Поиск

102 года назад. День Учредительного Собрания



Рисунок, изображающий заседание Учредительного Собрания 5-6 (18-19) января 1918 года. Зал уже наводнён матросами, один из которых ведёт диалог с председателем. Красная ткань закрывает огромный портрет императора Николая II, украшавший этот зал в Таврическом дворце, где до Февраля 1917 года заседала Государственная Дума

19 (6) января 1918 года, ранним утром, крылатым мемом матроса-анархиста Железняка «Караул устал!» закрылось первое и единственное заседание Всероссийского Учредительного Собрания. Первого и вплоть до 1990-х годов последнего российского буржуазного парламента, избранного на основе «четырёххвостки».
Напомню партии, которые совершили 102 года назад это дело.
Большевики. В тот момент назывались РСДРП(б). Эта партия в представлениях до сего дня не нуждается… В бюллетенях большевики имели номер пять. Эта цифра настолько стойко ассоциировалась с ними, что игральную карту «пятёрка» и через десятилетие шутливо называли «большевичкой».


Открытка Владимира Табурина из серии «Дети-политики». Большевик и меньшевик. 1917 год

Предвыборные плакаты:

Левые эсеры. Вторая по численности советская партия того времени. Наследница народничества, пыталась спасти имя и дело эсеровской партии, которая оказалась в числе противников Октября.
Из воспоминаний Л. Троцкого: “Надо, конечно, разогнать Учредительное собрание, — говорил Ленин, — но вот, как насчёт левых эсеров?
Нас, однако, очень утешил старик Натансон [старый народник, один из лидеров левых эсеров]. Он зашёл к нам “посоветоваться” и с первых же слов сказал:
— А ведь придётся, пожалуй, разогнать Учредительное собрание силой.
— Браво! — воскликнул Ленин, — что верно, то верно! А пойдут ли на это ваши?
— У нас некоторые колеблются, но я думаю, что, в конце концов, согласятся, — ответил Натансон”.


Открытка Владимира Табурина из серии «Дети-политики». Социал-революционер. 1917 год


Открытка Владимира Табурина из серии «Дети-политики». Анархист. 1917 год

Анархисты. Это была не одна партия, а множество мелких групп, но к Учредиловке они все или почти все относились отрицательно. Особенно отличился в день российского парламентаризма матрос Железняк и его отряд. Чуть позднее, с трибуны III съезда Советов, Анатолий Железняков поделился тем, как он разгонял Учредилку: «Когда для нас стало ясно, что другого выхода нет, мы вошли в зал и потребовали разойтись, «ибо мы устали». И эти трусы разбежались!.. Если бы потребовалось применить против врагов революции оружие, у нас не дрогнула бы рука! Чтобы защитить власть Советов, мы готовы на все!.. Мы готовы расстрелять не единицы, а сотни и тысячи, ежели понадобится миллион, то и миллион!».
Но вот ещё типичные для позиции анархистов стихи из газеты «Буревестник» за январь 1918-го:
Нам «учредилку» предлагают,
Но мы не верим в этот бред, —
Пусть обездоленные знают,
Что это — смерти силуэт.

Для полноты картины вот ещё мнение с другой стороны баррикады, адмирала А.В. Колчака: «То Учредительное собрание, которое мы получили, которое было разогнано большевиками и которое с места запело «Интернационал» под руководством Чернова, вызвало со стороны большинства лиц, с которыми я сталкивался, отрицательное отношение. Считали, что оно было искусственным и партийным. Это было и моё мнение. Я считал, что если у большевиков и мало положительных сторон, то разгон этого Учредительного собрания является их заслугой, что это надо поставить им в плюс».


Памятник Анатолию Железнякову


1917 год. Предвыборная агитация в Петрограде на выборах в Учредительное Собрание


Рисунок «Учредилка» Владимира Маяковского для агитационных «Окон РОСТА». 1921 год foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий