Поиск

«Грань»


Страна на коленях, возить вдруг стало нечего. Так что чем бы не тешилось, а мы балуемся пером и клавиатурой))

О некоторых вещах в жизни писать неприятно, но по другому никак, приходится вымучивать. Как недавно рассказывал, покусился на аж целый роман. В моей профессии за сюжетами ходить далеко ходить не надо, большинство из них взяты из реальной жизни, но, как говорится, все сходства — абсолютно случайны.

Договорив по телефону с женой Леха заглушил двигатель своего Фредлайнера. Рабочий день на сегодня закончен, завтра после обеда нужно быть на выгрузке на распределительном центре торговой сети “Шестерка”. Важно туда прибыть вовремя, ко времени, указанному в документах. Опоздание чревато длительным простоем, поставят в “живую очередь” таких же опоздавших и стоять можно долго. День, два, даже неделю. Сидя за рулем, подсчитывая, что он заработал за этот рейс, Леха задумался.

Внезапно в темном небе появилась светящаяся точка, она все больше и больше разрастаясь, превратилась в нестерпимо яркое, в ночной темноте, маленькое солнце.  На стоянке на несколько минут стало светло, как днем. Беззвучно прочертив половину небосвода, это ночное солнце скрылось за горизонтом. На стоянке фур снова воцарилась темнота. Но не надолго. В той стороне, куда улетел светящийся шар, небо озарилось еще более яркой вспышкой, погаснув через мгновение.

  • Интересно, метеорит это упал или ракета взорвалась? Может война началась? — спросил с усмешкой Леха сам  себя вслух.

Несмотря на долгожданную, после не по-сентябрьски летнего зноя, пусть и душную прохладу  ночи, спать ему уже не хотелось. Не каждый день наблюдаешь такое, хорошо успел взять смартфон, снять видео, будет чем завтра похвастаться перед друзьями.

Набив трубку табаком и достав из холодильника прохладную минералку Леха вышел на улицу, присел на подножку. Удивленно посмотрел на небо. Даже в свете фонарей было видно, как в нем сияли разноцветные сполохи северного сияния. В том, что это именно северное сияние, Леха нисколько не сомневался, он не раз и не два бывал за Полярным кругом. Но что бы в сентябре, да под Курганом?

А потом раздался низкий, все нарастающий гул, переходящий в рев. Какая-то неведомая сила сбросила Леху с подножки тягача, больно приложив о прыгающую землю.

Землетрясение прекратилось так же внезапно, как и началось. Леха поднял голову с наконец успокоившейся земли, которая мгновение назад кидала его вверх вниз. Оглянувшись, повернулся на бок, сел на асфальт. Трубку с табаком он выронил, но где и куда именно, из-за погасшего внезапно света он не видел. Похлопав по карманам, вытащил пачку сигарет, дрожащей крупной дрожью рукой прикурил с пятой спички. Глубоко затянулся. Затем еще раз. Встал.

Со стороны небольшого городка, лежащего километра в десяти от трассы, появилось зарево все сильнее разгорающегося пожара.

Леха залез в кабину, заведя машину включил фары. Хоть какое-то освещение на стоянке. Над тем местом, где несколько минут назад было придорожное кафе и куда он собирался пойти ужинать, медленно оседали клубы пыли. Кафе превратилось в кучу битого кирпича и бетона.

Вокруг бывшего кафе собирались водители  ночевавших на стоянке фур. Включив дальний свет, вышел из машины, одел перчатки, достал из под прицепа лом и пошел к ним.

  • Ну что мужики, давай разгребать, там под кирпичом девчонки поварихи остались — сказал он, ни к кому не обращаясь. 

  • Кухня где-то там была, оттуда и начнем.

Раскапывали руками, ломами, лопатами в свете фар нескольких фур. Из под упавшей плиты перекрытия вытащили кассиршу. О том, что это именно кассир узнали по бэйджику, лица у нее не было, оно превратилось в сплошное кровавое месиво. От увиденного к горлу стала подкатывать тошнота, хотя Леха старался не подавать виду. Следующей раскопали официантку, она практически не пострадала, кроме руки. Чем-то острым ей отрубило кисть и теперь она висела лишь на лоскуте кожи.

Какая-то собачонка-дворняжка, жившая при стоянке, бешено носилась по развалинам. Сначала ее прогоняли, кидались в нее обломками кирпичей, но когда она с диким лаем начала вдруг копать, догадались, что она всеми силами пытается показать, где лежат те, кто совсем недавно ее кормил объедками с кухни.

Начав копать в том месте, которое она показала, вытащили охранника. Арматура вспорола ему живот и теперь кишки волочились за ним, а он, дико крича, пытался запихнуть их обратно.

Его уложили на найденную в развалинах скатерть.

Леха, шатаясь, отошел в сторону, прислонился к какому-то прицепу, переводя дыхание от тошноты. Крик охранника не могли заглушить даже несколько работающих фур, освещавших своими фарами место трагедии.

Так же шатаясь как пьяный, он медленно пошел к своей машине, опираясь на лом. Подойдя к двери остановился. Наклонился. Его  долго рвало.

В абсолютном отупении залез в кабину, сел на пассажирское сиденье и закурил.

Дежурно отметил, как в свете фар прошли два смеющихся мужичка, в руках у них были, чудом уцелевшие при разрушении бара бутылки, но с коньяком или водкой, этого Леха не разглядел.

От крика закладывало в ушах, несмотря на духоту “бабьего лета”, он закрыл окно, чтобы только его не слышать. Леха знал, что шансов выжить у того не было и такие ранения самые мучительные, человек с распоротым животом может прожить несколько суток.

В какое-то мгновение он  всерьез был готов выйти и проломить несчастному голову,  лишь бы не слышать больше этого крика.

Так и не уснув ночью, вместе с восходом солнца Леха выехал со стоянки на пустынную дорогу. В тишине, за ровным урчанием мотора все пережитое ушло на второй план. От вида привычной серой ленты асфальта наконец пришло успокоение.

Он любил ездить ранним утром, когда солнце уже встало и в лощинах скапливался утренний туман. На дорогах еще пусто и никто не мешается под колесами его фуры. За годы своей работы он привык, что что бы не происходило на дороге, снег, жара, гололед, но груз должен быть доставлен вовремя. И ночное землетрясение тоже не должно быть исключением. Жаль только, что связи нет. Хочется поделиться видео, снятым ночью, да узнать, как там дома, жена с детьми.

Включил радио, послушать, что же произошло сегодняшней ночью, но оттуда, только помехи, ни одна станция не ловилась. Из рации тоже только шум, такой же, как в грозу, при вспышках молний.

Сентябрь в этом году выдался на редкость теплым, даже жарким. Настоящая золотая пора, деревья на улицах и в парках города утопали в разноцветных красках, желтые, оранжевые, пурпурные листья понемногу падали на асфальт и землю, устилая все цветным ковром. Дворники, конечно, старательно убирали всю эту красоту, но кое-где в парках все-таки оставались яркие островки на радость людям.

Аля вместе с детьми только приехал с дачи. Немного овощей со своего огорода, цветы. Огромная корзина яблок, от которой исходил ни с чем не сравнимый аромат, расположилась посреди кухни.  Дома пока никто не ждал, Алексей в рейсе, животных не держали, так как и сами частенько бывали в разъездах.

  • Ника! Поставь цветы в вазу, пожалуйста.

  • Никита! Не хватай печенье грязными руками!

Ника, девочка двенадцати лет, вооружившись ножницами, разбирала огромный букет осенних цветов. Разноцветные астры, величественные гладиолусы, кустики хризантем разбежались по всей комнате. Девятилетний Никита помогал как мог, бегал туда-сюда с вазами, пока им с сестрой не показалось,что все расположено идеально.

В обычных домашних хлопотах время пролетело незаметно, вымыта посуда после ужина, тетради и учебники заняли свои места в школьных рюкзаках. И скоро наступит долгожданная тишина.

Самое приятное время суток, это  поздний вечер, или раннее утро, когда дети спят.  Можно налить чашку любимого чая или кофе и просто посидеть молча. Поставить любимый фильм или музыку и на какое-то время ни о чем не думать. Район города достаточно тихий, ночной разгульной  жизни мало, поэтому тишина почти полная, редкие машины не в счет. Созвонилась с мужем — у него все хорошо, дома почти порядок, при наличии пары очень шустрых детишек, на большее рассчитывать не приходилось. Так что повседневные дела на сегодня закончились.

Только что-то не получалось. Любимый фильм не находился, музыка тоже и состояние покоя почему-то никак не наступало. Что-то мешало, может быть она о чем-то забыла? Аля подошла к окну. Небо было чистое и, на ближайшее время, прогноз погоды не обещал ни грозы, ни дождя. Можно сказать, что продолжалось лето, если бы не по-осеннему прохладные ночи.

Кажется стало понятным, что мешает. Дети не спали. Из комнаты доносились шорох и шушуканье. Аля зашла в детскую. Ника с Никитой торчали у окна и не отрываясь смотрели вверх.

  • Смотри, смотри! Летит! — послышался громкий шепот сына.

  • Кто там летит? — строго спросила Аля

  • Ой мам! Смотри! Не кто, а что! Звезда, большая пребольшая! И она приближается!

  • Звезда не может приближаться, она давно бы погасла.

Аля подошла к детям и выглянула в окно. Высоко в небе происходило что-то невероятное. Слишком яркая и большая звезда приближалась, разрастаясь. Она не гасла как обычно, а становилась похожей на небольшое солнце. Ослепительно вспыхнув напоследок звезда наконец погасла.

  • Ну все, “кино” закончилось, давайте ложиться. Вставать завтра рано. Школу никто не отменял.

Наклонившись, чтобы поднять упавшую со стула одежду, Аля вдруг почувствовала, что пол под ногами начал дрожать. Она замерла на секунду, прислушиваясь. Может быть показалось, может грузовик проехал? Дрожь не утихала. Наоборот, становилась все сильнее. Что это? Землетрясение? Откуда? Но это невозможно! Внезапно разлетевшиеся осколками окна вывели из состояния оцепенения.

  • Дети подъем! Сон отменяется!

Сорвав со стульев первую попавшуюся одежду, подтолкнула детей к выходу из комнаты.

  • Маааам, что это???

  • Без понятия! Быстрее к выходу!

Но к выходу они  не успели. Пол уже не дрожал, он просто ходил ходуном. Удержаться на ногах было невозможно. Предметы зажили своей жизнью, подскакивая и падая по совершенно немыслимым  траекториям. Мелкое дребезжание и лязг слились в нескончаемый грохот. Нужно было срочно где-то укрыться. Подпрыгнула и упала со стола, разбившись вдребезги, ваза с цветами. Букет астр, тщательно составленный Никой разлетелся по полу разноцветными шарами. Стол! Ну конечно! Старый тяжелый стол! Говорить и даже кричать было бесполезно, Аля постаралась знаками объяснить детям, что нужно, опустившись на четвереньки, как можно быстрее пробираться к столу. Первой сообразила Ника и потянула за собой брата. Пытаясь, на сколько это было возможно, обойти многочисленные осколки дети поползли вперед. Аля подталкивала их, думая только о том, чтобы не прилетело еще что-нибудь сверху и не упало им на головы. Под руку попался край пледа, лежащего на диване, машинально она прихватила его с собой, как будто пушистая ткань могла хоть как-то защитить их от летящих со всех сторон предметов.

Путь до стола, занявший от силы минуту показался вечностью. Наконец Ника скрылась под столом, за свисающей с него скатертью и втянула за собой Никиту. Следом за ними проскользнула и Аля. Накинула плед на детей и замерла, обхватив их руками. Что делать дальше она не знала.              

…..

Привычный пейзаж  дороги, которую Леха топтал колесами своей фуры уже много лет, очень сильно изменился.

Проезжая мимо посёлков, Лёха видел одни только разрушения и редкие одинокие фигуры, копающиеся в дымящихся, а иногда и горящих развалинах. Не было видно ни техники, ни "скорых", ни пожарных.

Дым застилал все, скрывая появившиеся после землетрясения осыпи, провалы, разрушенные эстакады и мосты.

Остановившись в очередной многокилометровой пробке, Леха потянулся за чайником, попутно отметив, что запаса питьевой воды осталось мало. Надо бы остановиться у магазина, докупить.

Внезапно заработала, до сих пор отзывавшаяся только хрипом и шипением, рация.

“Уважаемые участники дорожного движения. пхрпш…. падение крупного метеорита на территории ….ПХРШШШШШ… Объявлено чрезвычайное положение ПШШШШШ…. Храняйте спок… ПШШШШ…”

Сколько он не крутил ручки настройки, рация не добавила больше ничего.

В надежде услышать хоть какие-то новости по радио, Леха включил магнитолу. Перебрал все станции, но везде было одно и то же — шорох и помехи. Телефон все так же молчал, лишь моргая значком “поиском сети”.

Включил автомобильный телевизор, может хоть там какие-то новости будут с подробностями, но телевидение, с недавнего времени перешедшее с аналогового вещания в цифровое, так же лишь шипело помехами.

Ну что, хоть какая-то, но все-таки информация, от которой уже можно как-то отталкиваться. Все же не Третья Мировая, но и не лучше. Самое основное, что он вынес из этого сообщения было то, что со своими проблемами по пути домой им, стоящим в этой пробке, придется разбираться самим.

Как  говаривал его закадычный друг, недавно закончивший карьеру дальнобойщика и ушедший в управление коммунального хозяйства города.

“После сильного снегопада, сначала мы, первым делом, чистим прокуратуру, затем суд, после администрацию, затем опять прокуратуру, а уж потом и все остальное”

Силы армии, МЧС и полиции, если они еще хотя бы каким-то образом сумели сохранить свою организацию, будут кинуты на наведение порядка в крупных городах, где сосредоточено наибольшее количество населения, а судьба тех, кто оказался в этих многокилометровых пробках в руках их самих.

…..

Казалось, что это никогда не закончится. Дом сотрясался как игрушечный.

Ужаса добавила наступившая темнота, разрываемая вспышками света, то краткими, то более продолжительными и при этом разных оттенков. От ослепительно белых, до кроваво-красных. Искать и объяснять себе причину этого феномена не было ни времени, ни желания. Да какое там! Хотелось забиться в какой-нибудь угол, лечь, закрыть глаза и не видеть, и не слышать всего этого кошмара. А более того, чтобы все это оказалось страшным сном. Сейчас бы открыть глаза, посмотреть в окно на небо, пусть не ясное, пусть покрытое облаками, но только чтобы оно было, и забыть этот  сон навсегда.

Но нет. Не получается. Некуда спрятаться. Инстинктивно прижав к себе детей она съежилась в ожидании самого страшного.

  • Мааам! Мама!Мамочка! Ты нас сейчас задушишь! 

Аля  расслабила руки и прислушалась.

Вспышки еще продолжались, но уже не такие сильные.  Пол и стены перестали ходить ходуном. Они осторожно выглянули из-под скатерти. Вещи застыли в самых невероятных местах. Даже в оконном проеме зависла одна из полок. В нескольких сантиметрах от стола оказалось кресло не доехав совсем чуть чуть до спрятавшихся под ним людей. Что или кого благодарить за то, что остались живы?

  • Маам! Что это было?

  • Что происходит?

  • На нас напали??

Старшая засыпала вопросами. Младший просто молчал. Огромные глаза, блестящие от слез, в разгорающемся свете пожара. Пожар!

  • Не знаю, дорогие мои. Мама сама ничего не понимает. Посидите тихо, сейчас подумаем что делать дальше.

Легко сказать — без паники и подумаем. Вот сделать сложнее.

По всем известным, правилам поведения в подобных ситуациях нужно порадоваться, что относительно целы и невредимы, Не считая нескольких порезов, синяков и ссадин, укрепить вокруг себя то,что возможно, и дальше просто ждать, когда вас спасут. Не пользоваться телефонами, зажигалками и т.д. чтобы не вызвать возгорание. Что там еще было? А! Закрыть нос и рот какой-нибудь влажной тканью! Найти бы ее еще в такой темноте, эту относительно чистую ткань и сделать ее влажной…

“А все же золотые у меня дети”- подумала Аля.- “Зря я на них ругаюсь. Ведь сидят, обнявшись, как два испуганных мышонка и молча, терпеливо ждут”.

  • Ничего не бойтесь, я сейчас, только посмотрю что там, на улице и вернусь.

  • Мам! Ты на улицу?! А как же мы?! — в голосе младшего послышались нотки истерики. Только не это!

  • Нет нет. Я никуда не выхожу, вот только влезу на кресло и попробую как-то осмотреться, кресло вот оно — рядом.

  • Тогда ладно…

Вылезать из этого, в общем-то ненадежного убежища было страшновато. Квартира была разорена полностью, на полу множество самых разнообразных осколков и всякой другой ерунды, готовой пропороть не только ногу, но и подошву ботинок.

Аккуратно расчищая себе путь, выбралась из-под стола, забралась на кресло. Повернулась к разбитому окну и застыла. Увиденное никак не укладывалось в голове. Город горел. По улицам между горящими остатками зданий бегали в панике люди. Крики, плач, ругань. Промышленный район горел одним огромным клубом пламени. Стало понятно, что помощи спасателей или чьей-то еще ждать нельзя.

  • Мам! что там такое?

  • Там? Ничего! Ничего хорошего. Нужно выбираться самим. Но для начала одеться и собрать то, что сможем найти полезного. Точнее успеем, пока до нас не добрался пожар.

В долбанной ЖиЖе теперь и текст нормально теперь не выложишь. То, что хотел выложить в виде ознакомительного отрывка, пришлось обрезать на 3/4… Скатились до Вконтактика, картинка и три слова к ней…
Публиковать придется на какой-то более подходящей площадке.
Но вообще. Любая литературная критика вполне себе приветствуется.
Если есть какие мудрые идеи, предложения по сюжету, не стесняемся, предлагаем. Скорей всего добавлю.

nurcatblog.livejournal.com

Добавить комментарий