Поиск

О диалогах в операционной — 272…


А у нас теперь перекладина висит. Над курительным выходом. И Алексей Романович, выходя с «оздоровительного дышания свежим воздухом» каждый раз подтягивается. Кстати, в спине у него после пары заходов что-то щелкнуло и стало заметно легче.
— Алексей Романович, — сказала операционная сестра Клавдя, в очередной полюбовавшись на эстетику физических упражнений, — Что-то вы жидко как-то.
— Лет пять к турнику не подходил, после того как плечо разыгралось. Это деградировать легко и приятно. Плечо сейчас нормально, наберу форму за месяц.
— Набере-е-ете… — усомнилась Клавдя.
— Наберу. Ибо турник полезен. И вообще он двойного назначения.
— Это какого?
— А вот придете с утра после моего дежурства, а на нем кто-то из наших подрабатывающих студенток висит. И табличка на шее. «Партизанен». — Потом, подумав, — Не. «Тупой партизанен».
Потом была пауза. А потом истошный вопль:
— Алексей Романович! Предупреждать надо! У меня полный рот чая! А если бы не сдержалась?
— Ну не сдержалась и не сдержалась. — Наш герой традиционно невозмутим.
— Нет уж. Это только вы по утрам после рапорта говорите «Я плюнул вам в чай, теперь вы умрете»… nadie_escribe.livejournal.com

Добавить комментарий