Поиск

«Тайная жизнь писателей» Гийом Мюссо


Кучедра

Если ты воображаешь, что писатели обладают теми моральными свойствами, которыми наделяют своих героев, то ты очень наивен, если не попросту глуп.

У современной французской литературы есть Жан-Поль Дюбуа, Анна Гавальда и Мюриэль Барбери. Потому авторы, вроде Максима Шаттама, Жоэля Диккера и Гийома Мюссо не нанесут ей сколько-нибудь серьезного урона (хотя попытки были). С трудом укладывается в голове, как могло случиться, что Гийом Мюссо один из самых продаваемых во Франции авторов, пока не вспоминаешь, что у нас тоже ведь есть Дарья Донцова, Юлия Шилова, Олег Рой. Просто тамошний аналог.

Нет, симпатягу, однажды решившего, что писать романы приятнее, чем торговать мороженым с уличного лотка, сама я читать больше не стану. Последнего, под одиозным названием "Тайная жизнь писателей" хватит, чтобы отвадить. Речь даже не о том, что не люблю сделанных книг. Случается, что вот так сложенный из готовых блоков роман оказывается неплох. Из недавнего "Воздух, которым ты дышишь" Пиблз: книга-конструкт, но собрана мастерски и с любовью, проложена сочными деталями, правдива в сути — вполне достойное чтение на выходе.

Дело в другом. Автор, кажется, всерьез уверен, что винигрет из клишированных ситуаций, абы-как соединенный и приправленный именем настоящего (во всех смыслах) писателя — это роман. Печально, но вслед за ним, в этом уверились издатель, журналисты, писавшие хвалебные отзывы; не слишком усердствоваший переводчик… Иван Литвинов, сделавший аудиоверсию, кажется единственным, кто осознает, насколько это плохо. По крайней мере, читает он в нехарактерной для себя утрированной манере.

Что здесь есть? Молодой человек, мнящий себя писателем и его дебют с идиотическим названием "Застенчивые вершины", отвергаемый всеми издательствами. Другой писатель, на сей раз известный, в зените славы удалившийся от мира на живописный островок, где ведет уединенную жизнь. С хамской бесцеремонностью, Мюссо называет гения-отшельника Фаулзом. Впрочем, для подметных французских детективов расширение таргет-группы посредством вынесения в заглавие или аннотацию знаменитого имени — так, чтобы в глаза бросилось и захотелось купить, а выяснять подробности времени не было — такое норма. Диккер тем же способом приподнял продажи, озаглавив книжку "Исчезновением Стефани Майлер"

Однако к нашим баранам. Что еще из насквозь шаблонного? Случайное падение приковывает героя к постели. Молодая красивая журналистка возвращает потерянную собаку — затворник. не желая признаться даже себе, заинтересовывается ею. Жестокое убийство с чертами ритуального. Неожиданно найденные интимные письма знаменитости. Тайна жестокого преступления двадцатилетней давности. Война в Югославии. продажа людей на органы (ну, как без этого?) Долгосрочная амнезия и неожиданное возвращение памяти. Любовь и месть. Огромные деньги на офшорных счетах.

Все сляпано как-попало и притянуто за уши. Ни одна деталь на деле не становится сюжетообразуюшей, да и сами детали вымученно искусственные, вроде чудовища из албанского фольклора кучедры на прикладе. Так и видится морщинка, прорезавшая прелестный лоб Гийома Мюссо, когда к нему приходит идея приляпать на ружжо, которое выстрелит в последнем акте, ориентального монстра: стильно, символично, метафорично!

Единственная обаятельная история во всем этом собрании несуразностей — о французской паре на Гаваях и утопленном фотоаппарате, всплывшем пятнадцать лет спустя. Впрочем, эта милота тоже прикручена к сюжету суровыми нитками и не производит впечатления сколько-нибудь органичной. В виде короткой повести или рассказа это могло бы стать жемчужиной, но за рассказ столько не заплатят, нет?

Но финал подлинный апофигей. Скажите мне пожалуйста, в каком месте искать нравственную составляющую и как для себя разрешают моральную дилемму люди, построившие маленькое трудное счастье на кровавых деньгах? Так-то пипл хавает, чо?

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий