Поиск

Все в одной «Телеге»


Что происходит в секретных чатах в Telegram и зачем элиты «перестукиваются» через анонимные каналы: исследование «Новой».

телега

Этот текст — продолжение исследования об анонимных телеграм-каналах. Первую часть читайте здесь.

С началом календарной весны в Telegram появилась страшилка, что Кремль, «расписавшийся в своем интеллектуальном и профессиональном бессилии… не может контролировать повестку в Telegram…». И вынужден «передать «проблему Теlegram» в руки силовиков и перейти к более простым методам работы».

«В Кремле уже даже не шепчутся, а открыто обсуждают новую кампанию по блокировке Telegram…» — это цитаты из воззвания, обнародованного малоприметным телеграм-каналом («Тот самый Олень»), но растиражированного каналами с десятками тысяч подписчиков («Кремлевский безбашенник», ВЧК-ОГПУ, «Компромат ГРУПП»…).

Вскоре после внезапного исчезновения «Футляра от виолончели» на рынке телеграм-каналов появились опасения, что на его месте может оказаться каждый. Если смогли деанонимизировать владельца канала, принимавшего очень серьезные меры безопасности для сохранения своего инкогнито, то, видимо, можно «расшифровать» и других анонимов. При этом не важно, кто это сделает, силовики или криминал, «ангажированный» бизнесменами или политиками.

Скриншот переписки в чате «Телеграмбюро 3.0»

Когда в чате «Телеграмбюро 3.0» (закрытом клубе владельцев и администраторов крупнейших телеграм-каналов, представляющих 80–90% всей российской телеграм-аудитории; среди них, например, блогер Илья Варламов и Никита Могутин, основатель Baza) один из участников поинтересовался, есть ли у захвативших «Футляр» доступ в этот чат, порядка десяти участников тут же удалились из беседы. «Время зачищать историю чата», — написал один из них (скриншоты из переписки есть в распоряжении «Новой»). «СЖИГАЕМ ДОКУМЕНТЫ. <…> Если канал продается, надо удалять админов из чата», — ответил другой.

Скриншот переписки в чате «Телеграмбюро 3.0»

Могутин в разговоре с «Новой» подтвердил существование таких чатов для администраторов. «Они появились практически сразу после того, как стали формироваться «сетки» анонимных телеграм-каналов. В чате можно легко пообщаться с Марго Симоньян, Ильей Варламовым и другими. В основном это обычная «болталка» для админов. Иногда в чате обсуждаются вопросы выступления в СМИ единым фронтом. Но за этим исключением ничего дельного там не происходит. Все серьезные вопросы, насколько я понимаю, решаются в личке», — говорит медиаменеджер.

За время существования чата сменилось несколько версий и составов участников, «переливаний из одного чата в другой», говорит Могутин. Последний панический «исход» случился после захвата «Футляра от виолончели» из-за угрозы деанонимизации.

Но опасения телеграм-публики, по-видимому, оказались преждевременными. Никаких решительных действий против других каналов власти не предприняли. Один из менеджеров, координирующих работу десятка телеграм-каналов, на условиях анонимности объяснил «Новой», что Кремль еще давно предпочел репрессиям тактику «возглавить и повести за собой».

«Метод «нагнуть и закрыть» — это модель прошлого, она сейчас не работает. Тем более у нас всегда будут верить самиздату на порядок больше, чем официозу.

Поэтому запрет Telegram был исторической ошибкой власти», — сказали «Новой» администраторы канала «Незыгарь».

ПОДРОБНОСТИ

irek_murtazin.livejournal.com

Добавить комментарий