайте двадцать страниц инфы и подумайте как следует).

13. Собралась, вышла из дома, проехала 10 минут на машине, припарковалась недалеко от места собеседования. Мой московский диплом социального педагога в Германии не признан. Согласно правилам региона, в котором я живу, социальный педагог должен пройти двенадцатимесячную практику – вариант «почти работы» под присмотром специалистов.
Трагикомедия ситуации заключается в том, что я уже отработала несколько лет социальным педагогом (в Германии в том числе). Но работа не приравнивается к практике, потому что во время работы за мной некому присмотреть. Так что мой диплом не признан по сей день.

Я, в целом, не против его уже, наконец, признать; но не хочу тратить год абы где. Если уж браться — то проводить его в месте, где я смогу получить знания, которые мне потом пригодятся. Интересуют меня орг. процессы и документооборот, потому что для нынешней руководительской работы я осваивала всё сама. И ничего, освоила; но с меньшей ответственностью и большей помощью – почему бы и не поучиться.

Поэтому заявки я рассылаю редко и только в те места, которые мне правда интересны; несколько раз меня приглашали на собеседования, но заканчивалось всё легким шоком собеседующих — «ой, у вас так много опыта работы, а практика – это же для студентов». Ну и пару раз мне просто ничего не ответили или отказали, будем честны.
В этот раз я не особо стремлюсь на практику. Похоже, центр ищет того, кто будет за небольшие деньги практиканта присматривать за трудными подростками. Это я и без того неплохо умею делать. Но навыки самопрезентации отрабатывать полезно, тем более что центр – часть большой корпорации, терпеть не могу такие структуры (а они обычно – меня), короче, есть что потренировать.

14. Вышла с собеседования и с удивлением должна сказать, что мне, в целом, понравилось. Организация большая и богатая. Помещение крутое. Из оборудования всё что хочешь, включая — !!! – звукозаписывающую студию. Работать только некому.
Парень, представлявший HR-отдел, был смешной, с зализанными волосами, одетый с иголочки; и тараторил он как продавец пылесосов, который пришёл к вам домой, когда вы его не звали, и хочет побыстрее высказаться, пока вы не закрыли дверь.
Понравилось мне в этом то, что я сама в минуты особого энтузиазма тараторю точно также. Такого же тараторку встречаю впервые. Особенно на немецком языке звучало это смешно. Фотографировать внутри было не особо удобно, поэтому прикрепляю фото дворика.

15. Таймчек разбавит простыню текста. Руководитель центра говорит по-немецки хуже, чем я. Сложно. Я слышу ошибки и у меня прям язык чешется исправить; а ещё я опасаюсь нахвататься, потому что на слух нахватываю всего чего угодно, от акцента до нового языка. Но на вид она показалась достаточно милой и неглупой. Но чорт, грамматику можно бы и подтянуть, в руководящей-то должности. Простите.
Да, они ищут того, кто будет преимущественно проводить время с подростками. Будут не против спихнуть на меня какие-то документы, но, поскольку организация большая, часть документов делают специально обученные люди.
Хочу ли я проводить 20 часов в неделю с подростками и потяну ли такой график? Раньше я так и делала – пока у центра не было возможности платить мне зарплату. Работала 30 часов в неделю на основной работе, а во всё остальное время, еще примерно столько же  – в центре. Но за пять лет такой жизни я очень устала, и невероятно рада была тому, что уже в сентябре смогла прекратить. Хочу ли ещё один такой год? Посмотрим. Договорились, что я подумаю и отвечу им до конца недели.

16. Телефон разрывается от звонков. Звонит девушка, которая сегодня проходит пробный день, хочет участвовать в программе «Социальный год» (волонтёрство на год; локальная немецкая программа под эгидой министерства по делам семьи). Девушка пытается прийти к нам уже третий раз. Сначала она оказалась простужена, потом у неё заболел зуб, а сегодня – ну вот, можете почитать, что мне пишет коллега.
Другой бы уже не стал связываться с этим странным кандидатом, но я добрая и многим готова дать шанс. Отказать никогда не поздно.


17. Еду. Нужно заехать в банк и снять деньги для мастера, который меняет сломанный замок, и хочет получить оплату непременно наличными.


18. У банка кто-то выкинул коробку из-под холодильника. Я уже представляю, как классно можно разрисовать её под телефонную будку и фотографироваться в ней у нас на дне рождения центра, который будет в это воскресенье; а Дина как раз художник… Но потом представляю лицо Дины, которая и так по уши в делах. Так что не будет у нас телефонной будки, эх.


19. На входе в банк просят надеть маску, хотя в банке никого нет. Ну ладно, как скажете.


20. Краткий взгляд в рабочую почту. Ответ одного из кандидатов на вакансию (вставьте запятую), ответ второго кандидата (как-то у всех с запятыми не очень), ответ человека, который будет участвовать в программе «Волонтерский день» (крупные фирмы дают сотрудникам оплачиваемый выходной, чтобы те помогли в какой-то общественной организации), письмо с информацией для обсуждения на будущей встрече руководителей детских центров.


21. Теперь нужно отвезти деньги. Заодно закину мелочевку из Икеи, которую недавно купила. Решаю припарковаться у дома и пойти пешком, а то в последнее время маловато двигаюсь и тренировку вчера пропустила. Иду по солнечной стороне улицы.


22. Опаньки, кошелек. Почти прошла мимо, но решаю поднять. Внутри пачка документов школьника. Гуглю адрес, он на другом конце города. Но – учится в школе, которую я как раз прохожу мимо, из неё шел, видимо. Заношу кошелёк, отдаю учительнице.


23. Понравилась волшебная палочка, лежащая у самоката. Это парковка перед школой.


24. Приехала в центр, дети собирают конструктор


25. Раскладываю свежекупленные игрушки по местам – новые детали для железной дороги и кое-что для детской кухни.


26. Выясняю, что мастер скоро закончит. Решаю не оставлять коллеге деньги, как собиралась, а дождаться его самой и забрать чеки. Пока есть время, немного навожу порядок. В воскресенье большое мероприятие, поэтому нужно убрать реально ВСЁ, что лежит не там, где нужно. Пока какие-то вещи лежат там, где удобно работающим в течение недели педагогам, но скоро будет более пусто.


27. Листаю каталог с мебелью. Нам нужны новые столы и город даже выделил немного денег (хватит примерно на полтора стола из двух, в зависимости от модели); нужно определиться; это тяжело, учитывая особенности помещения. Уже пару месяцев ковыряюсь.


28. Обедаю с детьми и коллегами.


29. Приходит посылка с дезинфекцией, которую нам выделил один фонд. Он поддерживает наш читательский клуб и периодически присылает по мелочи всяких полезных материалов. Распаковываю; распределяю по комнатам.


30. Мастер выписывает счёт. Башни дети собрали из конструктора до обеда.


31. Отправляюсь домой тем же маршрутом, идти примерно минут пятнадцать.


32. На этой улице несколько лип, пахнут душераздирающе. Пока иду по улице, голова свободна от рабочих мыслей и настроение потихоньку начинает портиться. Примерно сейчас, в это время, в Подмосковье похороны дедушки.


33. Захожу в булочную, покупаю кофе и творожные шарики (их на фото не видно, потому что они уже расфасованы в бумажные пакетики по пять штук).


34. В булочной стоит дезинфекция; под ней лежит салфетка. Дословно слоган обозначает «наслаждаться всеми органами чувств», я бы перевела как «всецело наслаждаться». Это в сочетании с дозатором меня смущает и я думаю, может, в нём молоко, просто я такая глупая? Жму, проверяю. Дезинфекция.


35. Это длинная зелёная аллея, по ней можно идти долго, и в какой-то момент она закончится в совершенно другой части города, пройдя через садовое товарищество. Тут приятно находиться в любую погоду, всё очень зелёное и красивое (но временами замусоренное, увы). Сижу на лавочке, пью кофе.


36. Тайм-чек.


37. Публикую сториз в Инстаграм про то, как дети (одного ребёнка я обрезала, т.к. его фотографии нельзя публиковать) наблюдают за работой мастера (русскоязычный, кстати. Как и дети. Ну, точнее, дети у нас билингвы, а вот мастер именно русскоязычный).


38. Бац, сообщение. Похороны закончились и, похоже, там фото. Не открываю. Мне ещё целый день работать, а я уже начинаю расстраиваться.


39. Смотрю на тени, траву, ноги. Черт, это всё ужасно грустно (я не про ноги). Скорее всего, я бы не поехала на похороны, даже если бы границы были открыты, а самолёты летали, потому что я не хочу видеть близких людей мёртвыми. И еще потому, конечно, что если покупать билет «с сегодня на завтра», он стоит около четырехсот евро, это для меня дорого.
Но, возможно, получилось бы как-то поддержать других членов семьи или ощутить эту поддержку. Это не точно, потому что с другими членами семьи отношения у меня хуже, чем были с дедушкой. Но что-то могло бы быть. Но вот нет, не судьба.
Я приехала бы раньше, когда дедушка начал плохо себя чувствовать, но тогда самолёты уже не летали никакие, кроме вывозных рейсов.


40. Топаю домой. Ух. Тяжко. Чтобы отвлечься, пишу текст для ОМД. На это уходит примерно полчаса.


41. Минутка прокрастинации. Точнее, мне, конечно, нужно к завтрашнему дню сделать рассылку, но можно было бы сперва заняться сложным отчётом. Но уж нет уж, решаю начать с того, что попроще. Пишу текст-напоминалку родителям о том, что в городских лагерях, которые мы будем проводить в августе, заканчиваются места. Текст поставлю в рассылку Mailchimp, в запланированный пост на завтра на FB, а также отправлю в группу «сама себе», чтобы завтра оттуда переслать в группу с нашими новостями.
Попутно отвечаю на сообщения родителей, в основном, о записи детей на ближайшие мероприятия (городской квест и наш день рождения) и коротко сбегаю в ЖЖ – ответить на комментарии к посту об одном курсе, на который я недавно (сдуру) подписалась.

42. Большими буквами в ежедневнике написано «отчет». Этим я хотела сказать, что твёрдо решила сесть на пятую точку и победить отчёт для программы городского финансирования, в которую мы попали в прошлом году. Не знаю, что тут сыграло большую роль – чудо или безумное количество моей работы на общественных началах. Вылетим ли мы из программы в следующем году, неизвестно. Отдельно стоит упомянуть, что программа городского финансирования не значит, что у нас теперь есть деньги. Это достаточно небольшая сумма, которой хватает только на часть проекта, который, в свою очередь, часть нашей работы. Проект – продлёнка для двуязычных детей.
Цели на будущее, конечно – чтобы сумма поддержки увеличилась и зарплаты сотрудников, включая мою, тоже дошли бы до уровня средних по больнице. Но как и что будет – мне пока неведомо совершенно, тёмный лес стартапа в другой стране.

43. Я сажусь на пятую точку и начинаю ковырять отчёт. Вроде бы, документов не так много, а чеки загодя посчитала для меня коллега. Суровая правда жизни в том, что я ненавижу финансовые отчеты, я вообще человек творческий, а не вот это всё. Но, пока денег у нас мало, заниматься ими буду я. Так что я занимаюсь. Шаг первый – заполнить документ о тех, кто у нас в прошлом году работал. Это легко, документ я уже отправляла при подаче заявки на грант. Нужно его просто проверить. Работала у нас по этому гранту одна воспитательница на треть ставки (я уже говорила про мало денег, да?), а также девушка, проходившая социальный год (но денег на неё не давали, так что она получала только минимальную ставку от министерства, 180 евро в месяц, да, вы не ошиблись, я не забыла приписать нолик – это социальный год).

44. Шаг второй. Нужно коротко описать, что мы делали; просьба уместиться на страницу А4, можно писать списком. Что мы делали, я уже писала подробно, т.к. во время принятия решения о финансировании проекта было упомянуто условие предоставления дополнительного отчёта и выступления с ним на комиссии по делам молодёжи (самое сложное предложение за весь пост, заметили, да?). Комиссии пока есть чем заняться без нас, так что выступление, если будет, будет в сентябре, но отчёт нужно было отправить ещё в апреле («чтобы мы успели обработать его к июлю, чтобы комиссия успела рассмотреть его в сентябре» — что-то в этом духе было написано в письме от сотрудников комитета, у нас тут такие скорости обработки, да).
Так что я просто выбираю кусочки поприличнее из большого отчёта и копирую их в документ. Отчёт у меня получился лиричный, из него сквозит «мы очень крутые, только денег маловато», но, думаю, сотрудники, занимающиеся финансовыми отчётами, будут не против.

43. Шаг третий. Нужно описать то, как проект соответствовал заявленным целям, сославшись на индикаторы, упомянутые во время формирования заявки на грант. Это, к счастью, тоже было сделано в рамках оформления подробного отчёта.
Отдельно просят высказаться на тему того, как нам работалось в рамках равноправия среди мальчиков и девочек (третий пол пока не дошел до документов чиновников).
Ограничилась тем, что мальчики и девочки у нас могут принимать участие во всех играх и проектах, но при желании, конечно, могут играть и «мальчики с мальчиками, девочки с девочками».

44. Шаг четвёртый, здесь так быстро не выйдет. Нужно посчитать всех участников, указать побольше данных (состав семьи и прочее), посчитать количество рабочих часов, ещё раз вписать всех сотрудников, вписать данные справки от города о том, что нам дали денег, ну и, наконец, вписать все доходы и расходы. Я заполняю всё, кроме, собственно, доходов с расходами, и переключаюсь на шаг пятый.

45. Шаг пятый, финанцплан. Любопытные могут посмотреть, что почём, информация не конфиденциальная. Обычно при подаче заявки на грант план выглядит далеко не так, цифры более «круглые». Но поскольку в этот раз город долго решал, сколько точно денег нам достанется (это заняло полтора года от начала проекта), в какой-то момент у меня запросили очередной обновлённый план за 2019-й и я его обновила актуальными цифрами на основе чеков, чтобы было проще. Осталось всё проверить, потому что после этого я отдала чеки коллеге, чтобы она внесла их в табличку для отчётности. Открываю и тадаааа! Несходняк. Приличный такой несходняк. Прекрасно. Придётся лезть в чеки и смотреть, в чём дело, а также думать, как это теперь исправлять.

46. Лезу в чеки. На первый взгляд их именно столько, сколько в табличку вбила коллега, то есть меньше необходимого. Что ж, придётся выяснять, в чём дело, возможно, нужные чеки оказались в других папках.

47. Нашла несколько чеков, которые случайно попали в другие папки, но общую ситуацию это меняет не сильно. Скорее всего, в плане были учтены счета с Амазона. Лезу на Амазон…
Тайм-чек. Не хватает 261 евро. Чертовы чеки как будто испарились, загадка природы какая-то.
«Мне нужны игрушки», — вслух говорю я, потому что именно по статье «игрушки» самые сильные различия.
«Мяу», — отвечает кот. Наверняка он просто сожрал чеки, но не признаётся.

49 Тайм-чек. Я нашла недостающие чеки (не все; что-то оказалось возможно заменить), но что-то здесь всё равно не то. Но в данный момент всё сошлось. Осталось проверить, сколько денег в действительности мы потратили на воспитательницу, включая налоговые выплаты, но этим я займусь завтра, думать уже тяжеловато.
Отправляюсь в ванную, а затем – на кухню, разогревать суп и котлеты и по дороге.. шмяк! С размаху вляпываюсь в то, что почему-то на полу решил сделать кот. Обычно он так не делает, что с ним сегодня – без понятия. Ругаюсь. Навожу порядок, мою ноги. Фото не будет, сами представите. Коллега пишет, что сможет участвовать в мероприятии через полторы недели.

51. Пока еда разогревается, скидываю на компьютер фото дня. И, собственно, супчик. Еще была котлета, но она не захотела фотографироваться.

52 19.24. Я выбираюсь из дома, одеваюсь и иду на контактную импровизацию. Это такой вид танца, во время которого люди находятся в физическом контакте и танцуют без определенных запланированных заранее движений. Если погуглить это и быть не в теме, можно увидеть, как странные (часто незнакомые между собой, если это разовое мероприятие) люди ползают друг по другу, соприкасаясь самыми разными частями тела. Если повезет с гуглом, можно увидеть что-то реально красивое, но часто это просто странно и вообще что там за мужик по мне ползает у него ноги волосатые и боже мой чья-то голова у меня между лопаток.

53. На улице теплейший летний вечер и я расскажу еще немного про КИ.
Я пошла на контактную импровизацию любопытства ради, потому что этим занимается моя сестра. На тот момент я с ней только недавно познакомилась (да, у меня загадочное семейство и всё сложно); мне было ужасно интересно понять и почувствовать её отличающуюся от моей жизнь, а ещё мне очень понравилось, как она танцует, это был совершенно другой взгляд на мир. Так что ни разу не танцующая я поперлась на контактную импровизацию, потому что это упомянула и пару раз при мне с детьми делала sis.
Я до сих пор не до конца осознала, что движет всеми этими странными людьми, потому что лично я ни разу не кинестетик и не люблю (вообще-то), когда меня трогают. Но уже на первом занятии я заметила, что иногда – когда удается отключить голову – мое тело испытывает невероятный кайф. Это очень странно! (хотя со своей психологической колокольни я могу, конечно, найти объяснения). Короче, я ужасаюсь, кайфую, хожу,  ужасаюсь.


54. Вышла я поздно. Сначала навигатор говорит, что опоздаю на 20 минут, но я иду очень быстро и он меняет гнев на милость. В итоге прихожу вовремя.

55. На входе в здание. Танцевать контакт в нашем регионе пока, кстати, нельзя. А в соседнем можно. Почему? Ну потому что каждый регион сам решает. При этом у нас можно ходить в сауну с толпой людей и встречаться без соблюдения дистанции группой из 10-ти человек. Руководитель курса предложила каждому оценить, что рискованнее – контакт или сауна – и решить, заниматься или нет. Все выбрали заниматься. В общем, потому что мы встречаемся без соблюдения дистанции группой из 10-ти человек. Только и всего.

56. Два часа по мне ползают всякие люди. Точнее, сначала мы разминаемся, двигаясь так или иначе, по отдельности и вместе (руководитель предлагает идеи). Потом отрабатываем какие-то комбинации, немного простой акробатики или поддержки. Потом танцуем свободно, это для меня пока самое странное и страшное, потому что подразумевается, что думать не надо, и все вот эти комбинации и поддержки будут случаться сами, потому что тело поймёт другого и что-то сделает. Иногда это правда получается и это чистой воды кайф. Но не думать очень сложно. Очень. ОЧЕНЬ.

А потом что-то случается, чего, теоретически, можно было ожидать, но я думала, что обойдётся. Ближе к концу мы делаем медитативного рода упражнения (так бывает не всегда). Но в этот раз рукововодитель просит, гуляя по комнате, встретиться с кем-то глазами, остановиться рядом с этим человеком, смотреть на него и всякое такое по мелочи. К тому моменту я уже очень расслаблена. Мне достаточно комфортно. Я много свободно двигалась и всё такое. Во мне не осталось ничего сдерживающего и я очень люблю дедушку.
Я встречаюсь глазами с каким-то человеком и не могу просто смотреть, начинаю плакать. Сначала это ужасно, ведь принято сдерживать эмоции, не показывать слабости и всё такое, но я решаю не уходить, ничего не делать и просто наблюдать за собой. Постепенно становится лучше. К концу встречи я говорю присутствующим, в чем дело, чтобы они не думали, что это как-то связано с танцем. Все реагируют очень адекватно. На фото закат, который я вижу, когда выхожу из здания в 22.06.

58. Я иду домой, на этот раз уже без навигатора, по памяти; показывают закат.

59. В 22.46 я прихожу домой, съедаю котлету, пью воду с крыжовенным сиропом, записываю свои впечатления для ОМД, пишу небольшой пост в ЖЖ о КИ и в 23.10 ложусь спать.

odin-moy-den.livejournal.com

Добавить комментарий