Поиск

«Срединная Англия» Джонатан Коу


Философия срединного пути

Это я и люблю в англичанах. Все думают, что вы очень надежный консервативный народ. Но вы вечно нарушаете правила. Если это позволяет добыть то, что вам нужно, вы с радостью нарушаете правила.

Книга срединного пути. Чи-во? — мне возразят, — Это роман непримиримых противоречий, окрашенный политическим противостоянием с яростным накалом страстей! Да, сломанных копий тут будет в избытке и демаркационная линия проляжет через умы и сердца. Руша семьи, разбивая надежды. Но окончательно разобьется то, чему суждено. жизнеспособное качнется ванькой-встанькой, да и выправится.

Потому и "Срединная Англия", что в некотором антропоцентричном смысле твое место для тебя центр земли, середина мира. В другом — перестроенная мельница к северо-востоку от Шрусбери, самый, что ни есть, Шир, место обитания полуросликов хоббитов (не верзилы люди, однако и не карлики гномы). Умеренно дружелюбные к гостям, но настороженные с чужаками.

Которым, однако, единственным можно доверить смертельно опасный для других артефакт. Недаром Толкиен так часто поминается на этих страницах. Серая серединная книга, как Гэндальф Серый, как, терпкая свежесть Эрл Грея с лимоном в серости раннего утра между ночью и днем.

Ночь уже миновала, а до дня всем нам еще рановато — поживите-ка в предутреннем сумраке, из темноты сразу на яркий свет опасно (помните это: "Он не заслужил света, он заслужил покой"?). Между зимой и летом бывает весна с непредсказуемой погодой. Опусти руки, распахнутые для объятия, сейчас достаточно рукопожатия. Держись середины.

Джонатан Коу удивительно точно попадает в умонастроения не только сограждан, но сегодняшнего человечества вообще. Не "за что" нам это: COVID, крымнаш, Трамп со стеной, Брекзит, а "зачем". За тем, что время притормозить и дать возможность подтянуться за лидерами тем, кто идти хочет, но сейчас в безнадежном отрыве.

Все мы "наркуши на спидах" и "какой же русский не любит быстрой езды?" Но декларированное "ибо я един со всем человечеством" на деле оборачивается пятью процентами населения, владеющими восемьюдесятью процентами богатств, пятью — принимающими реально значимые решения. И примерно пятнадцатью — успешно интегрированными в дивный новый мир. Остальные в безнадежном отрыве.

Прежде у Джонатана Коу только тридцатилетней давности "Карликов смерти" читала и меньше всего склонна была связать книгу, о которой Юзефович восторженно заговорила год назад с той, довольно авангардистской, по моим меркам, вещью. Не соединила и тогда, когда узнала, что перевела Шаши Мартынова (чей творческий дуэт с Немцовым очень высоко ценю).

И даже, блин, когда в предуведомлении увидела, что перевод выполнен с учетом переводческих решений Сергея Ильина (моя любовь на все времена) — ничего не шелохнулось в душе. Надо было прочитать книгу и начать писать отзыв, чтобы уяснить себе: "Срединная Англия" — третья часть трилогии. Ах вот почему так непросто было входить в круг персонажей, извлекая хитросплетение связей из контекста (да, я слоупок).

История началась много раньше, и в книжном ("Клуб Ракалий" написан двадцать лет назад) и в историческом (рассказывает о событиях сорокалетней давности) смыслах, когда Бенджамен Тракаллей сотоварищи были подростками, только еще собираясь войти в жизнь. Продолжилась романом "Круг замкнулся" о повзрослевших героях в поре их расцвета начала нулевых.

Теперь время заката: есть еще порох в пороховницах и старый конь борозды не испортит, да только и глубоко не запашет. Роман охватывает десятые почти до наших дней. Что одним закат, то другим самое начало. "Срединная Англия" не семейная сага в строгом смысле, молодое поколение не слишком обильно представлено племянницей Бена Софи и дочерью Дуга Андертона Кори.

Но для целостной картины этого удивительным образом достаточно. По крайней мере, в смысле тех непримиримых политических противоречий, о которых говорила в начале. И для того, чтобы составить представление об абсурдной сверхтолерантности в отношении меньшинств, низводящей представителя нормы до мальчика/девочки для битья (те перекосы, о которых после). Спокойная медитативная, несмотря на накал политических страстей, книга. Со многими эпизодами, вызывающими сильный эмоциональный отклик.

На открытие Олимпиады 2012 моя имперскость отозвалась сильнее, чем на Сочи 2014 — прямо раздулась от гордости за державу. Травля Софи в Твиттере и жуткая история женщиной парламентарием — безнадежная горечь и сочувствие. Секс в стенном шкафу оказался невероятно смешным. Будем двигаться дальше, придерживаясь золотой середины и равняясь на отстающих. Ибо я един со всем человечеством.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий