Поиск

АНАНТА МУРТИ «САМСКАРА».


Ананта Мурти. Самскара

В основу «Самскары» легло подлинное событие: во время чумной эпидемии брахмины не допустили неприкасаемых на прививочные пункты, а когда мор стал распространяться, завили, что чуму вызвали неприкасаемые, которые посмели переступить порог индусского храма.

Самскара — похоронный обряд.

Один из главных героев, брахман  ПРАНЕШАЧАРИЯ,  или  АЧАРИЯ — гуру местных брахминов,  женат на калеке, ухаживал за ней и со скромной гордостью думал: «Я зрею для освобождения из круговорота жизни и смерти». Не спал с ней.  Он сознательно взял себе в жены калеку. Потом он оставил жену у осчастливленных родителей, а сам уехал учиться. Вернулся. Он кормил жену с ложечки, выполнял ежедневные молитвенные обряды, «накапливая добродетели с тем же пылом, с каким  скупец копит деньги». По вечерам повествовал о любовных похождения святых». Разгонял понемногу тьму в брахминских головах, набитых молитвами, смысла которых они не понимали».

Его мутило от запаха спиртного.  «Ему все идет: и длинная прядь волос на макушке, и кастовый знак на лбу – кружок и черточка. Никто не может так элегантно набросить на себя золототканый шарф, как он. Говорят, их у него 15 штук, преподнесенных в награду за победы в ученых спорах с искушенными пандитами Южной Индии».

НАРАНАППА — отщепенец в среде браминов. Он жил с женщиной из низкой касты, ЧАНДРИ. «Он даже пищу ел, ее руками приготовленную», приводил в дом мусульман, они и мясо ели,  и вино пили, прямо на веранде, у всех на виду. Божью рыбу выловил из хромового пруда, « Старики говорили, что кто выловит хоть одну священную рыбу — кровавой рвотой изойдет, а этому поганцу на все наплевать». «Молодых брахминов развратил, научил их по представлениям разным таскаться». Орал — «Давайте, изгоняйте меня, я в мусульмане подамся». Одного юношу подбил уйти в армию, кричал – «Ваши обряды и Священные книги никому они больше не нужны. Национальный конгресс забирает власть, и скоро вас заставят открыть двери храмов для неприкасаемых». АРЧИИ он сказал — « Я ненавижу брахманство и изведу вас. Беда в том, что здесь и воевать то не с кем, один ты здесь настоящий. А  Лакшман так деньги любит, что медяк с кучи дерьма языком слизнет».

Другие брахманы не изгнали Наранаппу из аграхары. Если его изгнать, он перешел бы в ислам, и «Нам пришлось бы бросить оскверненную аграхару». Ачария противился все эти годы его изгнанию. Он «из упрямства не мог уступить Наранаппе. Я любой ценой должен вернуть его на истинный путь. Я добьюсь этого силой моей добродетели, двумя постами в неделю. Заставлю его».

Наранаппа умер. Над телом надо провести обряд. Пока тело не «Удалено должным образом», нельзя есть, молиться, мыться. Стали думать, можно ли считать Наранаппу брахманом, ведь  он жил с женщиной из низкой касты. Если совершить похоронный обряд по отступнику, «нас, может, больше никуда не будут приглашать». Решение должен принять Ачария. Только он мог спасти своих. « Осудить нас могут и за то, что сожжем труп, и за то, что откажемся!»

Чандри, «проститутка по касте, она родилась свободной от кастовых запретов, вечно новобрачная, не знающая вдовства». «Это брахминки, едва успев родить второго ребенка, уже ходят с запавшими глазами, ввалившимися щеками, обвисшими грудями –Чандри совсем другая. Она отдала все свое золото, чтоб брахмины предали огню Наранаппу, но Ачария вернул ее украшения. Поняв, что брахмины не могут ничего решить, а умерший уже ночь пролежал в доме и у него жутко раздулся живот, она заплатила мусульманину, и тот сжег покойника. Чандри также соблазнила Ачарию, которому очень понравилось женское тело.

Брахмины не знали даже, что Наранаппа  уже сожжен, они все еще думали, что им делать.  Надежда на Ачарию не оправдалась. Ачария не сказал им, что переспал с Чандри, сказал только, что не смог вымолить у бога-обезьяны  Марути ответ. «Я ничего не знаю, поступайте, как велит вам сердце». Страх царил над селением. Женщины боялись духа Наранаппы, «не выкладывались узоры из крашенных  рисинок перед порогами, не сбрызгивались кизячной водой дворы». 

Ачария читал книги, чтобы понять, что делать с трупом, и молился, и радовался жизни в объятиях Чандри. Он, переспав с Чандри, впервые почувствовал разом все мерзкие запахи, которые всегда испускало пораженное болезнью тело жены. «Впервые различил его глаз уродство и красоту». Умерла жена Ачарии от чумы. Он сжег тело и сбежал. « Не дождался, пока костер прогорит до конца, не опустил, как положено, в реку обгорелые кости».

Сбежали и брахмины в монастырь за советом, что делать с телом Наранаппы, которое уже было сожжено. По дороге в монастырь брахмины по очереди  умирают. Про эпидемию чумы они не догадываются. Хотя все признаки инфекции налицо. Это высшая каста мудрецов. Лично я удивилась.

По поселку  уже бегали  крысы. Потом стали дохнуть, « кружатся, кружатся на месте и подыхают».  Дети считали весело крыс. « Они кишмя кишат в кладовке, что рис, что чечевица, везде полно крысиного помета». Налетели грифы и стали расклевывать крыс. Люди кричали, но птицы не обращали внимания на людей.

Ачария  думал — «Когда понадобилось решить, можно ли хоронить Наранаппу по обряду, я даже не попытался самостоятельно подумать. Нет, я положился на Бога и священные книги».

После ночи с Чандри Ачария изменился. Боялся быть разоблаченным. «Я действительно не умею жить во лжи». После грешной ночи он думал, глядя в сиротские, ждущие глаза брахминов — «Я такой же, как вы, душа, понукаемая похотью и злобой».  Он всего боялся, он боялся, что его узнают, боялся, что сел за стол, не совершив омовения после сожжения жены, боялся, но ел. «С каким царственным бесстрашием Наранаппа жил с Чандри на глазах у всей аграхары. А он? Будет жить с Чандри и прятать от людей лицо? Хорошо получится, ничего не скажешь». 

Ачария попадает на бой петухов. Он думал, что если в этом аду, где он задумал поселиться с Чандри, «если жестокость загорается счастьем в глазах завороженных созданий, то такому, как он, не выжить в этом мире. Он все отчетливее понимал, что нет в нем качеств, необходимых для жизни в мире страстей и жестокостей».

Он не знал, какой выбор сделать.  «Весь смысл выбора в том, что человек иной раз теряет голову, иначе все было просто. Мы сами творим себя тем, что выбираем, мы сами придаем форму и очертание этому нечто, что зовем собой».

Понравился мне момент, как девушка ночью ловила светлячков в тряпку, а потом дома рассыпала их на пол. « Они летали по хижине, неровно освещая  ее своим то разгорающимся, то меркнущим светом». Молодой брахман, для которого Наранаппа был авторитетом, думает, — «Избавится бы навеки от вечных похоронных угощений, от выклянчивания подношений, брахминский глаз ничего, кроме даровой еды, не видит».

Автор брахмин, Ананта Мурти, родился в 1932 году, повесть опубликована в «Иностранной Литературе», 1984 год, 12 номер. Прочитала с наслаждением. 

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий