Поиск

Дэвид Хан у сарая, где он построил источник нейтронов. 1992, США


Бойскауты получают значки и нашивки за достижения, и носят их с гордостью. Любой бойскаут и любой фалерист скажут вам, что вокруг значков вообще крутится вся человеческая цивилизация; юный Дэвид из Мичигана задался целью получить очередной значок — «Атомная энергия» и построить для этого ядерный реактор. В 15 лет начал строительство, в 17 закончил, построил — правда, получился не реактор как таковой, а источник нейтронов, но значок–таки был получен, вместе с высшим чином организации — Eagle Scout.

…Вот где можно найти всё нужное для создания реактора, спросите вы — и я вам отвечу: поднимите голову, там будет америций, поскребите старые часы — получите радий, опустите взор долу (на свалке) — отыщете всё остальное. Америций — из бытовых датчиков дыма, тритий из прицелов, торий из кемпинговых фонарей, литий — из огромного количества простейших батареек, а если хорошенько потрясти родительский кошелёк, можно купить бунзеновскую горелку, потом запечатать «сваренное» горелкой в свинец (он из аккумуляторов со свалки, как вы понимаете), сварганить себе свинцовое пончо, накрыть сооружение листом алюминия(!) для защиты…
Ну, в общем, источник нейтронов испускал.
Со страшной силой: в 1000 раз активнее фона.
И Дэвид испугался.

Он не боялся писать в Американское Ядерное Общество, Институт Эдисона (представляясь учителем физики и даже учёным), не боялся выпрашивать у них оборудование (и получал его, кстати), просить у них советов по инженерии и технологиям, не боялся заказывать литературу по Манхаттанскому проекту, даже синтезировать нитроглицерин не боялся (это ещё до реактора, на заре познавательной деятельности; за что был изгнан родичами — после взрыва — в сарай на КДПВ), а вот как зафонило — испугался.

Испугался, разобрал свой чудовищный девайс, торий сложил в обувную коробку и запрятал поглубже в сарае, америций с радием рассовал по цветочным горшкам, а всё остальное покидал в багажник и повёз на свалку — но тут по какой–то причине его остановила дорожная полиция.
И обыскала.
И увидела сундучок со всякими штуками, которые напоминали то ли бомбу в сборе, то ли бомбу уже сработавшуйю; в общем, Дэвида замели.
…С родителей взяли $60 тысяч за «денуклеаризацию» придомовой и прилегающих территорий, квартал был эвакуирован, виновник торжества сидел в кутузке, его навещали ФБРовцы, недоумевая, можно ли ему вменить статью или лучше звать санитаров, мать отчаянно спивалась, отчим пытался доказывать невиновность пасынка, потрясая его поясом со скаутскими значками…
Ну, в общем, выпустили.

Юным гением он совсем не был, этот Дэвид, кстати.
Учился плохо, логикой и вообще — мышлением — не блистал; наверное, особое состояние психики и невероятная упёртость сначала в химические опыты со взрывами и дымами, а потом увлечение атомом привели его к опытам в сарае.
Надо сказать, из армии его потом комиссовали (с почётом, однако) именно с подозрением на расстройство личности. Комиссовали — и что вы думаете? Он снова стал тырить датчики дыма ради америция, снова стал собирать реактор, но тут уж его посадили на 3 месяца, не дали развернуться.
Так, в общем, и сгинул этот парень, на сороковом году жизни, экспериментируя уже внутри собственного тела с сочетаемостью лошадиных доз алкоголя с наркотиками. foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий