Поиск

Зеленый фургон не останавливается больше здесь


Вопреки обыкновению показ не сопровождался навязчивым анонсированием, прошел при минимальной "арт-подготовке" и за две недели демонстрации я не заметил актеров "Зеленого фургона" в ток-шоу, что совсем уж странно — сложилось ощущение, будто теленачальники (допустим, производство не собственное, продукция покупная, но рейтинг же все равно требуется нагонять, иначе проще снять с эфира…) чего-то стесняются. А вот чего именно — вопрос: то ли посредственного художественного качества (но это что-то новенькое, бывало и хуже — не стеснялись), то ли чересчур уж по сегодняшним понятиям неприглядного образа советской ГБ (что более серьезно, да и более неожиданно).

Исходная затея понятна — зацепиться, что сейчас в принципе принято, модно и распространено, за некогда популярное название (хотя "Зеленый фургон", по-моему, практически забыт… поколение до 30 едва ли слыхало о нем, а у моих ровесников и старше совершенно другие фильмы, даже из числа советских и аналогичного жанра, считались "культовыми") и одновременно поймать с новой силой накатывающую волну популярности одесского колорита, на самом деле, конечно, псевдо-одесского, каким он видится со стороны, из далека, через призму десятилетиями формировавшихся штампов, попутно пнув "украинский национализм", похихикать над "их деревенским диалектом". Вот и новый "Зеленый фургон" с подзаголовком "совсем другая история", с песнями Максима Дунаевского на титрах (не бог весть какие шлягеры, но отрабатывают общую задачу: "я вам скажу, что родом я с Одессы"), с Дмитрием Харатьяном в главной роли, за тридцать с лишним лет не помолодевшим, но и с подросшим Семеном Трескуновым, с постоянными и весьма неловкими отсылками к старому сюжету (который на ходу приходится вспоминать, и тогда обнаруживается, что все было не так, каким видится нынче…), с неловкими, корявыми наворотами свежих интриг в криминогенной обстановке воображаемой послевоенной Одессы 1946 года.

Допустим, детективная линия волей-неволей малость затягивает, хотя выстроена она и неумело, и как будто лениво. Завязкой служат массовые отравления паленой водкой — лишний раз напоминая о том, как горящий революционным энтузиазмом милиционер Владимир Патрикеев в исполнении юного Дмитрия Харатьяна боролся в Одессе 1920-х годов с самогонщиками (признаться, если б не эти настойчивые подсказки, я бы сам и не вспомнил, хотя оригинальный "Зеленый фургон" в свое время, конечно, видел… давно). Но к середине 16-серийного опуса преступники, проходящие по данному делу, мертвы, а дело раскрыто — и именно в таком порядке: изничтожают бандитов не милиционеры, как-то они преимущественно сами гибнут в конкурентной борьбе и междусобойных разборках. Тут на пустом месте возникает новое дело и новое расследование — злодейств банды кровожадных налетчиков под предводительством Гриши Арнаутского, и ведется оно примерно с тем же успехом. Однако простой, бытовой криминал, будь то водка или ювелирка — побочное производство, а все криминальные дела сшиты (и надо признать, белыми нитками) в одно мега-преступление, которое задумал давно проживающий и служащий в Москве, но урожденный потомственный одессит подполковник Зиновьев, он же Ермаков, сын адвоката Ермакова, известного и памятного (ну может быть кому-то…) под бандитской кличкой Червень.

Подполковник Зиновьев, служа в ГБ, но люто ненавидя советскую власть и матушку-Россию с Украиной вкупе, задумал бежать из СССР, но не с пустыми руками, а прихватив пол-тонны золота из Гохрана, предназначенного для отправки в Турции сообразно неким планам товарища Сталина. Товарищ Зиновьев решил товарища Сталина перехитрить, для чего нанял в Одессе бандитов, чтоб они из краденых украшений наплавили золота, обработали им бруски свинца, во время дозаправки намереваясь настоящее золото подменить свинцом, отправить самолет дальше в Турцию, подложив в него бомбу, а с золотом нелегально морем выбраться за пределы им же охраняемого отечества. Но сперва подручные засветились (попутно с переплавкой золота приторговывая левой водкой, словно делать им нечего…), а потом и ценный груз из-под носа у подполковника увели, вывезли… что забавно — на том самом пресловутом зеленом фургоне с двумя розочками!

Несуразица криминальных перипетий против ожидания особо не напрягает — хотя с каждым следующим поворотом все сильнее отдает детсадовскими играми. Но куда удивительнее в "совсем другой истории" про зеленый фургон повороты мелодраматические: этого круга событий 16-серийного фильма хватило бы на "Санта-Барбару" и еще на "Дикую Розу" осталось бы! Владимир Патрикеев, после тюрьмы, сражений за советскую власть в Средней Азии, очередного ареста и лагеря (куда его перед войной отправил зловещий Зиновьев усилиями майора Гончаренко, которого впоследствии уже после победы сам и отравил гэбистским спец-ядом), штрафбата и победоносной войны мирно заведует парковым тиром. Но для розыска изготовителей смертельной водки начальник одесского УГРО (невнятный персонаж Александра Коршунова) привлекает отставника к внештатной работе — у Патрикеева и личный мотив находится: выпивал с фронтовыми друзьями и аккурат паленая водка попалась, Патрикееву повезло, но один из собутыльников умер, а второго, по кличке Боцман (типа яркий, но одномерный и при этом драматургически несуразный подстать сюжету в целом герой Артура Вахи), еле откачали. Так Патрикеев оказывается подчиненным в группе, возглавляет которую считай подросток, едва успевший повоевать и только начинающий осваивать профессию следователя старший сержант Евгений Красавин (это вот и есть Семен Трескунов).

Через некоторое время выясняется, что Евгений Красавин — сын бывшей жены Патрикеева, после ареста отказавшейся от мужа Людмилы (Наталья Вдовина). Затем — что погибший от преступной руки отец Евгения был вовсе не милиционером, а напротив, бандитом-конокрадом по кличке Красавчик, с которым Патрикеев, престарелый подчиненный сержанта, когда-то нещадно боролся, и не преступники Красавина-старшего убили, а менты. Но, как говорится, есть и хорошие новости — Красавчик не отец Красавину, на самом деле Евгений — родной сын Патрикеева, а фамилию второго мужа себе взяла и дала ребенку Людмила после ареста первого. Мало того — брак Людмилы с Красавчиком был фиктивным: оказывается, старший Красавин, даром что конокрад, человеком был хорошим, и женился на Людмиле, чтоб ее спасти, а настоящую семью имел с налетчицей Катькой Жарь (на удивление тонко сыгранная Екатериной Дуровой роль, учитывая качество материала…) и от нее прижил сына Юру, тоже, разумеется, Красавчика. Теперь Красавин и Красавчик-младший влюбились оба и единовременно в постового сержанта — девушку, девушку… не скажешь ведь в сержантку, в постовую… или постовицу? — и оказались соперниками, попутно с разных сторон замешанные в план подполковника Зиновьева: пока Красавин с Патрикеевым разоблачают оборотня в погонах ГБ, Красавчик с матерью и похищают золото, которое Зиновьев похитил у государства.

От красавчиков без того в глазах рябит, но на мой вкус главная фишка сценария сводится к тому, что выходцы сплошь из интеллигентского круга, с хорошим образованием, попавшие в водоворот революции, гражданской войны и последующих событий основные персонажи истории до кучи играли в свое время в одном театре, участвовали в одном спектакле — "Ромео и Джульетта": да-да, и Патрикеев, и Катька, и даже Зиновьев, тогда еще Ермаков (этот за падре Лоренцо выступал), о чем напоминает и фотография, и порой проскакивающие в диалогах шекспировские цитаты. Может такой театральный "бэкграунд" хоть как-то позволяет списать на условность все прочие несуразицы сюжетной канвы, ходульность и вместе с тем внутренние противоречия персонажей, а также грубость большинства актерских работ? Во всяком случае кроме еще не нарастившего коросту штампов Семена Трескунова, покойной Екатерины Дуровой и может быть отчасти Натальи Вдовиной в роли вдовы при живом муже смотреть на артистов больно и стыдно. Одни наяривают тот самый "одесский колорит" (как Артур Ваха-Боцман, как соседка Людмилы и Евгения, якобы "типичная одесситка" тетя Роза), другие эксплуатируют более универсальные краски.

Особенно искусственными, считай опереточными выглядят персонажи, связанные с линией гипнотизеров Бауэров и примкнувшей к ним дочери испанского коммуниста Эммануэль: слепой кудесник Бауэр-старший (Александр Раппопорт), комично-демоничный его сын Виктор с тонкими усиками (Вячеслав Манучаров), роковая красотка Эммануэль, обладающая даром гипноза ученица старшего Бауэра и любовница во время немецкой оккупации Одессы лже-ученого, любителя экспериментов на людях Бауэра-младшего — все они тоже своего рода банда, перед войной шантажируемые все тем же неугомонным Зиновьевым-Ермаковым, выкрали для него из краеведческого музея чудодейственный перстень скифского царя, дарующий его обладателю магическую силу — так к нелепостям криминальным и мелодраматическим довеском примешиваются заодно и мистические. И все это заквашено на якобы "одесском" говоре, на строчках из песен Утесова с Бернесом — а отснято в настолько ограниченном количестве локаций, что привкус оперетки вытесняет из сериала последние крупицы живого, художественного, да и просто осмысленного.

Кроме всего прочего, милиционеры в "Зеленом фургоне" — непрофессиональны, беспомощны, а про соблюдение хотя бы для видимости процессуальных норм и речи нет. Бандиты от них уходят легко, и если б преступники не поубивали себя сами — ментам подавно не сдобровать. К примеру, третий в патрикеевско-красавинской опер-группе, следователь-ветеран Соломон Самуилович, когда бандиты похищают у него внучку, соглашается убить в больнице важнейшего для расследования дела свидетеля, и убивает, и коллеги об этом узнают, и… ничего, продолжают следствие… с прежним успехом, то есть вовсе без такового. Патрикеев и сам не лучше. Зато юный Красавин демонстрирует чудеса оперативного дарования, для одной из подстав (закончившейся в итоге, что характерно, столь же безрезультатно, как и все остальные начинания горе-оперов) даже переодеваясь… девчонкой: Семена Трескунова можно поздравить с почином, дальнейшее развитие актерской карьеры следует ожидать по принятой нынче в цивилизованно мире схеме — инвалид, гей, женщина.

Пока персонажи-менты выясняют отношения, углубляются в семейное прошлое, наряжаются и крутят романы (сперва папа-Патрикеев с испанкой Эммануэль, а позже, когда Людмила откажет Боцману и Патрикеев типа "вернется в семью" спустя двадцать лет, настанет через Красавина и его борьбы с названным братом Красавчиком за сердце сержанта на посту…), остальные герои мрут как мухи. Вообще персонажам, вернее, авторам "Зеленого фургона" человека убить — что стакан воды из графина налить: Шекспиру не снились подобные горы трупов! Погибают, перебитые если не подполковником Зиновьевым, то друг дружкой и изготовители ядовитой водки, и их пособники-торговцы, и оба Бауэра, и налетчики, и Эммануэль (до того успевшая застрелить еще одного мента, капитана Петрова, ее домогавшегося, а спасая Патрикеева, сбросившаяся с крыши вместе с уголовником, которого сама же наняла, чтоб избавиться от капитанского трупа!), а под конец уже и Боцман, подрядившийся вывезти Зиновьева в Турцию. Зиновьев, подстреливший Боцмана (и некоторых членов его небольшой команды), запоздало гибнет от руки Патрикеева — тот, как Гамлет, не захотел врага убивать раньше срока, дождался, пока Зиновьев загубит еще десяток-другой жизней, покусится на его сына, убьет его друга, и уж тогда — без суда и следствия… Но уж те, кто выживают — те до старости живут, и Катька Жарь, сообщается под занавес, после десятилетий криминальной деятельности вновь станет артисткой музыкального театра!

А что же с золотом? Очевидно, магический перстень, в обладание которым так уперся подполковник Зиновьев (спасая себя, Бауэр раскрыл его местонахождение — перстень был спрятан… в архиве уголовного розыска, в гипсовой статуе ню, которую слепой Бауэр собственноручно по памяти и на ощупь лепил с хранительницы этого архива… по ее словам — очень точно слепил! не хватало только, чтоб Виктор Бауэр оказался их общим с ментовской архивисткой сыном…), злодею не помог, и даже офицерское звание, высокая должность в МГБ, не уберегла от разоблачения — правда, оставшиеся гэбисты (и особенно бойкий капитан, персонаж Ярослава Жалнина, в стремлении сделать Патрикеева сообщником Зиновьева подбрасывающий тому ампулу с ядом, которым Зиновьев отравил своего ставшего ненужным протеже Гончаренко) еще меньше внушают надежду, в последних сериях зверская гэбистская сущность, отнюдь не персонально в двурушнике Зиновьева сосредоточенная, вылезает таким крупным планом, что уж не поэтому ли сериал от греха и остереглись слишком активно рекламировать? Но вот пол-тонны золота все же не пропали — Катька с сыном-Красавчиком, украв зиновьевское (государственное) золотишко, переплавили его в форме якоря, и этот якорь взамен как бы потерянного на шхуну Боцману приспособили. За то, что с Зиновьевым они буквально в одной лодке окажутся, сценаристом отдельную шекспировскую премию стоило бы выписать — однако Зиновьев мертв, Патрикеев с Людмилой, Красавин с сержантом, раненый Красавчик обещает выздороветь… До золота ли тут — бросай якоря! И уж подавно не до перстня.

Но если без шуток, обнаруживается в безумной фабуле этого "троцкистско-зиновьевского заговора" один сквозной и неожиданно здравый мотив. За исключением главных героев-ментов практически все персонажи "Зеленого фургона", от мелкого одесского жулика до высокопоставленного офицера ГБ в Москве, вне зависимости от материального благополучия, характера, национальности (продажный майор Гончаренко, враг Патрикеева — понятно, говорит исключительно на украинском; Бауэры — этнические немцы, и остается только гадать, что ж они не ушли с соплеменниками под конец войны; Эммануэль — испанка и т.д.) — мечтают лишь об одном: свалить куда подальше. Но и в Патрикеева от прежних идеалов мало что сохранилось, и Красавину они не передались: про коммунизм, светлое будущее, революционные мечты — речь более не заходит, обустроить бы как-нибудь мирную жизнь — и то бы ладно. А уж их противникам до того осточертела и советская власть, за которую боролся молодой Патрикеев, и пуще того вся эта страна-"победительница", что ничего не жаль и легче погибнуть, чем остаться.
https://users.livejournal.com/-arlekin-/4145131.html

ПС
еще одно мнение про опус Сендыка https://www.kino-teatr.ru/kino/art/serial/5554/

movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий