Поиск

Роже Дорсанвиль. Умереть за Гаити.


Я прочитала повесть Роже Дорсанвиль «Умереть за Гаити или Судьба святой Эстер и ее сподвижников», опубликованную в журнале «Иностранная литература», 1986 год, в 5 номере. Здесь рассказывается о положении дел  на Гаити в 1970 году, когда страной правил диктатор Дювалье. Повесть разделена на несколько глав.

Глава 1.  Мария. 

Произведение начинается с того, как Мария, настоящее имя Эстер, участница подпольной группы, застрелила двух макутов Бешенного короля,  «преодолевая врожденное чувство сострадания».  Макуты — это тайная политическая полиция, созданная диктатором Франсуа Дювалье. Убийство произошло в двухстах метрах от дворца, казарм, от всего скопления оружия. Только здесь макуты чувствовали себя в безопасности, вываливаясь безоружными из кафе. Мария стреляла, находясь рядом с Альдо.

Мария перед заданием порвала все связи с семьей, только бы уберечь их от мести макутов. Она стала любовницей Альдо, богатого иностранца,  тем самым  добившись, чтоб от нее отреклась семья. Подобно всем подпольщикам она не ведала иного страха, кроме страха перед пытками. Она знала, что все они обречены, поэтому отчасти и вызвалась выполнять задание, с которого ей не суждено вернуться. Лучше уж погибнуть под открытым небом, чем «отдать свое тело на растерзание псам в тюремных застенках». Никакая подпольная группа не сможет сохранить жизнеспособность, если не будет постоянно расти. Но их было всего 15. Ни сообщников, ни замены, ни преемников. «Стоило задеть ненароком плечо мужчины, как тот съеживался и трепетал, а если женщины – она готова была крикнуть: «Делайте со мной, что хотите». 

Мария выстрелила,  отбросила сумку, которая временами была тяжелой, особенно когда в нее укладывали пропагандистскую литературу или оружие, как сегодня.  Но после выстрелов «  ей показалось абсурдным стрелять в самое себя, она не убьет себя, как обанкротившийся банкир, или продувшийся в прах картежник. Она будет драться до последнего вздоха и уложит еще двух макутов». Но макуты убили автоматными очередями Марию и Альдо. Оба трупа было приказано оставить нетронутыми для всеобщего обозрения. « По радио объявили, что всех учащихся школ надлежит провести мимо этих тел, дабы никому не повадно было идти по стопам агентов международного коммунизма. С полудня – служащие государственных учреждений». 

Глава 3.  Виктор.

 Виктор — родственник Марии, или Эстер.  Нагое тело Марии  два дня лежало на насыпи, облепленное мухами, не в силах переносить исходящий от него смрад, владельцы ресторанов и кафе оставили свои заведения открытыми, только бы избежать лишних вопросов, преследования макутов, никто не молился об усопшей, не окропил ее святой водой. Семья отправилась к насыпи, чтоб присоединить свои плевки к плевкам других подлецов. Семья отреклась от нее в газетном объявлении, 

Глава 2.  Альдо. 

Альдо владел фирмой по продаже вин, ликеров и сигарет, а также торговал оружием, его торговым партнером было правительство. От каждой проданной партии у него кое-что остается.

Бешеный король отдал приказ узнать, кто такой Альдо, собрать  все сведения о нем, настоящее имя, чем занимался. Были схвачены и зажаты в немилосердные тиски сотни бедолаг. Кухарка Альдо скончалась до начала пыток, просто с перепугу. Отдали богу душу шофер и двое служащих из принадлежавшей Альдо фирмы.  Они не вынесли пыток водой и электрическим током и маленьких пороховых взрывов в прямой кишке. Потом  власти обратились за помощью к ФБР, ЦРУ, и доминиканской жандармерии.

Шумиха, поднятая вокруг Альдо, пошла на помощь семье Марии, о них словно позабыли. «Ее отец, тетки и прочая родня, удивленные тем, что их еще не прихлопнули, закупили место на полосах ежедневных газет и клялись в верности безумному отцу нации. И ни у кого не открылась рвота, в том числе и у «отца нации», привычного к подобным тошнотворным воскурениям. Что же до пяти миллионов сынов и дочерей, то они давно свыклись с подобными изъявлениями к отцу, который почти не показывался на людях».

В этой главе раскрываются   некоторые моменты истории страны, например, отношения с соседней Доминиканской республикой, Кубой.  В 1937 году по приказу диктатора Доминиканской республики  Трухильо были убиты 26 тысяч гаитян, 12 тысяч ранено, а сто тысяч обобраны до нитки и высланы из страны. Интенсивный ввоз гаитянской рабочей силы в Доминиканскую республику, да и на Кубу тоже, была, если угодно, своего рода торговля чернокожими, налаженная американцами. «Межу 1920 и 1933 эмигрировало из страны не меньше 500 тысяч человек. Неконтролируемая рождаемость, эрозия почв, недостаточная ирригация, истребление лесов, а затем воцарилась химия с ее красителями и пришел конец рубке кампешевых деревьев, а тут явились янки со своими законами, они прикрыли наши заводики, а на Кубе и в Доминиканской республике открыли гигантские сахарные комплексы и начали сманивать туда людей с Гаити. По инициативе Кастро пятьсот тысяч гаитян, проживающих на Кубе, объявлены полноправными гражданами Кубы. Пятьсот тысяч бродяг обратились в 500 тысяч полноправных кубинцев, на Гаити гаитянину живется еще хуже, чем у доминиканцев. Буйно помешанный лишил жизни около миллиона человек. А сколько уехало, чтоб стать безродными вшами в США, в Канаде».

Я нашла в этой главе несколько взглядов на причину бедственного положения гаитян. —  «Умение закрывать глаза на очевидное – это специфическая особенность гаитян; этакое нежелание ничего понимать. Гаитяне не научились также объединятся в борьбе. Не было у них  за границей ни профсоюзов, ни инициативных групп, ни кооперативов, ни газет — ничего, что было бы создано гаитянами для гаитян. А ведь их было тысячи и тысячи за рубежом. Они словно бы уверенней чувствовали себя в доминиканских профсоюзах. Доминиканцы же, наживаясь на них, относились к ним так, как будто те – члены касты неприкасаемых. «Трусы, Навеки проклятый народ, пригодны разве что для ритуальных плясок». Мнение другого человека – «Гаитяне не хотят смотреть правде в глаза, в колдовстве и безумных шаманских плясках ищут убежища от реальной жизни».

Альдо  говорит — «Я мог бы поднять вас на революцию, если бы вы оказались способны на нее. Я пытался понять, почему вы проникнуты неистребимым чувством собственного достоинства. Отчего вы так горделиво носите головы? Слуги, лакей, рабы! Вам бы следовало сгорать от стыда и не поднимать глаз от земли, пока вы не подниметесь на восстание. Каждый третий в этой стране – доносчик».

Глава  4. Серж.

Серж — руководитель подпольной группы. Члены группы меняли жилье, собирались под видом танцулек, так как тишина в доме уже возбуждали недоверие власти. Покупали продукты, как обычные люди, молочники приводили коров, чтоб подоить их тут же, во дворе.  Мария была  ученицей Сержа, он сам послал ее на смерть, «это его доконало, и впредь он решил иметь дело лишь с профессиональными революционерами, но где их взять, профессионалов?» Собирались подпольщики группками, не все 15 сразу, хотя кое-кто и выражал желание встретиться в полном составе. Подпольщики должны быть разбиты на группы по четверо и ни одна четверка не должна знать другую. Власть, благодаря доносчику,  раскрыла их место жительства и «Никто из семерых подпольщиков не спасся». В бой вступили базуки с автоматными очередями.

Глава 5. Мишель.

Сцена суда над Мишелем. Тяжело мне было читать эту главу. Мишель хотел всему миру показать подлость режима диктатора на открытом судебном процессе и требовал его. Похоже, мир не особо интересовался событиями в стране. »Перуанское правительство прислало журналистов не слишком деятельных – совершенно аполитичного судебного репортера». Мишель пытался говорить о беззакониях, но все для него  быстро закончилось. «В зале наручники сняли, но кандалы оставили, к ним был подсоединен электрогенератор, которым манипулировал человек. Судья сказал – «Мы не были поставлены в известность о том, что он подвержен эпилептическим припадкам. Нет ли здесь врача?» « В этой стране если чего-то не понял, лучше закрой глаза, ибо понимание влечет властную необходимость выбора». Поэтому прокурор даже не поинтересовался, отчего тело обвиняемого только что извивалось  в  корчах, а теперь он стоит неподвижно, с остолбенелым видом»

Глава 6. Доктор Легро.

Два врача, бывшие друзья,  вызванные к Мишелю после пыток, нарушили приказ — оживить тело, чтоб продолжить допрос  и умертвили его уколом. Это было с их стороны и актом мужества и милосердия, я поняла.

Я прочитала в этой главе  о состоянии медицины в стране. « Медикаменты, получаемые от фонда Форда, Каре целыми ящиками сбывались в частные клиники. Легро делал операцию и отказался прекратить по требованию макута.» Она умрет. Она уже мертва, — рявкнул макут. И выпустив автоматную очередь, он прикончил и женщину, и ребенка в ее чреве. Врача оглушили ударом, надели наручники и привезли в дом макута, где он принял роды» у другой женщины.

«Воспитанный буржуазным обществом, он был настолько глуп, что стыдился своей матери, а это, в сущности, означало стыдиться себя».

Столько хороших людей погибло, но больше всего мне жаль Марию. « Она была родником, легким ветерком, ароматным цветком и зрелым плодом». Гаитяне живут так же плохо, как и жили.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий