Поиск

Большая Бочка Гейдельбергского замка


Знаменитый Гейдельбергский замок, вероятно, одну из главных достопримечательностей Германии времен позднего Средневековья, начали строить в 1559 году при курфюрсте Пфальца Фридрихе III из рода Виттельсбахов, а окончательный облик он приобрел только в 1674 году. В настоящее время в целом виде сохранились только здания, построенные в 17-м веке, руины же более же старых строений представляют собой лишь следы былого величия.

Геррит Беркхейд. Гейдельбергский замок.(1670)

Когда в 1576 году Фридрих III умер, ему наследовал старший сын Людвиг IV, поставивший своего младшего брата — 33-летнего Иоганна Казимира своим наместником в Гейдельберге. Замков тогда в Германии было много, времена были неспокойные, но хотелось Иоганну изюминки. А был он человеком эпикурейского склада, так что идея построить в подвалах замка громадную винную бочку представляется вполне логичной.

Известный в те времена бочар Михаэль Вернер из Ландау потратил 2 года неустанных трудов и до 130 дубовых стволов, чтобы создать в 1591 году чисто германское «восьмое чудо света» — винную бочку емкостью 127 тысяч литров. На тот момент Großes Fass des Heidelberger Schlosses («Большой Бочонок Гейдельбергского замка») был крупнейшим в Ойкумене деревянным винным бочонком. Но Вернер был перфекционистом и спустя 4 года он построил еще большую бочку емкостью от 140 до 145 кубометров в городке Хабельштадт в Саксонии-Ангальт.

Das vierte Große Fass des Heidelberger Schlosses. Четвертая Большая Бочка Гейдельбергского замка. 1896 год. Примерно в то время, когда её видел Марк Твен. С тех пор ничего не изменилось.

Известно, что свою работу он получил 6000 талеров. Сколько это на нынешние деньги ? Ну известно, что талер выпускавшийся в Саксонии с 1500 года содержал 29,2 грамма чистого серебра. Невозможно пересчитать те деньги на современные через покупательную способность, но если опираться на современную цену серебра, то получается, что Вернер получил за свою работу около 90 000 долларов США.

Весной 1945 американские бомбардировщики разбомбили Хабельштадт, уничтожив 80% всех зданий города, но бочка, известная как Gröninger Fass, уцелела.

Вернемся в Гейдельберг. Туда в 1594 году прибыл великий гуманист-практик, протестантский пастор Антон Преториус. Было ему в то время 34 года и он был известен по всей Германии как непримиримый борец с инквизицией, а конкретно с «колдовскими испытаниями» — пытками, под которыми совершенно безвинных людей заставляли признаваться в сотрудничестве с нечистой силой. Преториуса так поразила «Гейдельбергская бочка», что он восславил ее в своем стихотворении, в котором указал на Бочонок, как на материальное доказательство превосходства советского образа жизни протестантизма. Дескать только лютеране способны на строительство такого, а католики если что и могут так это голых мужиков лепить и клеить.

Gröninger Fass.Самая большая сохранившаяся средневековая винная бочка из дерева.
Все ей нипочем — ни время, ни американские бомбы.

Первый Гейдельбергский бочонок простоял в подвалах замка до Тридцатилетней войны, когда замок был частично разрушен, а с ним и супербочка. Ее остатки потом еще долго горели в очагах сохранившихся помещений замка. Спустя 16 лет после Вестфальского мира, которым окончилась самая разрушительная в истории Германии война (поверьте, даже Вторая Мировая по сравнению с Тридцатилетней — всего лишь короткая детская шалость), новый курфюрст Пфальца Карл I Людвиг (внучатый племянник Иоганна Казимира) заказал у местного бочара Иоханнеса Майера бочонок еще больших размеров, чем прежний.

Новый бочонок имел емкость 195 кубических метров, а сверху на нем был устроен танцпол. Но, хотя этот бочонок и пережил очередную войну (Война Аугсбургской лиги, она же Война за Пфальцское наследство — первая в истории Европы война, действия которой были перенесены и за океан, в Северную Америку, в историю которой она вошла как «Война короля Вильгельма»), длившуюся 4 года, но уже в 1702 году начал разваливаться и владельцы замка были вынуждены делать капитальный ремонт, который не дал особых результатов.

В 1724-28 годах началась еще одна капитальная реконструкция супербочонка, в результате которой его емкость достигла 202 кубометров. Однако, новая бочка, известная как «Третий бочонок» продолжала течь из за чего в 1740 году была окончательно демонтирована. И вот 28 августа 1751 года в правление курфюрста Карла Теодора, правившего с 1742 по 1799 годы был построен четвертый бочонок, который сохранился в рабочем состоянии и по сегодняшний день, оставаясь самой большой деревянной винной бочков в мире.

Посетители стоят возле самой бочки, поэтому можно оценить размер.
Объем бочки порядка 220 кубометров, диаметр 7 метров. Но по сути, это местный аналог «Царь-пушки».
Бочку не удалось сделать герметичной и она протекала. Поэтому она представляет собой просто экспонат для туристов
.

Когда бочку построили в XVIII веке, её ёмкость была 221,726 литров. На нем также как и на втором бочонке смонтирована платформа для зрителей, коих ежегодно посещает это, повторюсь, восьмое Германское чудо света до полумиллиона человек. Бочонок никогда не наполнялся до краев.

За более чем 250 лет, дерево немного ссохлось, и объём царь-бочки уменьшился до смехотворных 219,000. Кстати, насчёт объёма, вот что писал о Гейдельбергской бочке Марк Твен в своей книге «Прогулка за границей» (1880 год):
«Каждый слышал о великой Гейдельбергской Бочке, а большинство несомненно её и видели. Это винная бочка размером с домик, и некоторые в народе говорят, что в неё влезает восемнадцать тысяч бутылок, а другие рассказывают, будто она может вместить восемнадцать сот миллионов бочек. Думаю, вероятно одно из этих утверждений ошибочно, а другое ложно. Однако, вопрос вместительности этой штуки маловажен, так как бочка эта пуста, и, если верить истории, всегда была пустой. Пустая бочка, пусть даже размером с целый собор, меня не сильно возбуждает.»

Перкео

Рядом с Большой бочкой стоит ее талисман — фигура придворного шута XVIII века Карла Теодора, которую зовут Перкео. Имя карлика-итальянца, привезенного в качестве шута молодым Курфюрстом из Неаполитанского королевства, произошло от его постоянного ответа на вопрос: хочет ли он выпить еще вина? Перкео всегда отвечал: „Perche no?“ (почему нет?). По легенде шут ежедневно выпивал от 5 до 8 галлонов вина, то есть 20–30 литров — в это трудно поверить!
Легенда говорит, что умер карлик не от вина, а после того как выпил стакан воды. Сейчас Перкео является символом Гейдельбергского карнавала.

Марк Твен прав — в этой бочке практически никогда не хранили вино. Есть легенда, что один раз замок захватили французские солдаты. Все знают, как французы любят вино. Так вот солдаты дико обрадовались, думая что бочка полна вина, и начали её рубить. Отметины их стараний видны на царь-бочке по сей день!

Помимо Марка Твена, о Гейдельбергской бочке писали другие знаменитые авторы той эпохи. Она упоминается у Жюля Верна, Виктора Гюго, Вашингтона Ирвинга, и конечно же в историях о Бароне Мюнхгаузене.

Наверх можно подняться по лестнице которая пристроена сбоку.

Вдоль всей длины бочки идёт галерка.

А на верху есть платформа, которая служит танцполом во время вечеринок, которые иногда устраивают в замке!
Вот вид сверху бочки.
Царь-бочке явно тесно в её погребе, трудно представить, что её смогут когда-либо отсюда достать.
Даже найти ракурс, чтобы её нормально сфотографировать оказалось нелёгким заданием!

Большая Бочка.
Иллюстрация. XVIIIв.

Взято: https://sedov-05.livejournal.com/ в «Про Большую Бочку Гейдельбергского замка»

picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий