Поиск

«Тонкие места» в теме насилия и агрессии


По горячим следам процессинга решил почитать, что пишут про насилие исследователи.

Во-первых, до конца не разведены понятия «агрессия» и «насилие». Они объединяются вокруг смысла «вред»: и агрессия, и насилие причиняют вред личности.

При этом агрессия может быть реактивной, когда один человек лишь создаёт опасность, но не причиняет вред, а другой человек реагирует действием, причиняющим вред, чтобы опасность нейтрализовать. Например, если мать ругается на ребёнка, ребёнок плачет, и проходящая мимо женщина начинает ругать мать, то поведение такой женщины — это агрессия, только реактивная.

Второй вид агрессии, который почти всегда и является насилием — это проактивная агрессия. Например, когда мальчик дергает девочку за косички — это проактивная агрессия, потому что мальчик получает удовольствие от своего действия.

На втором примере заметен ещё момент с осознанностью и неосознанностью. Мальчику может быть сложно объяснить, зачем он дергает девочку за косички, возможно, он действительно не осознаёт до конца своих мотивов и даже того, что ему хочется, чтобы эта симпатичная девочка как-то обратила на него своё внимание. При этом бессознательным сам акт дерганья вряд ли является. Поэтому такие действия являются и агрессивными, и сознательными.

Когда же человек в автобусе во время резкого поворота задевает нас локтём в бок и нам больно, его действия хоть и принесли нам вред, и движения его даже могли быть осознанными, но это не является агрессией и тем более насилием.

Во-вторых, насилие обязательно должно содержать в себе действие, совершаемое помимо воли жертвы насилия. В этом смысле садо-мазохизм нельзя считать насилием, так как переживания боли являются желанными. Когда мы на экзамен приходим плохо подготовленными и получаем «неуд», то у нас может испортиться настроение и даже возникнуть сильные стойкие неприятные переживания, в то же время мы согласились на участие в учебном процессе, в котором экзамен неизбежен.

Воля главным образом проявляется в форме желаний, и в этом есть очень тонкое место в вопросе насилия. Желание — это внутренний импульс, можно желать, но никакими действиями это не обозначать. Человеческая культура в целом, её норм и традиции содержит в себе как раз способы регуляции и выражения нашей воли и желаний соответственно. Сюда относятся часто упоминаемые в контексте насилия короткие юбки и глубокие вырезы. В природе, как мы знаем, животные издают специальные звуки, совершают специальные действия, меняются окраску и т.д. В человеческом мире ритуалы сложнее.

В частности, сюда мы можем отнести провокацию как действие, направленное на побуждение человека к агрессивному поведению в наш адрес. При этом мы вроде бы не демонстрируем своего желания — не сообщаем, что хотим ощутить мазохистическое удовольствие от причиняемой нам боли. Агрессором быть неприятно, при этом часто некий уровень раздражения, напряжения и тревожности у человека имеется просто сам по себе. Совершение провокации ведёт к разрядке такого импульса, с той лишь разницей что агрессор теперь ощущает себя плохо, он реализовал то, что сдерживал в себе, открылся и теперь он уже фактически агрессор, хотя до провокации всего лишь наблюдал в себе внутренний импульс, желание.

Провокации относятся к так называемому манипулятивному поведению, которое в свою очередь очень тесно связано с насилием. Манипуляции могут не проявляться в чем-то агрессивном, например, человеку сообщают ложную информацию, которая важна для принятия решения в сторону манипулятора. При этом сообщают так, что обвинить в этом некого, нет агрессора и ты — не жертва. Множество манипуляций и провокаций мы можем наблюдать в сериалах про детективов и правоохранительные органы, и тут где-то рядом бродит тема исследования и познавательного интереса, когда нам нужно установить истину.

Желания — очень специфическое психическое явление, оно имеет в себе и определенный эмоциональный заряд, и может быть связано с мыслями, языком, но в то же время есть и что-то иное, отличающее просто мысли от осознаваемых мотивировок наших поступков. Именно здесь мы можем обнаружить и Эго с его способностью заряжать энергией отдельные мысли, и психозащиты, как набор способов поведения, защищающих эго, но не всегда направленных на удовлетворение желаний. Здесь же тема и образа Я как накопитель как удач и блага (ресурса), так и разнообразных ситуаций, в которых нам был причинён тот самый вред, о котором я сказал в начале.

Итак, как мне показалось, тонкими местами в теме насилия являются
— вопросы сознательности, целенаправленности действий человека, которого мы идентифицируем как совершающего насилие;
— возможностей эту сознательность и целенаправленность установить;
— вопросы коммуникации, способов обозначения своих желаний, способности человека верно их распознать, чтобы, как минимум, обозначить возможные конфликты интересов, приводящие к ущербу одного из общающихся; готовность услышать другого и искать решения, в которых каждый если и не удовлетворит свои потребности, но не получит серьезный ущерб.

Как вам кажется, что ещё важно помнить, обсуждая тему насилия и агрессия? На что стоит обращать внимание? ru-psiholog.livejournal.com

Добавить комментарий