Поиск

Будни журналистов «Новой»


Елена Костюченко и Юрий Козырев 27 июня планировали вылететь из Норильска в Москву с пробами воды и грунта, отобранными в озере Пясино и реке Пясина, в которые впадают реки Амбарная и Далдыкан. Это те самые реки, в которые попали 21 тысяча тонн дизельного топлива, разлитого «Норникелем».

Но сесть в самолет моим коллегам из «Новой» не удалось. Потому что в аэропорту у журналистов и депутата Мосгордумы Сергея Митрохина попытались изъять эти самые пробы. Лена и Юрий решили остаться в Норильске…

И это решение оказалось большой журналисткой удачей. Дело в том, что если бы Костюченко и Козырев вылетели в Москву 27-го, как планировали, то 28-го не приняли бы участие в экспедиции к хвостохранилищу Талнахской обогатительной фабрики, принадлежащей «Норникелю».

слив отравы в Норильске

Вот что пишет Костюченко: «28 июня мы зафиксировали слив зараженных вод с хвостохранилища Талнахской обогатительной фабрики, принадлежащей «Норникелю». Жидкость хлестала через две 450 миллиметровых трубы с бешеной скоростью — она выкачивалась насосами из хвостохранилища и перекачивалась через бьеф.

Водой ее было назвать сложно — жидкость пенилась как шампунь, имела резкий химический запах и очевидно убивала живое. Мы видели пожелтевшие лиственницы по течению ручья (ручей шел по уверенно пробитому руслу), видели мертвое озеро, в которое выливался ручей. Палки из воды — бывшие деревья. Вдоль береговой линии деревья тоже уже погибли, но пока имели кору.

Уже через несколько часов «Норникель», а следом за ним Светлана Радионова, руководительница Росприроднадзора, в практически одинаковых формулировках объяснили произошедшее. С их слов, сброс был аварийным, экстренным — при проведении гидравлических испытаний трубопровода горячей воды и «вследствие обильного ливня» вода в хвостохранилище резко поднялась. И «эксплуатационный персонал» решил сбросить воду на «прилегающую территорию».

Я считаю это ложью. Мы считаем это ложью.

Почему? Потому что у нас есть доказательства, что слив происходил и 8 дней назад».

Подробности в публикации  «Деревья в озере с этой водой стояли мертвые»

Мы видели мертвое озеро, в которое выливался ручей из труб. Вдоль береговой линии деревья уже погибли, но пока имели кору. Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»

Полицейские и Василий Рябинин идут к месту сброса. Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»


Сотрудники «Норникеля» и офицер МЧС наблюдают за демонтажом труб. Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»

Выгнать нас у департамента безопасности «Норникеля» не получилось. Тогда они отключили насосы, а рабочие «Норникеля» начали спешно демонтировать трубы. Подъехала техника. Оранжевая будка — насосная станция. Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»

С демонтажом спешили — так, что бульдозер «Норникеля» раздавил полицейскую машину, на которой приехала прокуратура. Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»
В общем, разгорается скандал. А если бы Лена и Юра 27 июня, как и планировали,  вылетели в Москву, возможно, что «Норникель» так  и продолжал бы сбрасывать в тундру зараженные воды с хвостохранилища Талнахской обогатительной фабрики.

Так или не так?

irek_murtazin.livejournal.com

Добавить комментарий