Поиск

«Человек без свойств» Роберт Музиль


Однажды в Какании

Человек без свойств не говорит жизни "нет", он говорит: "еще нет".

Странное слово в заглавии, связанное в большинстве европейских языков с процессом дефекации, на самом деле было разговорным, хотя в несколько пренебрежительном ключе (вроде рашки для России), названием Австро-Венгрии, происходящим от kaiserlich und königlich (императорский и королевский) с аббревиатурой k. u. k. Нестественное в сути, образование озабочено поиском национальной идеи, которая могла бы сплотить народы в составе империи. Базис базисом, а рулит идеология. Создается специальный комитет, основная идея — близится тыща девятьсот восемнадцатый, юбилейный для правления Вильгельма II, вот объявим-ка мы его "Годом Австрии" (ничего не напоминает?), а пока займемся подготовкой торжеств с приличными масштабу откатами, грантами и тэдэ.

Дело происходит в тринадцатом году, но к четырнадцатому, сдается мне, они уже слишком хорошо интегрировали национальную идею в умы и сердца народов. Причем всех народов Европы, болтуны и в других странах старались на славу. К восемнадцатому праздновать стало уже нечего. Но пока на дворе благословенный тринадцатый, ничто не предвещает. В столицу, приезжает довольно молодой еще человек по имени Ульрих, такой Онегино-Печеринского склада господин: хорош собой, высокая степень финансовой независимости, спокойная уверенность в себе. И, в отличие от "лишних людей" русской литературы, профессионал. Математик, небесталанный, хотя Ньютона и Лейбница из него не вышло. В прошлом военный инженер. Выходец из верхов буржуазии. Легко обзаводится связямии. Имеет успех у женщин — боже, какой мужчина!

"Я хочу от тебя сына" — будет тоже, но позже. Теперь давайте по порядку. Собственно, Ульхрих взял тайм-аут, предположительно на год, дабы разобраться с собственным кризисом среднего возраста, не предполагая в этот год участвовать в социалльной жизни. Хотя отец, от чьего благорасположения в значительной степени зависит материальная сторона жизни Ульриха, засыпает того назидательными письмами о пользе труда и вреде безделья. Все как всегда. Однако пока герой снял целый небольшой замок, обустроил и обставил его по своему вкусу, превратив в премилый холостяцкий дворец, обзавелся любовницей, которую называет Леоной (сама она себя кличет как-то менее благозвучно) певичкой из варьете. Обжорой. Ну, булемия у девушки. Это будет нумер уно в череде побед.

Второй окажется мужняя жена (не кого-нибудь, а судьи) и нежная мать двух прекрасных мальчиков, эротоманка Бонадея, она спасет героя, избитого гопотой в одном из неблагополучных районов. Как видите. не на всех обаяние Ульриха действует одинаково. Забегая вперед, третьей будет дочь его старого друга Фишеля Герда, девушка интеллектуальная и, к ужасу отца, увлекающаяся идеями национал-социализма в том виде. в каком они зародались в начале десятых прошлого века. Так-то папа с радостью отдал бы руку и с ердце дочери старому приятелю, в котором видит респектабельного стабильного будущего зятя. Но вышло как вышло, сцена соблазнения очень напоминает ту, что в "Хождении по мукам", поэт и порывистая девушка, как бишь ее.

Сына (ну, вообще ребенка, хотя сама она убеждена, что как минимум это будет сверхчеловек, как максимум — мессия) от героя потребует его давняя подруга Кларисса, девушка высоких идей, большая поклонница Ницше. Она, понимаете, выходя замуж за своего Вальтера, думала, что он будет гений. А вышло как обычно, потому ситуацию нужно срочно исправить некоторым количеством семенной жидкости Человека без свойств. Кстати, так придумал называть Ульриха ее муж, слегка (и как видим, не без оснований) ревноваший любимую жену к другу.

Хотя прежде Отчизна в лице прекрасной и морально безупречно возвышенной кузыны героя Диотимы призовет его на подвиг, пользу себе обещающий. Потому что именно салон, куклы наследника Тутти, простите — жены директора Туцци станет средоточием, ядром, кузней, где будет коваться национальная идея, с которой начала рассказ о книге. Нет, эта благородная женщина шашней с кузеном водить не будет, она совершенство, а кроме того, влюблена в магната, имиллиардера, финансового гения и суперписателя Арнхейма

Да что ж это за книга такая, просто "Декамерон"! На самом деле нет. Она неспешная, тягуче-текучая, очень умная, исполненная философствований и одновременно ироничных точных ярких наблюдений — хочется разъять на цитаты. Магнум опус Музиля мало кто из читателей понимает и ценит, отчасти из-за объема, но большей частью потому что уровень нарратива, предлагаемый автором, трудно берется неподготовленным читателем. Но книга превосходна и о втором томе, который как раз сейчас заканчиваю, расскажу отдельно, в менее фривольном ключе.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий