Поиск

«Утомлённые солнцем» как гимн гомосексуализма


Дисклеймер: пост писался для себя и узкого круга знакомых, для серьёзного и вдумчивого обсуждения фильма. В топе ЖЖ пост оказался неожиданно для автора, да ещё и под провокационным заголовком. Это означало вероятный мощный набег мусорных, флудовых и бессмысленных комментариев…

На волне увлечения Олегом Меньшиковым собралась изо всех сил и заставила себя посмотреть "Утомлённых солнцем". На самом деле я терпеть не могу антисоветских произведений, предпочитаю их избегать, и вообще очень не готова восхищаться творчеством Михалкова. Но невозможно отрицать его таланта.
Мыслей набралось на пяток школьных сочинений. Решила записать, чтобы перечитать как-нибудь на досуге.

О франшизе и роли пропаганды
Мне очень кое-что не понравилось на форуме kino-teatr.ru. Например, что по "Цитадели" 163 комментария, а номер последнего комментария — 1304, от 2016 года. Не тысяча же с хвостиком комментариев была флудовыми. И все, что оставлены, — исключительно отрицательные и исключительно на одну тему: "Цитадель" как оскорбление памяти войны. Положительные были, их видно по цитатам. Но все удалены. Может, и флуд. Но все остальные комментарии в интернете примерно одними и теми же словами говорят одно и то же. Как будто кто-то один написал образец, а дальше миллион человек его переписали. Фильм вышел десять лет назад, и с тех пор всего один-два комментария на популярном кинофоруме?
Когда я такое вижу, я сразу начинаю думать — а не формируют ли таким образом у меня предварительное мнение, и кому и зачем это нужно? Впрочем, неважно, кому нужно, но своё мнение определённо составить стоит. Смотреть целиком я, пожалуй, не готова, но вот отдельными фрагментами очень даже можно. Кстати, они подтверждают мои биографические предположения после просмотра первых "Утомлённых".
И кстати, многое неплохо снято. В первом фильме тоже была здоровая доля шаржированности и гротексности, так что сюжетные нелепицы можно отнести именно к проявлению этих моментов.

Котов как чужой среди своих
А Котову-то, оказывается, как надоела вся эта жизнь, которой он живёт! Человек, который прошёл через бетономешалки, добился спокойной жизни — и вот живёт этой самой спокойной жизнью.
С красавицей женой… со шрамами на руках от любви к другому.
А ребёнок-то один, и тот — девочка. Чтобы комдив, герой гражданской войны, не мечтал о сыне? А Маруся то ли по здоровью не тянет, то ли по желанию. Умения, добросовестности, верности в её любви хватает, а страсти-то ноль. Французские штучки в любви ей известны, а вот настоящего жара-то даже в Моховой побольше будет.

Живёт с кучей родственников и приживал. Причём большей частью за его счёт. Вошёл в интеллигентную семью. Посёлок художников, литераторов, артистов и музыкантов, ХЛАМ сокращённо. А ценят ли его там, в этой семье, по-настоящему? "Кто же будет мыться в деревенской бане, когда есть ванна?" Наверняка всячески пытаются дать понять, что это его приняли в семью, а не он их поддерживает своим статусом и деньгами.
Да он Мите-то чуть ли не обрадовался. Пусть в тюрьму, пусть в войну снова, но, чёрт возьми, это известная жизнь. Там могут избить, могут убить, могут заставить подписывать признания, но это известный бой, известная опасность, игра с известными правилами. Он и семью предупреждает: могут и мне в любой момент арбуз вставить. Он готов к этому и ждёт этого. Он ни на минуту не верит в то, что "кто меня тронет, героя гражданской", он говорит это просто, чтобы разозлить Митю. Известный кошмар лагеря и застенок избавит его от неизвестного кошмара жизни чужим среди интеллигенции.
И Митю оставляет одного с Марусей на пляже, чётко понимая, что между ними будет. "Забирай всё. Забирай жену, дачу эту, всех этих дядюшек и тётушек. Только дочь мне оставь, она — моя." А именно к дочери тянется Митя, именно её он и пытается забрать у Котова. Это единственное уязвимое место Котова.
А, в общем-то, у Котова с Митей чуть ли не больше общего оказывается, чем у Мити со всеми остальными. Они понимают друг друга с полуслова, лучше, чем Маруся — Митю. Они в одной игре, они ближе друг к другу, чем все остальные персонажи. Это не Митя забирает Котова, это Котов уходит с Митей, добросовестно распрощавшись и выполнив свой долг перед всеми домашними. А потом Митя бросает и предаёт и Котова тоже. И у Котова слёзы на глазах от того, что он потерял того, кто мог бы быть его другом.
А дальше уже всякую политику навертели


А что было бы, если бы
Роль Ингеборги Дапкунайте не очень понятна. Вроде как она хорошая актриса, почему она играет так бледно? А может, в этом именно и состоит режиссёрский замысел?
Блестящий и шикарный Митя — он разве на самом деле мог влюбиться в эту бледную немочь? У неё фигура… тоща и длинна, по стандартам конца XX века, а в начале ценили пышные формы. Ну допустим, фигура, по какой-нибудь последней французской моде. Но ведь мозги у неё зачастую не больше мозгов Моховой. Обучены чему-то, да. Но мышление прямое "без извилин". Мужик ушёл — надо вены вскрыть. "Не знала, что это надо в ванной делать, а то кровь сворачивается". То есть "Страдания молодого Вертера" и "Бедная Лиза" читаны, а вот биологические пособия почитать — это уже слишком пошло. "В два месяца я не могла разговаривать". "Ой, канкан! Давайте попляшем!"
Родственники замечают, что Митя был бедным студентом. И женитьба на этой девушке была его пропуском в "высший свет". Так что не только любовь, сколько расчёт был в Митиных планах, очевидно. Марусю у него отняли… Дачу эту у него отняли. Связи. Деньги.
И вот он снова побывал в этом мире. А понравилось ли ему то, что он увидел? Это же его альтер эго — шофёр, который мотается по Подмосковью с кучей старого мебельного хлама в грузовике. Он не может найти свой дом.
Он вдруг увидел, каким бы он стал, если бы женился на Марусе, и какое будущее его бы ожидало. Вот затем и нужен герой Тихонова. Вот кем бы стал Митя. Таким вот "недоакадемиком", амёбой и женатым на амёбе, которые сокрушаются по атмосфере "прежних былых времён", ведут мелкие семейные интриги, живут за счёт мужа племянницы и щиплют служанок за мягкие места.
Не меньше десятка человек живёт в доме. А кто им всем варит, убирается, стирает, топит? Неужто эти все дамы с зонтиками позволят замарать себе руки в печной золе или испортить их в мыле со щёлоком? Одна Мохова. А кто её ценит, кроме самого, может быть, Котова? Да над ней смеются. Называют только по фамилии, а не по имени. Позволяют харрасмент. Издеваются над её глупостью. Отнимают драгоценнейшие лекарства. Да какая нафиг этим старушенциям разница, гвозди она варила или пластмассу? Она всех вас обслуживает, благодарить должны. Единственный, кто, оказывается, стоит внимания для Мити в этом доме — это Котов. Смелый, решительный, предприимчивый. Поэтому идея "наставить ему рога" Митей воспринимается крайне негативно. Не за этим он сюда приехал, чтобы ставить себя на их уровень.
Митя уже увидел другую жизнь. Плохая, хорошая, но там он обладает властью. Властью над людьми.
Это не заблудившегося шофёра он убивает. Он убивает часть самого себя, ту часть, которая мечтала о своём доме, о старом мире, которому уже не вернуться, часть, которая везла по всей России грузовик с хламом, и не знала, куда его приткнуть.
Dсё больше начинаю понимать, почему у Михалкова возникли мысли о продолжении. Портрет Сталина — это не только символ авторитаризма. Это не только символ разрушения старого мира, но и символ постройки нового. Мите открывается новая жизнь и новая власть — власть, где он может убить и предать человека. Но может и спасти. И шаровая молния в Кремле — предвестие новой жизни. Старые враги объединяются.


О деньгах
Заставили его, значит, Марусю бросить. Пришёл Кащей Бессмертный и заставил. А он и обрадовался. А почему он не женился? Исчез и не показывался десять лет и даже не давал о себе знать, даже подождать себя не просил Марусю? Дык отец Маруси-то умер. А кто должен содержать всё это роскошное семейство? 1927 год, голодные годы, начало первых пятилеток, только-только из разрухи начали выкарабкиваться. Всех этих академиков, бабушек, тётушек, киномеханика? Денег у Мити явно никаких (раз тапочки шить приходилось), зарабатывать на заводе — образование не позволяет. Пианистом заработать можно себе на ириски. Но не на поддержание этой роскошной дачи, крокетной площадки, оплату домработницы, дорогие сервизы, деликатесную еду на десятерых человек.
Интересно, где работает сама Маруся. Вряд ли она совсем уже без работы сидит. Всё-таки 36-й год Советской власти. Но и работа такая, что может позволить уехать на дачу на всё лето. Вряд ли преподаватель в музыкальной школе. В литературе, вероятно. Переводчиком или редактором. Тоже, в общем, не те деньги, которые позволяют содержать подобный дом.
Маруся, может, и из тех, кто сам себя обстирать может. А вот академики музыки и живописи — они точно этому не обучены. Наверняка, они её на брак-то с Котовым и толкнули ("А куда деваться — герой!"). Не явно, конечно. Не назойливо. Мягко так. Интеллигентно. Так и слышишь (не в фильме, конечно): "Какой мужчина! Какие усы!" "Ах, сапожки последние расклеились… Дорогая, не можешь одолжить немножко денег?" "Ах, если бы в нашей семье был такой влиятельный человек, то про наш вклад в Швейцарии можно было бы… не рассказывать властям. И про заначку за печной штукатуркой. А жемчуг твоей матери тебе не жалко продавать?"
И как они поменяли Митю на Котова, так и сейчас они готовы поменять Котова, который утратил влияние, на Митю. Никто не бросает укоризенного взгляда, когда Митя занимает кресло Котова… и не уходит с него. Киномеханик рад, что кто-то Котову наставит рога. Все дружно делают вид, что не понимают, зачем Митя приехал и что это за "люди из филармонии" на сверхшикарной машине и провожают Котова с песнями. Ну Маруся действительно не понимает. А вот насчёт такой близорукости остальных — сильно сомневаюсь…
А вот чего они не поняли — что Митя сюда уже не вернётся.


О страхе и ужасе
Котов-то там всяко выходит победителем. Даже избитый в машине.
Митя с самого начала пытается нагнетать саспенс. Сначала называет ему некий служебный номер, который Котову, видимо, многое говорит. Котов не проявляет признаков страха.
Митя ведёт себя по-хозяйски, рассказывает сказку, намекая на то, кто тут отрицательный персонаж, и что он сам ищет мести. Котов не боится, а даже немного жалеет Митю.
Митя сообщает киномеханику, что он из НКВД, считая, что создаст атмосферу страха в доме. Не получается. Получается атмосфера мелких интриг.
Митя очаровывает Марусю, Надю, всех домашних, предполагая что разлучит Котова с его семьёй. Двумя непринуждёнными ударами опытный военный отбивает назад и жену, и дочь. А также домашних: Мохова при проводах отбирает у Мити гитару, напоминая, что она хозяйская, и тем самым показывая, что хозяин тут другой человек.
Митя, считая, что его намёки остались непонятыми, впрямую сообщает Котову, зачем он приехал. Котов отказывается бояться.
Разозлённый Митя в открытую во всех неприглядных подробностях описывает Котову, зачем он приехал и что того ждёт. Котов по-прежнему не боится! И он не потому не боится, что уверен в своих силах, влиянии, и не верит Мите. Котов не боится потому, что он — красный командир. Командир дивизии. Герой гражданской войны. Он видел и более страшные вещи, чем те, что описывает Митя. Наверняка сотни раз был в смертельной опасности и привык рисковать жизнью, кровью, здоровьем. За себя он ни черта не боится, разве что за домашних. Ему не с руки бояться ареста и казни, он мог погибнуть ещё пятнадцать лет назад — и не погиб.
А вот Митя боится. Митя, несмотря на весь свой внешний лоск, боится буквально всего. Нервы проглядывают в жестах, которыми он поправляет волосы, в истерической игре на пианино. Он боится того, что его пошлют арестовывать Котова, и того, что не пошлют. Боится того, что Маруся не вернётся к нему, — и того, что она вернётся. Того, что Котов начнёт сопротивляться — и того, что не начнёт сопротивляться. Котов его правильно подловил — Митя боится и того, что Котова расстреляют, и того, что Котов, у которого есть влиятельные друзья, ещё может выйти сухим из воды.
Бояться Митя перестаёт только в тот момент, когда над полем поднимается силуэт Сталина. Вот тут на него вдруг снисходит понимание того, как надо действовать. Специфическое понимание, да. Зато исчезают все колебания и страхи. Сдаёт Котова. Потом убивает себя.
А Котов-то ещё остаётся жить. На экране умирает только Митя. О судьбе Котова сообщают только последующие финальные титры. Котов и здесь побеждает — он умирает после того, кто был его врагом.


Минутка смеха. Так, чисто поржать
А ещё меня не оставляет ощущение при просмотре "Утомлённых солнцем", что там такой мощный посыл гомосексуализма. Приезжает такой Митя, весь из себя — и Котов смотрит из-за спин всех на него: "Ах, какой красавчик!" Потом на пляже: ну попробуй, попробуй с моей женой, спорим, ничего у тебя не получится?
Митя пробует — и правда, всё, что получается, — это только напугать.
Котов возвращается домой, видит Митину одежду, развешанную на веранде и нервный ревниво бегает по дому: а вдруг это Митя с кем-то тут… А Митя в противогазе с длинным-длинным шлангом вовсю играет канкан на пианино. "Я тут не просто с кем-то, у нас тут со всеми и сразу!"
Митя рассказывает сказку, и Котов такой: "Бедненький… Пришлось пострадать мальчику. Ну ничего, может. будет сговорчивее."
Потом "Малыш, покажи, как ты умеешь, хотя бы чечётку." "Неплохо, а? Теперь смотри, как я умею! И глянь — моя жена в восторге от моих постельных способностей!"
Потом сцена, когда эти двое уединяются, разгорячённые, на футбольном поле и дальше между ними прямо БДСМ, а под конец: "Я тебя не сильно двинул?", а Митя: "почему меня все тут бьют"?
Под конец Котов, такой радостный: "Митя, забирает меня! С песнями! Дорогие мои, прощайте, я уезжаю со своим новым любовником. Извините, товарищ Сталин, у любви, как у пташки крылья, я нашёл себе новый объект."
Потом ещё один БДСМ в машине — и Котов, в отчаянии: "Как, Митя???? Ты всё-таки не со мной, а с товарищем Сталиным??? Так это он тебя подослал??? Так это ты с ним, а не со мной!!!???"
И Митя в конце режет вены — чёрт возьми, а могло бы ведь и получится!!!


Немного о продолжениях
И самое забавное — тема гомосексуализма активно развивается в последующих сериях!:).
Как минимум, в "Цитадели". Вот зачем Михалков всё это снимал, а вы как думали?!! Митя с Котовым меняются местами в этом раскладе. Теперь всего боится Котов и не хочет умирать до конца войны, а вот Мите уже всё равно и он спокоен как танк.
Митя долго-долго ищет Котова среди войны. Как только нашёл — Котов от него скромно убегает в бой, прячась как девственница от нормандского рыцаря. Потом Митя увозит Котова с фронта и эротично купается обнажённым в реке. Символика понятна, типо смывает с себя всю свою предыдущую вину. Котов наблюдает во все глаза и при этом ругается как истерящая жена: "Ты мне всю жизнь испортил!!! Я тебя! А ты меня!"
Дальше ещё одна БДСМная сценка (морально): "Я вот такую гадость сделал, и вот такую, и вот такую, и УБЕЙ ЖЕ МЕНЯ, НАКОНЕЦ!!!"
Но увы, товарищи так и не смогли договориться, кто из них активный, а кто пассивный.
Флешбеком совершенно неубедительная сцена, как Митя насилует Марусю в машине (отдельным сочинением напишу).
Дальше Маруся как бы на всех наплевала и свалила от этой сладкой парочки с единственным нормальным мужиком.
Мужчины в расстройстве. Потому как всем хочется быть в роли женщины, а мужчиной никто быть не способен. Жить. Мужчина может только героически умереть. Оба отправляются героически умирать.


Эротическая сцена в машине
Я вот не очень понимаю психологическую и техническую сторону изнасилования в машине. Ну допустим, Митя себя так довёл (хотя, конечно, Котов — это в его собственной голове, и если смотреть фильм с точки зрения любовных отношений Котова и Мити, то многие неясности и несвязности сюжета становятся значительно более понятными), что он ревнует, и вот набрасывается на Марусю. Но вроде как и Меньшиков, и Толстоганова — люди довольно высокого роста. Под метр восемьдесят оба. Они еле умещаются в этой машине. Хорошо, Толстоганова надела шапочку. Чтобы не стукаться об потолок, видимо. И ноги у неё под полтора метра длиной.
Какая бы ни была шикарная машина, там же надо уметь как-то повернуться??!!
Чтобы совершить то, что, предполагается, совершил Митя, лёжа — вариант вообще невозможный. Либо она, либо он должны выбить каблуками боковые стёкла. Там что, сиденья раскладывались? Тогда надо как-то ещё и сиденья разложить, а пока раскладываются, уже и остыть можно. Сидя? Сложно представить. Тогда, простите, КАК он это сделал? В какой, извините, позе? Сзади? То есть перевернуть сопротивляющуюся женщину таких размеров, с ногами таких размеров и при этом ещё что-то ухитриться сделать???!!! Хорошо, у неё шапочка на голове предусмотрительно. Но сам-то Митя должен вовсю стучаться головой об потолок при этом!!!
Допустим, в пылу страсти ему было всё равно, обо что он стучится головой. Но женщина-то подобный переворот в таком маленьком пространстве должна осуществить, как минимум, добровольно.
Короче, изо всей этой сцены единственная деталь, которой веришь — это качающаяся жемчужина на кромке оконного стекла. Да и та должна свалиться!


Актрисе
Ну ладно, пусть Маруся разлюбила одного, другого, третьего. Пусть Митя всех спас, и никто не знает, что Маруся жива, хотя она и носит в 1941 году жемчуг, модную французскую шляпку и ездит в служебной машине с шофёром.
Но вот во что я категорически не могу поверить — это в реальность Марусиной внешности. Женщина, которой в 1936 году было под тридцать, теперь, в 1943 году, ей должно быть под сорок. Если учесть, что возраст Нади вырос внезапно на 10 лет, то за сорок (если считаем, что Надю она родила примерно в 20). Так вот. Почему женщина, которой сороковник, выглядит лучше, чем под тридцать? В 1943 году, когда "всё для фронта, всё для победы", после родов, и грудной ребёнок на руках, — у неё с кожи исчезли прыщи, лицо блещет всеми достижениями пластической хирургии и хайлайтером, волосы вымыты новейшим заграничным шампунем (а не хозяйственным мылом) и уложены как в дорогой парикмахерской с помощью пенки, на шее бусики из красных камешков, домработница есть. И никаких морщин, заметим! И маникюр на руках (может, и без лака, может, и с прозрачным лаком), и ручки явно стирки до сих пор не знают. Такая прямо вся несчастная, замученная роднёй женщина!!!
Играет актриса хорошо, а вот на внешности прокололись создатели страшно… Себя Михалков не жалеет, украшает как может, и грязью, и кровью на лице, понимает, что в окопах не до гигиены — зачем же Марусю делать "дамой в современном тренде"?


Последний эпизод с участием Олега Меньшикова во франшизе
Митя при аресте в НКВД такой весёлый-весёлый. Подписывает документы, которые обещают ему расстрел, со счастливой улыбкой, хлопает рукой по столу, прибивая порхающую бабочку. Допрашивающий его, ошеломлённо: "Ты чо, Андреич?" А Меншиков нагибается к нему и так счастливо: "ВСЁ!!"
Как будто актёр с такой радостью выдыхает: "Ну наконец-то меня убили!!!! На этот раз по-настоящему!!!"
https://vtosha.livejournal.com/202219.html
movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий