Поиск

Хроники коронавируса 14 (26/3/2020)


Вчера впервые увидела очередное нововведение — при попытке зайти на продуктовые сайты, или сайты магазинов, торгующими другой необходимой продукцией, тебя помещают в виртуальную очередь. Сделано это для того, чтобы ограничить количество покупателей, находящихся в интернет-магазине одновременно. Только (почти) привыкла к ограничению на количество единиц товара в одни руки, как немедленно последовало новое ограничение. Вполне вероятно, я пропустила какие-то важные новости, в которых сообщили, что коронавирусом можно заразиться также в интернет-магазине, если случайно там находиться со слишком большим количеством покупателей одновременно.

На картинке нарисован шагающий человек, снизу же написано приблизительное время ожидания. Вчера в половину десятого вечера время ожидания на продуктовом сайте составляло «более часа», в без пятнадцати одиннадцать человечек прошел приблизительно четверть своей дорожки и время ожидания всё еще составляло «более часа». В половине двенадцатого человечек прошел около двух третей своего долгого пути, и сайт мне сообщил, что мне осталось стоять в очереди всего пятьдесят минут. Без двадцати минут двенадцать я пошла спать — человечек всё шел и шел и обещал, что моя очередь наступит всего через сорок три минуты.

Под всей этой красотой другая кнопка: покинуть очередь. Строго предупреждают не обновлять страницу, так как потеряешь место в очереди, не нажимать на кнопку покинуть очередь — пока, по крайней мере, точно не решил этого сделать, так как, опять таки, потеряешь место в очереди. Очереди из реальных магазинов перешли в интернет. Теперь везде очереди, вся страна терпеливо стоит в очереди, пытаясь обеспечить себя хоть какой-то провизией. Предупреждают, что свободных мест для доставки нет, и единственное за чем имеет смысл стоять в виртуальной очереди, это подкорректировать уже имеющийся заказ, если вы случайно оказались тем самым счастливчиком, которому удалось заполучить вожделенное место для доставки. Всё это за каких-то полторы недели — ровно полторы недели назад я совершенно свободно заходила в свой любимый продуктовый интернет-магазин, заказывала доставку на три недели вперед, и не помышляла ни о чем подобном. Надо корректировать собственное поведение — теперь, видимо, для того, чтобы поймать место для доставки на три недели вперед, открывающееся в полночь, придется занимать виртуальную очередь в девять или в половину девятого вечера. Осталось только понять сколько времени тебе дают на всё про всё после того, как пришла твоя очередь. Буду экспериментировать.

Сегодня в восемь утра я встала в виртуальную очередь, чтобы подкорректировать заказ. Я стояла в ней ровно два часа, после чего сайт позволил мне зайти на двадцать минут. Далеко отходить, как оказалось, нельзя, так как, как только подходит твоя очередь, тебе дают приблизительно две минуты на раздумье, после твоя очередь передается следующему жаждущему. Я подкорректировала заказы на эту и следующую недели, после попыталась забронировать доставку. Как только я нажала на кнопку «забронировать доставку», сайт выбросил меня на уже знакомую страницу с человечком, шагающим в светлое будущее. За ночь их программисты усовершенствовали программу и теперь там написано не только время ожидания в виде «больше часа», но и количество людей, терпеливо стоящих в очереди вместе со мной. В десять утра вместе со мной терпеливо стояли в очереди 138000 человек (прописью, чтобы не забыть ни в коем случае: сто тридцать восемь тысяч интернет-покупателей). Час пятнадцать спустя, в очереди стояло каких-то жалких восемьдесят семь тысяч человек, мелочь, совсем мелочь. Человечек к тому времени прошел треть своего пути. Два часа спустя, в очереди стояло всего тридцать семь тысяч потенциальных покупателей, и сайт заверял, что уже буквально через сорок минут придет моя очередь. Пропускная способность сайта мне неизвестна, посему посчитать приблизительное время ожидания пока не представляется возможным. Некоторые впрочем, видимо отчаиваются и покидают очередь махнув рукой. Я же терпеливо жду. Мне надо понять смогу ли я заказать доставку через несколько дней, когда этот вопрос действительно станет ребром. Потому я терпеливо жду и экспериментирую.

Пока ждала, позвонила родителям в Израиль и оформила им продуктовый заказ с доставкой на тринадцатое апреля. Там ситуация, конечно, тоже не сахар, но места для доставки на тринадцатое апреля и дальше, есть, ограничений же на продукты и их количество нет. Но места для доставки и в Израиле расхватывают очень быстро. Ещё позавчера я оформляла продуктовый заказ для бабушки Ыкла и сумела забронировать доставку на шестое апреля (вначале мне даже удалось забронировать на пятое апреля, но за те пятнадцать минут, в течение которых я наполняла корзину, сайт обновился и грустно сообщил мне, что на самом деле мест на пятое уже нет, но есть несколько последних мест на шестое — одно из них я немедленно схватила), сегодня же первой свободной датой оказалось тринадцатое.

Не дергайся, — строго говорит мне Ыкл, — не заказывай лишнего, ни в коем случае. Должно достаться всем! Я не хочу, — добавляет упрямо, словно продолжая спор с кем-то невидимым, так как я не спорю, я согласна, — быть как Жданов, который ел икру, когда у остальных не было хлеба. Мне эта икра в горло не полезет. Я смеюсь, — утром мажу бутерброд, — задыхаясь от смеха, цитирую я, — сразу мысль, а как народ? и икра не лезет в горло и компот не льется в рот! Мысль про народ, — поддерживает Ыкл, — совершенно правильная, а икры не надо. И компота, — добавляет задумавшись, — тоже не надо, мы его никогда не пили, нечего и начинать. Я не заказываю лишнего, я стараюсь заказывать только то, что нам надо на неделю. Но иногда всё же паникую. У меня, к примеру, кончилась зубная паста и я немедленно добавила в заказ две упаковки. Долго думала-гадала, добавляла, убавляла, но решительно оставила обе — всё равно именно эта паста особым спросом не пользуется. Две не десять, даже не три, успокаиваю я себя. А если вдруг, — думаю, — увижу, что ее не осталось в наличии, вычеркну из корзины одну и тогда кто-то будет рад. Но пока она в наличии, так что пока я оставила обе упаковки.

Сегодня не ходила гулять. Каким-то образом умудрилась простудиться — заложен нос, болит голова, и ощущение, словно я всю ночь разгружала вагоны с апельсинами. Впрочем, вполне возможно, что это реакция на очередь из ста тридцати восьми тысяч человек. Завтра обязательно пойду, через не могу и, главное, через не хочу. Сегодня, впрочем, мне придется идти в аптеку забирать рецептурное лекарство, — думаю я, — так что хочу не хочу, а прогулка мне обеспечена. Желательно, доделать все дела до того, как начнется лекция, после всё будет закрыто. Также желательно, — встряхиваюсь я, — прекратить все эти глупости с заложенным носом и дурацкой головой как можно скорее, главное, до лекции. Студенты тоже, небось, ищут себе продукты, но несмотря на это исправно ходят на лекции и работают в полную силу. А это значит, что я должна работать еще сильнее, еще, еще, чтобы думали о прекрасном анализе, чтобы на два часа забыли обо всём остальном, чтобы выходили с лекции с ощущением, что им всё по плечу. Еще бы, ведь они одолели еще одну сложную лекцию.

Я не привыкла писать дневник, даже в жж. Я пишу зарисовки, рассказы, много всего, но не дневник. Ведь дневник, в каком-то смысле — это высший пилотаж. Как можно написать интересно о событиях всего одного (или двух дней)? Это практически невозможно. И всё кажется мне, что больше писать будет не о чем. Но каждый день происходят какие-то такие изменения, которых я никогда не видела и которые требуют быть записанными. Вы уж простите меня, все те, кто привык читать раз в две недели или раз в месяц, я пишу сейчас, так как не могу не писать, так как это то, чем в частности, дышу, в прямом смысле. Сейчас моя жизнь на глубоком вздохе и выдыхать пока нельзя, никак нельзя. Вот потом, наверное, выдохну. Как только будет можно. Впрочем, я часто живу на глубоком вздохе, как бывает с людьми, для которых самое важное на свете сегодня. Это не хорошо и не плохо, это факт, к которому я (и окружающие меня люди) давно привыкла.

Компания, которая раньше доставляла в рестораны, теперь же всем желающим, значительно расширила свой ассортимент. Появились сливы, клубника и даже айва, появились капуста, разнообразные грибы и спаржа, немного увеличился выбор сыров, появились сахар, мука, мед, рис, ветчина и большие упаковки копченой семги. Им тоже пришлось ввести разнообразные ограничения: к примеру, не больше одной упаковки из тридцати яиц на семью, не больше одной упаковки сахара, муки, меда и риса. Появились, теоретически, килограммовые упаковки сыра из семейства пармезана — не больше одной упаковки в одни руки, но на данный момент его всё равно нет в наличии. В общем и целом, в наличии практически всё, за редкими исключениями. У них по-прежнему нет ни мяса, ни птицы, ни рыбы. Думаю, через некоторое время, если они сумеют, они смогут начать поставлять и это. Впрочем, также думаю, что ограничат количество в одни руки.

На улице изумительная погода, который день подряд чистое небо, тепло, умопомрачительно пахнет весной и всем, что с ней связано. На улице совсем другая жизнь, не зависящая от доставки, от продуктов и от прочей суеты. Там праздник настоящей полной жизни, такой, какая бывает каждой весной. Я выхожу в сад покурить, я останавливаюсь — никаких сайтов, никакой доставки, ничего, вообще ничего — только весна, кофе, сигарета и моя любимая задача, о которой я, наконец, спокойно думаю, наслаждаясь обжигающим кофе и сигаретой. Всё. Всё остальное позже, я от этого не бегу, нет, но я нажимаю на паузу — довольно, пока довольно.
mirnaiznanku.livejournal.com

Добавить комментарий