Поиск

Про то, как Иван нашёл Кощееву смерть


Иван тщательно запер двери и обошёл дворцовый покой, желая убедиться, что все окна и форточки тоже закрыты как следует. Затем застелил чистой холстиной дорогой стол из рыбьего зуба и последовательно разложил на ней ломик, рогатину, кинжал, лук, маленькую серебряную ложечку, топор и кусачки. Оглядел хозяйским взглядом инструменты и ложечку поправил. Достал из поставца чарку и штоф водки, не спеша налил, выпил, крякнул, обтёр усы и занюхал луковицей. Поплевал на руки и взялся за ломик.

Это был юбилейный, шестисотый сундук. Ещё в бытность свою юным царевичем Ванятка задался благородной целью найти Кощееву смерть и изничтожить злодея самым решительным образом. Много с тех пор воды утекло, много полегло медведей и прочей живности, а придворный иностранец Фабержей обогатился, скупая оптом скорлупу от расколотых яиц и делая из неё сувениры. Ванятка стал Иванушкой, а потом Иваном и получил прозвище «Седьмой», потому что ровно шесть Иванов в царском роду до него проводили свои дни в неустанной борьбе с сундуками.

К сожалению, всё это были не те сундуки. Их везли со всех концов света, сундуки были самые разные, и медведи из них вылезали самые разные (деду нынешнего Ивана, помнится, попался даже белый, из-за чего его сын вынужден был сесть на царство гораздо раньше, чем предполагал), утки, зайцы и иглы также отличались разнообразием, но беда в том, что Кощей в результате всех этих действий так ни разу и не умер.

Но этот сундук — огромный, неподьемный, кованый, поросший мхом и соплями, — уж точно был такой, какой надо. Отработанным движением Иван поддел замок и тот, хрястнув, разломился на две неравноценные половины. Иван отскочил и схватил рогатину.

Из сундука, однако, никто не лез. Немного подождав, Иван концом рогатины осторожно ковырнул крышку сундука, но ничего не произошло. Иван подошёл ближе и ткнул в щель рогатиной. Заиграла тихая музыка, и крышка открылась.

Заглянув внутрь, Иван увидел там потёртого плюшевого медвежонка и пошерудил его рогатиной. Внезапно пуговичные глаза начали вращаться, и медведь заорал дурниной:

— ЕСЛИ Я ЧЕШУ В ЗАТЫЛКЕ, НЕ-БЕ-ДА!
В ГОЛОВЕ МОЕЙ ОПИЛКИ, ДА-ДА-ДА!!

Иван без замаха ударил туда, откуда исходил голос. Что-то щёлкнуло, и игрушка заговорила низким унылым медленным басом:

— Когда.. он.. прикроет.. ярость.. и злобу.. свинячьих глаз,
Когда он.. сложит.. лапы..с поникшей.. головой..

Иван тыкал плюшевую тварь рогатиной до тех пор, пока та, зашипев, не смолкла. Вытер холодный пот со лба, налил, выпил и сразу налил ещё. Край чарки неприятно колотился о зубы. Из останков медведя сочилась вода, образуя маленькие ручейки; Иван соединил ручейки носком сапога, и те немедленно образовали стрежень, на который выплывали расписные да мазаевы челны. На переднем ехал заяц, ехал заяц на втором.. глаза у Ивана слипались, но он точно помнил, что нужно пропустить всех зайцев и схватить последнего, именуемого Чернавкой, и тогда выйдешь со дна морского на белый свет.

— Я крайний заяц, а не последний, — поправил заяц, наливая себе в Иванову рюмку.

— Ахтыжбл.. ты чё? Ты чё тут расселся-то? — вскричал Иван.

— И правда, расселся, — легко согласился заяц,- не к добру это. Он хотел было ещё что-то добавить, но в этот момент окончательно расселся на две половины, явив взору Ивана хрустальную медицинскую утку, сквозь которую явственно просвечивало золото.

Иван должен был ещё выпить, прежде чем взяться за топор — он всегда плохо переносил сундучные мороки. Примерившись, он размахнулся и попал в самую цокушку. Утка с тихим звоном рассыпалась. Иван наклонился и поднял тяжёлое горячее золотое яйцо.

С яйцом пришлось повозиться, потому что оно было коварнейшим образом выполнено с левой резьбой, тогда как стандартные золотые яйца имеют правую, но всё же минут через пятнадцать Иван держал на ладони обычную, ничем не примечательную иглу от «Зингера». Он бережно уложил её в спичечный коробок, решив изломать при личной встрече с Кощеем.

kolobok-forever.livejournal.com

Добавить комментарий