Поиск

Проблема страха


Здравствуйте, дорогие сообщники! Однажды я обещал вам рассказать о своей работе по постановке музыкального слуха, и я выполняю обещание. Начнем!
Я начал работать по проблематике слуха в 2002 году, и очень быстро понял: я имею дело вовсе не с музыкальной проблемой. Все люди, с которыми я работал, прекрасно различали интонации голоса, отличали высокий звук от низкого, большинство прекрасно передавало голосом эмоции — а для каждой эмоции характерна своя высота звука: например, испуганный человек говорит высоким голосом, а уверенный в себе — гораздо более низким. Но у всех этих людей была характерная особенность: они были уверены, что слуха у них нет, а когда я говорил им, что это ерунда и скоро он будет — они спорили, отрицали и… боялись.
Вот тогда я и пришел к тому, что имею дело с проблемой психологической, и к корень её — именно страх. Но чего так боялись все эти люди?

Я начал искать. Первым делом я завел правило: на первом занятии сначала мы общаемся, долго и глубоко.
Меня интересовало всё:

— В какой семье вырос — в полной или неполной?
— Было ли в семье насилие?
— Где учился, где работал, и чей был выбор места учебы — твой или чей-то ещё?
— Почему решил, что у тебя нет слуха?
— Почему ты в это поверил?

И мне рассказывали удивительно похожие истории. В основном я слышал про неполные семьи, либо про семьи, где кто-то из родителей распускал руки.
Я слышал о том, что всегда тянуло к музыке, но родные настояли на том, что надо учиться менеджменту (математике, психологии, идти в техникум).
Что родные часто говорили — у тебя нет ни слуха, ни голоса. Куда тебе рыпаться? Тебе медведь на ухо наступил, ты фальшивишь и т.д.
Что однажды приходила вера: они — правы, а я ущербный и бесталанный. Куда мне… В техникум бы взяли.

И вот тогда всё стало просто и понятно. Я начал на первом занятии говорить всем ученикам комплименты и давать такие задания, которые сложнее не выполнить, чем выполнить. Когда им становилось спокойно и хорошо — мы начинали петь. По одной ноте сначала, и каждый раз я снова видел этот страх — но привычка побеждать, сформированная прочими удачно выполненными легкими заданиями (подышать, поприседать, нажать клавишу) брала своё, и я снова видел страх, но уже другой. Они говорили: «Неужели получилось? Да быть того не может!». Я отвечал: «Да. Ты смог. А теперь подыши и поприседай ещё».
2-3 занятия, и люди начинали петь чисто. Это ведь несложно на самом деле: способность различать высоту звука и чисто петь для человека так же естественна, как ходить и дышать.

Однажды мне привели маленького ребенка, 5 лет. Его привела бабушка и принялась раздевать в коридоре, хотя ребенок явно уже умел раздеваться сам: это насторожило. Бабушку попросил подождать за дверью, а ребенку учинил допрос -что да как и почему не поешь? И ребенок рассказал, что он любит петь, но бабушка постоянно говорит, что он фальшивит и даже не может сам одеться. Попросил спеть: да, в ноты он не попадал, но как-то странно не попадал… Говорю: какую песню знаешь? Эту? Спой! Только громко, и я тебе не буду говорить, что ты фальшивишь. По-моему, ты отлично поешь!
Спел. Фальшиво. Я ему поаплодировал и говорю:

— Отлично! А громче можешь? Я глуховат, прости…

Спел, и это было уже увереннее. Потом спел ещё, потом поиграли на синтезаторе, фортепиано, металлофоне, поиграли в ладушки, я налил ему чаю и снова он пел — и с каждым разом это было увереннее, громче и чище. Полтора часа пролетели как минута.

И когда мы прощались, бабушка принялась его одевать. Парень начал скисать на глазах. Говорю:

— А сам умеешь одеваться?

Парень смотрит на бабушку…

— Бабушка, пожалуйста, пусть у меня он всегда переодевается сам! Он уже большой, сильный и поёт хорошо!

Бабушка явно была другого мнения, но парень таки оделся сам.
Ясно: гиперопека и «бабушка всё лучше знает». Вечером звонить маме и объяснять, что у парня со слухом порядок, просто ему петь не дают. Что ему вообще никакой самостоятельности не дают, похоже — и не смотря на это парень отличный и со слухом порядок.

— Понравилось? — спрашиваю на прощание.

— Да! — улыбается парень.

— Приходи ещё! Сам-то понял, что петь можешь, и хорошо?

— Ага! — снова улыбается парень.

— Ну, будь здоров!

Страх — это ведь проблема не только музыкальности. Из-за страха люди могут всю жизнь прожить с нелюбимым человеком, всю жизнь заниматься нелюбимым делом, всю жизнь считать себя ущербными.

Скажите, вот лично у вас есть слух? Нет? Тогда скажите мне, какой звук выше — тявканье болонки или гавканье огромной овчарки? Да, вы правы! Конечно, тявканье болонки высокое, а голос овчарки гораздо ниже.

Вы способны различать высоту звука, и это значит только одно: музыкальный слух у вас есть, а его тонкость можно натренировать. Ах, вы ноту «ля» от «ре» не отличаете? Так это дело практики, каждый музыкант подтвердит.
Вам сказали, что вам медведь на ухо наступил? Да вам просто наврали, а вы поверили!
Плюньте на это и идите учиться петь.
ru-psiholog.livejournal.com

Добавить комментарий