Поиск

Мы не запрещаем, мы просто это сделаем невозможным.


Лучше у костра от водки, чем в подъезде от наркоты.

Давние читатели моего блога знают, что когда-то, правда, уже давно, работая в школе с "трудными подростками" я занимался организацией детского и юношеского туризма. Не тем туризмом, который сейчас им называется, а настоящим. С дождем, костром, палатками, гитарой и комарами.

На новогодние каникулы решил вывести класс, в котором учится ребенок, на природу. Показать детям, что в мире еще есть, кроме компьютеров и смартфонов.

А ради любопытства, решил погуглить, какие нынче требования регулирующих органов по организации походов с детьми. Их и в мое время было не мало, но сейчас это стало что-то с чем-то. Трусость чиновника за свое кресло переходит все границы, детским туризмом явно занимаются люди, которые палатку и костер только по телевизору видели. И движение АУЕ явно не на ровном месте возникло и ширится.

Нашел, у ZNAKа.  Ну вы почитайте сами, убедитесь.

За последние 10 лет количество детей, охваченных каким-либо видом активного туризма — будь то поход или экскурсия, сократилось с 2 до 1 млн человек в год. Только за 2017 год количество детских палаточных лагерей в России уменьшилось на 20%. На 85 регионов их осталось едва тысяча. Таковы данные Союза организаторов детского активного туризма (СОДАТ). Похоже, что организованный детский туризм в России вымирает как вид. Одна из главных причин — озабоченность чиновников и законодателей безопасностью детей, порой доходящая до абсурда. Однако голоса противников ограничений еле слышны на фоне медийного резонанса вокруг трагедий, связанных с гибелью детей.

Эхо карельской трагедии

Сферу детского активного туризма, едва не убитую в 1990-х и чрезмерно зарегулированную в 2000-х, окончательно подкосила трагедия 2016 года на Сямозере (Карелия). Из-за безалаберности взрослых и шторма тогда погибли 14 детей (11-15 лет), отдыхавших в частном лагере «Парк-отель Сямозеро». Разбирательство идет до сих пор. В апреле в Петрозаводском горсуде, например, стартовало слушание по делу экс-главы управления Роспотребнадзора по Карелии Анатолия Коваленко и его бывшего заместителя, теперешнего и. о. руководителя ведомства Людмилы Котович. Обоих обвиняют в халатности, повлекшей тяжкие последствия (по ч.3 ст. 293 УК РФ).

Проблема, впрочем, куда шире серии уголовных дел. «После Сямозера огромное количество чиновников решило, что проще все запретить и тем самым оградить себя по максимуму от возможных проблем. То, что глава Роспотребнадзора Карелии и заместитель попали под следствие, а затем под суд, только укрепило уверенность в этом», — говорит председатель совета СОДАТ Сергей Грицун.

Почва для запретительно-карательной практики в России создана отменная. Только список законодательных актов, регламентирующих сферу детского туризма, на данный момент состоит из 96 пунктов и занимает 11 страниц машинописного текста. Что-то осталось в наследство еще от законодательной базы СССР. Что-то дополнялось позже различными министерствами и ведомствами, часто без согласования между собой. По словам Грицуна, это привело «к такой чехарде и хаосу, в которых трудно разобраться даже профессиональному юристу».

Объем ЖЖ слишком мал, что бы разместить текст полностью, дочитать можно здесь

nurcatblog.livejournal.com

Добавить комментарий