Поиск

Хроники коронавируса 13 (25/3/2020)


В ослепительно голубом небе сегодня не было ни одного самолета, и это, наверное, самое странное из всего ныне происходящего. Такого я еще не видела. Сегодня пошли вместе гулять по лесу — наша утренняя прогулка для девочек и самих себя. В лесу ездят одинокие велосипедисты и гуляют редкие родители с детьми. Велосипедисты почтительно останавливаются, ждут пока по тропинке пройдут редкие путники, стоя в стороне, и вежливо кивают — хорошего дня! Пешеходы же обходят друг друга, соблюдая расстояние, как минимум, два метра, как и рекомендовано.

Прислали сообщение от стоматолога, что моя стандартная очередь, назначенная еще в декабре, отменяется. Теперь они принимают только пациентов с неотложными проблемами. Простите, пишут мне, и поймите нас правильно, мы не можем назначить вам новую дату, так как пока никто не знает какую из дат можно вообще назначать. Но как только что-нибудь прояснится, — заверяют они меня, — мы вам сразу сообщим, в числе первых. Они, по крайней мере, честно пишут, что не представляют когда это всё кончится.

Усиленно обсуждаем формат будущих экзаменов, я расстраиваюсь неимоверно, я ретроград, я хочу, чтобы всё как было, но как было невозможно, а новые варианты мне категорически не нравятся. Новые варианты включают в себя экзамены онлайн с вариантами ответов, или простые экзамены, которые тоже будут проводиться, конечно же, онлайн, в формате домашних. Формат домашнего экзамена предполагает тяжелые задачи — такие, ответы на которые не дадут ни интернет, ни лекции. По крайней мере, не мгновенно. И то и другое мне категорически не нравится, по разным причинам, но предложить мне нечего, поэтому я молчу и настраиваюсь на то, что соглашусь с тем решением, к которому придет большинство.

Господин из химчистки вежливо сообщил, что они закрылись, но также сообщил, что надеется, что они опять откроются через неделю. К сожалению, — вздохнула я, — надеяться на это, видимо, нет смысла. Не надо быть такими пессимистами, — оптимистично воскликнул господин, — надо всегда верить в лучшее! Но карантин, — осторожно заметила я, — объявлен, как минимум, на три недели, оптимизм тут совершенно ни при чем. Тоже верно, — подумав, добавил господин, — с другой стороны, — вдруг добавил воодушевленно, — вдруг нас объявят незаменимыми, ведь даже в период болезней людям нужна чистая одежда! Особенно в период болезней, — уверенно добавил он. Я не спорила, но и не верила. Давайте сделаем так, — предложила я, не желая, чтобы мои любимые вещи жили неограниченный период времени в химчистке, — мы с вами созвонимся через неделю, и я как-нибудь заберу у вас свои вещи, а после всего этого я опять их принесу. Господин подумал, и согласился на то, что созвонимся через неделю.

На улице изумительная погода — та самая весна, о которой можно только мечтать. Тепло, но не жарко, поют птицы, бегают белки, не слышно самолетов, практически не слышно машин; вокруг цветет всё, что только может цвести. Одновременно. Но на улице ни души, все любуются весной из окон собственных домов; выходят из них исключительно, чтобы выбросить мусор и выставить мусорные баки на тротуар. Мусор пока забирают исправно. На всех мусоровозах огромные электронные табло: мойте руки, пожалуйста, — высвечивается надпись, — особенно после того, как вернулись с работы, чихнули, кашлянули или побывали в незнакомом месте. Давайте поможем системе здравоохранения, — просят нас всех электронные табло на мусоровозах. Белые мусоровозы с электронными табло на боках, уговаривающими мыть руки — исключительно это уже тема для романа. Большого и длинного.

Д. вернулся домой, в Рим. Радостно сообщил, что вчера ему удалось час погулять вокруг дома. Перед выходом он заполнил соответствующую форму, которую обязаны заполнять все, отправляющиеся на прогулку, форму взял с собой, на случай если попросят предъявить. На улице было пусто, никто его формой не интересовался и предъявлять не просил. Д. просто гулял вокруг дома в течение часа, после вернулся домой, как и предписано. Он вообще очень сознательный.

Ыкл и чадо три раза в день исправно бегают вверх-вниз по лестницам, набирая положенные эйфели. Мама, — гордо сообщает чадо, — до сих пор мне удавалось получить один эйфель в день! Я ей горжусь. Сама же я не могу себе представить как это бегать туда-сюда. И надо бы, наверное — физическая активность, не расслабляться, в здоровом теле здоровый дух и прочее, но моя ужасная лень перевешивает все мои разумные аргументы. К тому же, утешаю себя я, во-первых, я начала с ними гулять по лесу, во-вторых, я чаще других выхожу из дома по всяким делам. В частности, пусть и не очень далеко, но иду.

На центральной улице, по которой ещё неделю назад ходили толпы народа, практически пусто. Из многочисленных заведений, находящихся на этой улице, открыты только две небольшие продуктовые лавки, аптека, лавка мясника, небольшое кафе, подающее исключительно фиш анд чипс исключительно на вынос, и шиномонтажная мастерская. На автобусной остановке практически пусто. Впрочем, на всех автобусных остановках практически пусто. Автобусы едут медленно, словно стараются обращать больше внимания на то, стоит ли хоть один желающий на той или иной остановке. Из-за того, что на большинстве остановок пусто, чтобы продолжать ездить по графику, автобусы, время от времени, останавливаются на пустых остановках, стоят там какое-то время — то самое, которое должно было быть потрачено на то, чтобы все желающие зашли и вышли, после медленно едут дальше. Перед светофорами тормозят, словно ждут, чтобы светофор стал красным, чтобы еще немного подождать, еще немного потянуть время. Копаются, как сказала бы чадо и была бы совершенно права. Всё больше водителей в масках, да и редкие пассажиры, в большинстве своем, в масках — не просто тряпочки на пол-лица, а серьезно выглядящие респираторные маски. В практически пустом автобусе редкие пассажиры стараются держаться на почтительном расстоянии, некоторые сразу идут на второй этаж — там и в обычное время лучше, а сейчас и вовсе пусто.

Пришло письмо из службы стирки. Пишут, что они скооперировались с небольшим фермерским хозяйством и теперь, помимо того, что они забирают и возвращают стирку, они предоставляют услугу по доставке необходимой корзины продуктов. Корзина небольшая и заранее укомплектованная, в нее входят яблоки, бананы, помидоры, картошка, брокколи, лук, грибы, морковка, салатные листья, хлеб, яйца, сливочное масло, макароны и молоко. Заказать очень просто: надо ответить на их письмо в какой день мне бы хотелось получить данную корзинку. Обещают доставить без промедления прямо домой. Наши водители, пишут они, не будут к вам заходить, просто позвонят в дверь, дождутся и оставят корзинку на пороге. Цены у них не то чтобы катастрофические, но нормальными их назвать тоже сложно. Впрочем, возьму себе на заметку и это, если вдруг понадобится.

Заказывала необходимые предметы, исчезнувшие из обычного супермаркета — мыло, зубную пасту и прочее — из специального магазина. Пока оформляла заказ, некоторые вещи из списка успели исчезнуть, несмотря на то, что были в наличии в начале заказа. Теперь умение заказывать в интернете перешло, кажется, на новый уровень — надо не только точно знать как и что делать, но и проделывать всё это со скоростью света. Пока там хоть что-то есть.

На прогулке я задумалась — так что, — задумчиво-жалостно спросила я Ыкла, — ты считаешь, что бессмысленно покупать этим летом сандалии? Почему бессмысленно? — удивился Ыкл. Ну, не знаю, если никуда не поедем и будем сидеть дома, так чего я буду рушить наш бюджет? Положим, — засмеялся Ыкл, — одними сандалиями ты его не разрушишь. И потом, — быстро добавил, — ты же сама всё время говоришь, что жизнь продолжается, а это значит, что они тебе нужны. Уже просто потому, — твердо посмотрел на меня и выпустил парфянскую стрелу, — что ты их хочешь. Я задумалась, мне были нужны дополнительные аргументы. И правда, — подумав, сообщила я, — надо будет купить, а то в следующем году цена опять вырастет и так я их никогда не куплю. А вот это спорный вопрос, — засмеялся Ыкл, — может, и вырастет, а может и упадет. Теперь ничего предсказать невозможно. Но, так или иначе, — подытожил тоном, не терпящим возражений, — сандалии надо покупать. Ног у тебя всего две и обе самые ценные. Но пока я их, конечно, покупать не стану, рановато для сандалий, а вот вокруг одних прекрасных джинсов я хожу уже пару месяцев. Надо на что-нибудь решиться, пока остальные закупаются лампочками. Кстати, теперь, когда все купили не только туалетную бумагу, но и макароны с крупами, внезапно кончились все лампочки. Не знаю на что бросаться, чего не будет через неделю, сплошная лотерея.

Вчера вечером читала сводки новостей из Италии и не могла дышать. Всё сидела, читала и пыталась понять жизнь это или страшный роман Кинга. Начала было пересказывать всё, что прочитала, Ыклу, как он меня остановил — перестань. Перестань немедленно! Не читай, живи, просто живи! Страшилок очень много, особенно сейчас, но это не значит, что ты должна прочесть каждую из них. Но я хочу быть в курсе, — кричала я. Так ты и так в курсе, — заметил Ыкл, — это не та ситуация, когда ты вдруг можешь оказаться не в курсе. Хотя, слушай, давай я тебе новости расскажу, — глаза у него загорелись и он начал улыбаться, — в Израиле, уже после того, как закрыли все учебные заведения, после того, как начался полный карантин, оказалось, что есть Иешива (*высшее религиозное учебное заведение для мужчин, где изучают Талмуд*), в которой занятия не только не сократили, но напротив — как учились, так и учатся, в самом обычном режиме. И вот, пришли к раввину — главе этой Иешивы, и спросили его — мил человек, ты почем Иешиву не закрываешь? Тут везде бушует вирус, вся страна в карантине, вы тут что, совсем с ума посходили? Раввин несказанно удивился — я ничего об этом не знал, — искренне сообщил он. Если бы я знал, — смиренно-расстроенно продолжал он, — я бы давно распустил всех учеников по домам и всё закрыл бы. Ну так вот, — продолжает Ыкл восторженно, — после этого он, конечно, Иешиву закрыл, но ты представь себе какой великий человек и насколько он увлечен своим делом, если сейчас, в самый разгар, он всё еще ничего ни о чем не знал! Ни-че-го! Ты к чему это? — с подозрением спросила я, восхитившись. Всё к тому же — не сбавляя восторженности, немедленно ответил он, — сиди и работай, у тебя, скорее всего, один из лучших периодов в жизни, а ты советские газеты перед завтраком читаешь!
mirnaiznanku.livejournal.com

Добавить комментарий