Поиск

Про то, как Иван во внутренней Японии встретил месяц


Над горой сгустился туман.

Из тумана вышел бледный месяц и охлопал себя по карманам.

— Ещё один с соцопросом, — горько сказал конь. — Упс. Нет, Ваня, ещё хуже. Сейчас он будет резать, будет бить.

— Погоди, — зашептал Иван, приглядевшись, — похоже, он будет не это. Эй, эй, уважаемый.. ээ.. отрезок времени, что это вы затеяли?

— Коннитива, господа хорошие, — поклонился месяц. — Я, злосчастный Итигацу, потерявший лицо, пришёл сюда умереть и просил бы, как об особом одолжении, чтобы мне не лезли под руку.

— Для того, чтобы проткнуть себя ножом в девять с половиной сун, нужен хотя бы минимальный повод, — вежливо заметил Иван.

— Ну, знаешь ли, — возмутился месяц, — когда к тебе приходит бедная, несчастная тян с корзиной и просит положить в эту корзину малость мацуюкисо — потому что, видите ли, её мачехе посреди зимы не живётся без мацуюкисо — а где тебе их взять, ты же не сангацу какой-нибудь весенний; вот и получается, что только добросовестное сэппуку спасёт тебя от позора.

Иван обернулся к коню, чтобы узнать, какого он мнения на этот счёт, но коня не было. Пришлось выкручиваться самому.

— Уважаемый Итигацу-доно, — сказал он, желая потянуть время, — вы, главное, не торопитесь, Гэцуёби день тяжёлый, утро вечера мудренее и всё фигня, кроме мицубати, а если вдуматься, то и мицубати фигня. У меня вон конь пропал, у вас лицо. Давайте не будем искать лёгких путей, а сядем и подумаем конструктивно.

Конструктивно подумать не получилось, потому что в тумане раздался топот, и перед ними появился взмыленный конь с приличной охапкой мацуюкисо.

— Дышал на них, ну. Фухх. Пока не выросли. — объяснил конь. — На. Аригато не надо. Пойду, это, похожу, чтоб не запалиться, а то в гору бегом.

-Братаны, — прослезился месяц, — век вас не забуду. Я убываю исключительно по необходимости, но я вам пригожусь, — и убыл в туман вместе с мацуюкисо.

Туман продолжал сгущаться. kolobok-forever.livejournal.com

Добавить комментарий