Поиск

О диалогах в операционной — 282…


— Слышь, Клавдя, — главный врач клиники Олег Константинович не только оперирует, он, как и положено доценту еще и просвещает. — Достали с этим коронавирусом. Я и без него Романыча при смерти видел…
— Я тоже. — Отозвалась операционная сестра Клавдя.
— Ты-то откуда, блядина, видела? — голос из-за наркозного аппарата был суров, но справедлив.
— Оттуда, Алексей Романович, все оттуда. Когда вы три баллона с углекислотой на второй этаж подняли, у вас сильно взбледнутый вид был. Не вы орали, что ну его на… э-э-э… насовсем? Пусть кому надо, тот и поднимает?
— Отъебись. Три баллона — триста килограммм. — Алексей Романович попытался придать героизма своей работе. Хотя именно тогда он понял, что огнештурмовую полосу не пройдет. Больше. Не. В смысле не пройдет. Больше. Не.
— Да не слушай его, Клав, — продолжил Олег Константинович, — Слушай меня, это я доцент… Словом, дежурим мы в пятницу. Возле моего шкафа… Да, как-тораз в этом шкафу я бутылки решил посчитать. На пятидесятой сбился. Словом, мы с Романычем дежурим. И только сели, только собрались накатить как… Истошный стук в дверь «Там больные в радиологии дерутся». Словом, мы с Романычем поскакакли туда и… Два клиента, тощих и синих, как куры в советском магазине, отхлебнули и подрались. Тут-то я и понял, что он офицер. Как заорет «Отставить!» и «Разойдись!». Там он, с бледным лицом, литр водки им вылил в раковину. Я за него, прямо, испугался… nadie_escribe.livejournal.com

Добавить комментарий